Русская линия
Новая политика Александр Крылов09.11.2005 

Исламский бунт

Во Франции одиннадцатые сутки продолжаются беспорядки. Число французских городов, охваченных беспорядками, продолжает увеличиваться. С наступлением темноты банды бесчинствующей молодежи жгут автомобили (сожжено более 1500 транспортных средств), церкви, школы, медицинские центры, почтовые и полицейские отделения. Временами дело доходит до стрельбы: участники беспорядков открывают огонь по полицейским и закидывают их камнями.

Беспорядки начались 28 октября пригородах Парижа, населенных преимущественно выходцами из Северной Африки. Затем волнения перекинулись в центр французской столицы. К настоящему времени насилие охватило огромную территорию — от немецкой границы до Атлантики и Средиземного моря, от Страсбура на востоке до Нанта на западе, Марселя и Ниццы на юге. По заявлениям представителей МВД Франции, прошлая ночь ознаменована «заметным снижением» числа погромов.

Беспорядки уже перекинулись на соседние Бельгию и Германию, в столицах которых также начались ночные поджоги автомобилей. Как и во Франции, поджоги совершаются в тех частях города, где высока доля выходцев из мусульманских стран. Несмотря на оптимистичные заявления официальных представителей, очевидно, что власти стран Западной Европы пока не нашли действенного средства обуздания погромщиков. По словам премьера-министра страны Доминика де Вильпена, республика отвечает на массовые беспорядки «стойкостью и решительностью». Официальные представители всячески подчеркивают социально-экономический характер выступлений молодежи. Они явно избегают говорить о религиозной принадлежности юных «геростратов». Невольно складывается впечатление, что властям страшно признаться в том, что происходящие события не являются банальным молодежным бунтом или хулиганством. Но то, о чем предпочитают молчать, уже очевидно всем: это бунт исламской молодежи и в нем не принимают участия подростки из других религиозных общин.

Ислам пришел в Западную Европу всего несколько десятилетий назад. После Второй мировой войны мусульман здесь практически не было. Первая массовая миграция была связана с войной в Алжире (1954−1962). После вынужденного согласия Франции на провозглашение независимости этого североафриканского государства, сотни тысяч местных мусульман воспользовались появившейся возможностью переехать в свою бывшую метрополию. В настоящее время во Франции находится самая крупная мусульманская община: от 5 до 7 миллионов мусульман (до 10% от общего числа населения) и ислам стал второй по численности религией страны после католицизма.

Многочисленные мусульманские общины имеются также в Германии (4 млн.), Великобритании (1.7 млн.), Италии и Голландии (по 1 млн.). Значительные мусульманские общины разбросаны по всем без исключения западноевропейским странам. Реальное количество мусульман в Западной Европе не знает никто, так как наряду с легальными иммигрантами и их потомками здесь проживают многие миллионы нелегальных, которые отсутствуют в данных официальной статистики. По разным подсчетам в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 миллионов мусульман.

Большие мусульманские пригороды, населенные темнокожими гражданами имеются вокруг Парижа, Берлина и ряда других крупных европейских городов. Большинство современных французских мусульман оставляют потомки выходцев с арабского Магриба (Алжир, Тунис, Марокко). В Германии, Голландии, Австрии и Дании мусульманское сообщество в основном представлено потомками турецких эмигрантов. Британские мусульмане — в большинстве потомки выходцев из Британской Индии (Пакистан и Бангладеш). Значительное количество мусульман проживает в США. В основном они относятся к двум наиболее многочисленным группам: коренные мусульмане-афроамериканцы (потомки ввезенных из Африки рабов) и мусульмане-иммигранты.

В последнее время численность европейских мусульман стремительно растет. Этому способствует высокая рождаемость в мусульманских семьях, в которых среднее количество детей как правило не ниже четырех. Многодетность мусульманских семей контрастирует с кризисом традиционных семейных ценностей у коренных европейцев. Важнейшим демократическим завоеванием современной западной цивилизации провозглашена свобода гомосексуальных отношений, причем в ряде стран (Голландия, Бельгия, Канада, Испания и Швейцария, а также ряд штатов США) были законодательно разрешены однополые браки. Наряду с ростом численности сексуальных меньшинств сокращению коренного (атеистического или номинально-христианского) населения Западной Европы способствует сознательный отказ от рождения детей, так как многие европейцы считают, что дети станут для них помехой в карьере или попросту помешают вести привычную и комфортную жизнь. Семьи, которые имеют одного ребенка, редко решаются на рождение второго. Играет роль и воинствующая феминистская пропаганда, утверждающая, что дети препятствуют женщине занять достойное место в обществе. Отказ от традиционных семейных ценностей и нравственный кризис общества способствует росту популярности ислама даже в среде коренного населения Европы. Во Франции численность белых французов-мусульман уже превышает 50 тысяч человек и это значительно превосходит число русских мусульман в России.

В течение нескольких десятилетий трудности демографического и экономического характера вынуждали страны Евросоюза легализовать и даже пропагандировать иммиграцию из мусульманских стран. Европейские политики считали неприличным даже задавать вопрос, совместимы ли в принципе современная Европа и ислам? Они проповедали идеи толерантности и мультикультурализма, которые были несовместимы с взглядами Сэмюэля Хантингтона, который в своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» утверждал, что Европа и Ислам — это два антипода, две изначально враждебные антагонистические цивилизации. Наоборот, господствовало мнение, что интеграция мусульманской диаспоры в европейское общество будет способствовать сближению христианской и исламской цивилизаций. Обоснованием подобных оптимистичных представлений служили примеры, когда вчерашние малограмотные гастарбайтеры или их потомки успешно вписывались в европейскую действительность, делали успешную карьеру и даже становились депутатами Европарламента. Но широко пропагандировавшиеся примеры подобного рода были единичными, они не отражали реальной картины и лишь дезориентировали общество, да и саму политическую элиту Западной Европы.

Основная проблема состояла в том, что процесс культурной интеграции мусульман в европейское общество был сильно затруднен из-за их приверженности исламским ценностям. Причем в отличие от иммигрантов первой волны, неприятие окружающей действительности в среде мусульман второго и третьего поколения постоянно нарастало и приобретало все более радикальные формы. Исламизации духовной способствовала Саудовская Аравия, ежегодно выделявшая на пропаганду Корана и строительство мечетей 30 миллионов франков. В результате число мечетей во Франции достигло 3 тысяч. Уже во второй половине 1990-х годов молодые мусульмане Европы начали проявлять все большую нетерпимость к таким европейским ценностям, как сексуальное равенство, свобода религии, свобода слова, обеспечение прав сексуальных меньшинств и т. д. В школах, которые посещали юные мусульмане, становилось все труднее преподавать определенные предметы. С годами в многих школах стало невозможно преподавать историю Холокоста, теорию происхождения жизни, развития видов и человечества, а также другие предметы, которые казались совершенно неприемлемыми в глазах юных мусульман.

Постепенно в школах с мусульманскими учениками утвердилась сексуальная сегрегация: мальчики садились в одной части класса, а девочки — в другой, в больницах участились отказы от лечения женщины врачом-мужчиной или мужчины — женщиной. Всего десять лет назад, мусульманские платки хиджабы носили только пожилые женщины. Сейчас их носит половина женского мусульманского населения Франции, а в некоторых муниципальных образованиях Франции эта цифра достигает 80 процентов.

Юные мусульмане Европы больше не ограничиваются тем, что сами живут по законам ислама. В большинстве случаев девушки и женщины-мусульманки не были свободны в своем выборе: чаще всего они были вынуждены надеть хиджабы под давлением родственников или общины. Согласно специальным исследованиям, проведенным французскими властями, в некоторых европейских городах девушка-мусульманка, которая отказывается носить платок, «рискует подвергнуться оскорблениям, физической агрессии, сексуальному насилию и даже коллективному изнасилованию». Во Франции подобные акты агрессии по отношению к инакомыслящим внутри мусульманской общины происходят регулярно. Рост исламского фундаментализма в среде европейских мусульман создал благоприятные условия для политизации ислама в Европе.

До конца 1990-х исламистские политические партии в Европе не существовали. Сейчас они появились во Франции и Бельгии. Пока они немногочисленны и не представлены в парламенте. Но уже есть первые успехи: в Бельгии в мае 2003 г. «Parti de la Citoyennete et Prosperite» (PCP, Партия гражданства и процветания), которая проповедует радикальный ислам, набрала более 8 тысяч голосов на выборах в Брюсселе. С 2000 г. число антисемитских выступлений в Европе резко возросло. За последние четыре года в городах были зарегистрированы сотни актов агрессии со стороны мусульманской молодежи.

В начале третьего тысячелетия европейские мусульмане превратились в активную политическую силу. Весной и летом 2001 г. массовые акции были проведены британскими мусульманами в фабричных городах средней Англии. В 2002 г. во время парламентских выборов во Франции массовые демонстрации французских мусульман в значительной мере парализовали активность правоэкстремистского Национального Фронта. Европейские мусульмане во многом способствовали выработке Европой самостоятельной позиции по вопросу войны в Ираке в 2003 г. Зимой 2003/2004 гг. были проведены широкомасштабные акции европейских мусульман, которые были направлены против запрета французским Министерством образования ношения хиджаба в школах. В европейских городах постоянно проходят массовые марши в поддержку народа Палестины, против политики США и Израиля. Европа уже стала ареной деятельности исламских террористов, организовавших взрывы в Мадриде 11 марта 2004 г. и убийство голландского режиссера Тео Ван Гога в Амстердаме 2 ноября 2004 г.

За несколько десятилетий ислам превратился в важнейший фактор европейской общественной жизни. Без учета этого фактора невозможен сколько-нибудь серьезный прогноз будущего развития Европы, да и всего современного мира. Большинство мусульман Европы так и не интегрировалось в европейскую действительность и сознательно отказывается принимать западноевропейский образ жизни, мораль и ценности. Отказываясь от европейской идентичности, они делают выбор в пользу «чистого» ислама в его аравийской разновидности и ощущают себя в первую очередь частью всемирной мусульманской общины численностью более 1 млрд. человек. Сложившаяся демографическая ситуация укрепляет мусульман в уверенности, что рано или поздно Западная Европа станет частью исламского мира. Некоторые аналитики утверждают, что уже в недалеком будущем именно Франция станет первой исламской страной Западной Европы. Вряд ли события будут развиваться в столь стремительном темпе. Но тенденция роста влияния ислама очевидна: ее наглядным и уродливым по своей форме проявлением стал нынешний бунт мусульманской молодежи в городах Западной Европы. И чем дольше местные власти будут закрывать глаза на исламскую проблему, тем сложнее будет найти адекватные методы ее решения.

http://www.novopol.ru/material3927.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru