Русская линия
Русская линия Дмитрий Девяткин10.11.2005 

Чудо обретения трезвости

Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии представляет опыт православной приходской трезвенной работы в приходе храма святителя Николая Чудотворца, в селе Ромашково Московской области. Общину трезвости или, по-другому, семейный клуб трезвости возглавляет в этом приходе настоятель храма, профессиональный врач-психиатр, протоиерей Алексий Бабурин. Отец Алексий является также председателем Отдела по работе с медицинскими учреждениями Московской епархии. О личном опыте преодоления алкоголизма и о примерах многолетней трезвой жизни подопечных отца Алексия Бабурина рассказывает Дмитрий Девяткин.

Протоиерей Алексий Бабурин с православными трезвенниками прихода храма святителя Николая Чудотворца села Ромашково
Протоиерей Алексий Бабурин с православными трезвенниками прихода храма святителя Николая Чудотворца села Ромашково
Я погибал от алкоголя и, судя по всему, шансы на спасение, на то, что удастся свернуть с погибельного пути, были мизерны. Я ещё не дошёл до такой стадии, когда пьют каждый день и просыпаются с одной и той же мыслью: «Где опохмелиться?». Но уже появилось ощущение, что мне всё тяжелее сдерживать желание выпить, что ещё тяжелее остановится, когда уже выпил.

Я жил от запоя до запоя. Сценарий набил оскомину. Сначала хочется выпить «немножко"… Причём причины для первой рюмки были одновременно и разные, и одинаковые. По одёжке — разные, а по сути они походили друг на друга, как близнецы и иногда хотелось горько смеяться, видя как они с легкостью цепляют меня на крючок. Ничего нового, оригинального, впору было встречать очередные помыслы словами: «Ну, здравствуйте, что вы наплетёте в этот раз?» Плывёшь к наживке, а внутренний голос робко говорит: ты ловился на это тысячу раз, знаешь наизусть этот пагубный путь, и чем он заканчивается.

Так вот, сначала хочется принять «немножко», потом пошло-поехало… Заколдованный круг. Накуролесил, не пошёл на работу, ещё что-то — и выйти из запоя всё сложнее, ведь такой клубок проблем ждёт — кажется век не распутать. Постоянно оттягиваешь момент свидания с действительностью. Думаешь: «Вот, если бы всё рассосалось само собой, вернулось на прежние места — многое бы отдал за это. А уж больше не буду пить — никогда, ни капли».

Свежо предание, как говорит моя мама…

В глазах жены видишь недоверие. Не верит она уже обещаниям — миллион раз я ей обещал. Пусть не верит, а я докажу… Она-то не знает, как я твёрдо решил! Да!!! Но скоро всё повторяется…

Да что рассказывать! Каждый, кто прошёл или проходит путь приобретения алкогольной зависимости, знает наизусть, чем заканчиваются подобные обещания. У всех всё одинаково, словно под копирку.

Наступил момент, когда я понял, что «попал». Надо как-то выбираться, а сил нет. Есть лишь робкое такое желание бросить, неустойчивое.

Пошёл кодироваться раз, другой… Первый раз продержался месяцев восемь (а срок кодировки был год). Второй раз — и того меньше. Потом «вшивка», «парапсихолог», ещё что-то. Результат отрицательный. Держался, пока были свежи воспоминания об абстиненции, о кошмаре проблем и т. д. Потом всё это сглаживалось, а наружу вылезало ощущение, что «могу сам», что можно умеренно… ну хотя бы немного… хотя бы пивка. И не помогали никакие средства, никакие «врачи». Потому что не было главного, не было стержня, не было мотивации жить трезво.

И вот Господь приводит меня в общину (или, по-другому, семейный клуб трезвости) при храме святителя Николая Чудотворца в селе Ромашково Московской области. Что это за общество трезвых людей, что там делают, я не имел представления. Был лишь перед глазами пример уже непьющего человека.

Будучи крещенным, верующим к этому времени я не был, в храм не ходил; знал три молитвы (какая-то добрая попутчица научила): Иисусову, «Отче наш» и «Богородицу», и иногда повторял их про себя, особенно когда тяжко было. Вместе с тем, было ощущение, что кто-то ведёт и учит. Да, о Боге я вспоминал, когда припирало, но именно тогда-то и чувствовал Его присутствие. Удивительное дело, живём, чудим-безобразничаем, и нет для нас ни Творца, ни Спасителя, одни наши прихоти. А чуть что — Господи, помоги! Обещаем, клянёмся, что исправимся, но стоит жизни наладиться, нормализоваться — опять атеисты!

Первый раз на собрание общины я ехал с беспокойством, неуверенностью и настороженностью. Думал, вот набросятся, начнутся расспросы…, да и вообще там незнакомые люди и т. п. Как мне сказали, для начала нужно представиться, рассказать о себе, о проблемах, которые привели сюда. Делиться же сразу самым больным я был не готов… Но оказалось, никто и не думал настаивать на мгновенной откровенности. Наоборот, встретили очень тепло, приняли тут же за своего, и я как-то разом почувствовал себя в «семейном клубе» как в семье. Сидят сердечные люди, пьют чай, общаются…

Вот кто-то рассказывает, что опять сорвался. Страдает, мучается, да и стыдно ему перед товарищами. Но его боль становится общей. Ему сочувствуют, обсуждают, как всё произошло и как избежать срывов в дальнейшем. Все включаются в обсуждение, делятся собственным опытом. Потом поздравляют с годовщиной обета трезвости нескольких членов общины, дарят книги…

Вот, думаю, люди не пьют уже не первый год без всяких там кодирований, одним лишь словом держатся!

Два часа первой встречи пролетели мгновенно, и я решил ездить в Ромашково каждую среду. Владимир Ю., тот самый, кто и привёл меня в общину, напутствовал меня так: «Главное — не пропускать, пропустишь пару занятий — запьёшь». И, действительно, несколько раз подмечал: одну среду прогуляешь — на следующей неделе так «закрутит», такие убедительные объяснения найдутся, чтобы опять не идти на занятия! А дальше — как предсказано. Я понял, что залогом воздержания является регулярность посещения.

Первое время приходилось себя за шиворот тащить в Ромашково. Зато, какой душевный подъем после собраний!!! И удивительное дело — вроде простые встречи с чаепитием, беседами на всякие темы, причем не обязательно затрагивающие проблемы алкоголизма и наркомании, а такой позитивный настрой, такая тихая радость; и всего этого хватает на неделю, до следующей встречи.

А ещё на первой встрече мне дали текст чудной, трогательной молитвы: «Иисусе Сладчайший! Пьянство одолело меня! Душа моя изныла, исстрадалась вся от несчастной слабости моей!… Знаю, что своими силами мне не справиться с собою… даруй мне силу и крепость воли, да изгоню вон гнездящуюся во мне страсть…». Сказали, что обязательно надо читать эту молитву каждый день, что я и постарался ввести в привычку наряду с «регулярностью сред».

Я почувствовал, что что-то незримо меняется, обретается тот самый стержень. Это Чудо! Казалось бы такие незначительные усилия — и уже такой эффект. «Эта картина типична для большинства членов нашей общины: после того, как человек начинает её регулярно посещать, он через некоторое время пить прекращает. В чем «механизм» этого явления, для меня такая же загадка, как и то, в чем механизм алкогольной зависимости», — поясняет брат во Христе Олег.

Потихонечку стала меняться моя жизнь. Нет, срывы ещё случались, но всё реже, и, как правило, именно в моменты, когда я расслаблялся, пропускал общину, службы. Да, мало-помалу, я стал воцерковляться, стал посещать воскресные службы, праздники. Господь Своей милостью приводил меня к Себе. Храм, община приобретали для меня всё большее значение, занимали в моей жизни всё больше места.

Вообще, многих страждущих путь в общину в итоге приводил к Богу. Многие рассматривают свою страсть, как особый «инструмент», с помощью которого через скорби и страдания Господь открывал глаза, вразумлял и исцелял уже в широком смысле этого слова. Действительно всё то, что происходит с людьми в общине и вне её часто иначе, как чудом и не назвать! Настолько явно присутствие благодати Святаго Духа на собраниях, участие Господа в судьбах семей, ходящих сюда, настолько невероятны те ощущения, которые сопровождают общинников после собрания, настолько разительны изменения, происходящие с людьми, искренне жаждущими исцеления!

Вот бывший наркоман, а ныне почтенный глава семейства, заслуженный артист России. Вот женщина, дошедшая до лишения родительских прав, а ныне глубоко верующая, праведно живущая счастливая мать. Вот человек, благообразной внешности, сдержанный, рассудительный, интересующийся богословием, играющий в театре. Всё у него есть — руководящая работа, 3-х комнатную квартиру получил бесплатно, сын родился — это в 50-то лет! Никогда не поверишь, что этот человек был вспыльчивым, агрессивным алкоголиком, неоднократно сидевшим в тюрьме. А эта девушка, заканчивающая МГИМО и эта, учащаяся на журфаке МГУ — кто скажет, что не так давно они «плотно сидели на игле»?

Люба говорит: «Я допилась буквально до психушки». Сейчас она воцерковлённый, творческий человек. «Я пришёл в общину, только для того, чтобы не попасть в тюрьму из-за наркомании, мне нужна была справка, что я лечусь» — говорит Дмитрий. Сейчас он почти постоянно живёт в монастыре. Бывает всякое, но он понял, что без Бога пропадёт. Карина была на последней стадии наркомании, ещё бы немного — и всё!

К слову, статистика общины свидетельствует о том, что до 80% людей, зависимых от алкоголизма и наркомании, посещающих семейный клуб трезвости, обретают «устойчивую ремиссию», по сути, исцеляются. Какая, самая гениальная, но чисто медицинская, методика может дать хотя бы половину этого результата?! И это притом, что на оставшиеся 20% попадают, как правило, те, кто не счёл нужным регулярно приходить на встречи и либо совсем прекратил ходить, либо появляется от случая к случаю. А уж если считать только тех общинников, кто выполняет требование правил не пропускать занятий хотя бы первые год-два, пока не «укрепится», то наберётся почти 100%.

Крайне важно, чтобы человек, приехавший в общину, осознал всю свою немощь, прочувствовал, что своими силами ему не справиться, таким образом, вручил себя в руки Господа, приготовил «прямыми стези Ему», чтобы никакая самость, никакая гордыня не мешали Богу.

Вместе с тем, необходимо полностью исключить для себя спиртное, вычеркнуть его из своей жизни навсегда. Необходимо умереть для алкоголя, умереть для прошлой жизни и заново родиться в новой, где нет места для выпивок. Самое сложное здесь и самое страшное для осознания — это слово «навсегда». Трезвость на всю жизнь пугает, пожалуй, больше всего. Как же так? Жил, пил, а тут… навечно! Но по-другому нельзя.

Надо расстаться с иллюзиями, что когда-нибудь можно будет пить «умеренно», «как все», «по праздникам». Следует посмотреть правде в глаза: никогда «умеренно» да «культурно» не получится. Что называется, или всё, или ничего — или трезвость, или алкоголизм «во всей красе».

Но вот верный выбор сделан. Что дальше? А дальше предстоит учиться жить. Учиться решать жизненные вопросы, общаться, праздновать — всё без алкоголя. Это по началу так же трудно, как учиться ходить. Но за то, какие награды потом! Как всё поменяется! Какое качество жизни будет! Какая настоящая, а не поддельная радость! Какие истинные, а не лживые удовольствия и мнимые наслаждения!

«Конечно, большую роль играет та атмосфера единодушия и взаимной теплоты, которая царит на наших собраниях. Мне никогда прежде не приходилось встречать такой компании единомышленников, разных по возрасту и не связанных общей профессиональной направленностью, как это, например, бывает в студенческой или бардовской среде. Существенно, конечно, что этой «единой мыслью» является именно православное христианство (а то ведь, говорят, в среде террористов-народовльцев тоже царила очень теплая атмосфера взаимопонимания).

Хотя — наши беседы вовсе не всегда являются «чистым удовольствием». Нередко у рассказывающих о своих проблемах наворачиваются на глаза слезы, особенно у родителей, чьи дети наркоманы. Тем не менее, с собрания всякий раз уходишь с чувством… очищения?.. Не совсем точно… Наверное так: с чувством возвращения в устойчивое состояние. Мир становится на какое-то время менее неуютным», — рассказывает Олег.

Семейный клуб трезвости предполагает всестороннюю вовлечённость в трезвый образ жизни. Правила требуют, чтобы перестал пить не только сам зависимый, но и все члены семьи, по возможности, всё окружение. Батюшка Алексий Бабурин говорит, что нужно сделать так, чтобы ничто не напоминало о прежней жизни. Дома не должно быть не только спиртных напитков, но и рюмок, любых предметов, способных спровоцировать ненужные воспоминания. Само собой, ближние должны проявить солидарность и исключить алкоголь из своей жизни как будто они сами зависимые.

А ещё отец Алексий говорит, что наркомания и алкоголизм — это не только болезнь, но и грех: «С точки зрения медицины — это болезнь, с точки зрения психологии — зависимость, с духовной — страсть. Как сребролюбие, властолюбие, блуд». Понятно, что, сколько не услаждай себя — не насытишься, ведь нужно будет каждый раз искать всё более и более изощренные способы, чтобы удовлетворить «ненасытную утробу» развращенной страстями души. Чем больше получил удовольствий, тем труднее угодить себе впредь.

Батюшка говорит о трезвости в самом широком понимании. Трезвость во всём! Он призывает нас стремиться к воздержанию не только в употреблении спиртного, но и в пище, и в интимных отношениях, и в словах. Чтобы избавиться от страсти, считает отец Алексий, надо посвятить истинной духовности всю жизнь.

Я понял, что чем дальше буду продвигаться в вере, чем больше буду воцерковляться, чем чаще буду прибегать к исповеди и причастию, тем больше Господь будет входить в мою жизнь, тем легче мне будет справиться со своей страстью, тем богаче и содержательнее станет моя жизнь. И я потихоньку готовился к особому таинству — даче обета трезвости. Только этот шаг мог подвести зримую черту под моей прошлой жизнью, поставить точку.

Обычно обеты трезвости даются пред мощами святого угодника Божия в каком-нибудь паломничестве. Вообще, совместная общинная паломническая поездка — это всегда настолько удивительное и наполненное самыми неожиданными происшествиями и впечатлениями мероприятие, что оно ещё долго является предметом обсуждения и надолго остается в памяти. В одной из таких поездок я и сподобился дать обет трезвости.

9 июня 2003 года мы отправились в Нило-Столобенский монастырь на престольный праздник обретения в 1667 году мощей преподобного Нила Столобенского. Монастырь находится в Тверской области недалеко от озера Селигер. Для меня дача обета вообще наполнена чуть ли не мистическим смыслом. Во-первых, отправляясь в паломничество, я не надеялся, что батюшка благословит давать обет трезвости, поскольку уже неоднократно получал отказ в силу неготовности, и не было оснований полагать, что на этот раз будет по-другому. Во-вторых, сама поездка лично для нас с супругой была под большим вопросом из-за того, что внезапно изменились ранее оговоренные сроки паломничества. Первой мыслью было: «Всё, не попадаем, никак не попадаем». И одновременно с этим: «Надо попасть, обязательно надо попасть». Было подсознательное ощущение личной важности этого паломничества. Пришлось искать пути, что-то устраивать, чем-то жертвовать… а вернее всего, Господь устроил всё наилучшим образом. И вот, когда собрались перед службой на Святой горке, и батюшка начал записывать дающих обет, я робко, без особой надежды спросил: «А мне можно?"… И батюшка благословил!.. Все перевернулось!.. Вот оно!.. Всё окружающее стало чётче и приобрело какой-то дополнительный смысл… Я ходил и ощущал себя на пороге чего-то… Новой жизни что ли…

«Боже мой, какое чудо — эта икона!», — ворвался в мои мысли голос нашего экскурсовода-«энциклопедиста» Александра (члена общины)…

Смотрю — удивительный образ, на котором изображены преподобный Нил Столобенский и великомученик Димитрий Солунский!.. Два моих святых рядом!.. Димитрий Солунский, чьё имя ношу (хотя об этом и не подозревают мои родители), и в день памяти которого родился и принял святое крещение, и преподобный Нил, пред мощами которого предстоит дать обет трезвости и кого в помощь по таинству обета определяет Господь при этом новом рождении! Два великих покровителя — на одной иконе! Меня почти охватил священный трепет. Тем более, по словам Александра, подобную икону он видел впервые — это при его-то эрудиции!

И вот время пришло! Мы собрались в Богоявленском соборе, и наступила духовная кульминация. Девять человек, рабов Божиих, созрели и были сподоблены Господом, благословлены преподобным Нилом Столобенским, и допущены о. Алексием для душеспасительного таинства дачи обета трезвости, причём восемь из них на всю жизнь, пред мощами преподобного.

Тишина, торжественность… Каким-то чудом нашему батюшке удалось договориться о том, чтобы открыли мощи преподобного Нила Столобенского… В висках стучит, всё напряжено, гулко раздаются слова обета, идет помазание… Когда подходишь прикладываться к святым мощам, чуть ли ни физически ощущается присутствие преподобного… Он становится Ангелом-Хранителем, он теперь с тобой!

«Но обет не прекращает духовной брани…», — говорит отец Алексий. Да, расслабляться нельзя. Нужно бодрствовать и быть начеку. Как на эскалаторе, бегущем вниз, под тебя, надо всё время идти, всё время стремиться вверх. Нельзя допустить, чтобы одна страсть заменила другую, а так, к сожалению, бывает: бросил человек пить, но стал игроком, завязал с наркотиками, но стал алкоголиком или в уныние впал. «И бывает для человека того последнее хуже первого» (Евангелие от Луки, гл. 11, ст. 26).

Работы над собой непочатый край! Победил одну страсть — берись за следующую. Кстати, спустя полгода Господь сподобил меня дать обет от курения. Вот ещё одно чудо! Лет 15 курил, всё время пытался бросить. Держался день-два, потом срывался. У меня уже наработался на этом целый «комплекс бросания». Я уже думал, что после сотен попыток ничего не выйдет. А тут — 2 января 2004 года. На день святого праведного отца Иоанна Кронштадского, пред его иконой, с надеждой на его молитвенную помощь дал обет — и как отрезало! Даже тяги практически не было! Дивны дела Твои, Господи! А говорят — чудес не бывает!

Катя рассказывает, как приехала первый раз в Ромашково: «Отца Алексия в храме не оказалось. Узнаю, что исповедовать сегодня будет не он. Что ж, не судьба, поеду домой.

— Не уходите, пожалуйста, раз уж приехали. Дождитесь исповеди, она — через час. Здесь у нас чудеса происходят, люди на глазах меняются, — не отпускал меня местный алтарник.

— Ну да, чудеса, — мысленно хмыкнула я. — Не бывает на свете таких чудес. И уж тем более на глазах. Как можно увидеть, что происходит в душе человека? Хоть и очень симпатичный этот алтарник ромашковского храма — сразу видно, добрый, чистый человек, но я ему не верю.

Потом я буду повторять эту же — почти слово в слово — фразу своим спивающимся друзьям и знакомым (коих, увы, немало), да и родному мужу:

— Приходи к нам в общину, там настоящие чудеса происходят. На глазах люди другими становятся.

И буду видеть недоверие:

— Ну да, «на глазах». «Чудеса». Выдумывай больше. Мы не из таковских, нас душеспасительными беседами не проймешь…

Это я теперь вижу снова и снова, как восстанавливаются семьи, как молодеют на глазах матери, хорошеют измученные пьянством мужей жены… А главное — вижу глаза тех, кто окружает меня теперь каждую среду».

К слову, не всегда и не все в нашем обществе дают обет трезвости. Тот же Олег следует благословению своего духовного наставника, который сказал: «Можешь не давать обет, но поступай так же, как те, кто дал». А Владимир вообще считает себя человеком неверующим и, при этом, регулярные посещения собраний общины помогают ему воздерживается от алкоголя и курения уже больше двух лет.

О. Алексий создаёт особую атмосферу на собраниях. Домашнюю, семейную, душевную. Он учит нас тактичности, уважению друг ко другу, сердечности, состраданию. Учит не советовать. Хочешь — поделись собственным опытом, выскажи своё мнение, но не навязывай. Учит не вешать ярлыков, не судить и не осуждать. Учит слушать другого и вникать, стараться понять. Старожилы здесь не забывают, кем они были, что прошли, от чего избавились, из какой ямы выбрались, поэтому им сложно превозноситься перед новичками — вот, мол, мы какие молодцы! Наоборот, вновь пришедшие не дают им забыть своё прошлое. Так происходит взаимное обогащение. А новеньким, конечно, пример вот этих благополучных, здоровых, счастливых, сразу видно, людей даёт силу, даёт убеждение, что новый образ жизни не фантастика, а реальность! А главное, батюшка побуждает нас к духовному совершенствованию, показывает путь избавления от страстей.

Как же хочется, чтобы как можно больше людей узнали об этой дороге! Как можно больше погибающих обрели надежду!

В конце ХIХ — начале ХХ столетия в России только лишь обозначилась проблема народного пьянства, но уже и тогда Русская Православная Церковь стала во главе общероссийского трезвенного движения. С 1889 года, после Указа Святейшего Синода, в котором духовенство призывалось на борьбу с пьянством, стали повсеместно организовываться общества трезвости, в том числе приходские, в которых, кстати, была распространена практика дачи обетов трезвости. К 1912 году таких обществ насчитывалось около 2000, в которых числилось до полумиллиона трезвенников!!! Причем это была живая всесторонняя работа, включающая в себя массу социальных проектов, имеющих целью отвлечь народ от пьянства: «Устраиваются чайные и столовые, где чай и пища даются хорошего качества и за дешёвую цену; открываются специализированные книжные лавки и библиотеки; создаются воскресные школы для членов обществ и их детей; проходят беседы в храмах; организуются паломничества; организуются ночлежные приюты, бюро трудоустройства, швейные мастерские, лечебницы для алкоголиков…». (Гусев Г. В. «История трезвенного движения в Русской Православной Церкви»). Было же всё это и если бы не 1917 год, кто знает, может, уже давно стала бы Россия трезвой!

http://rusk.ru/st.php?idar=14452

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru