Русская линия
Русская линия Александр Каплин08.11.2005 

Правые организации г. Харькова (1902−1917 гг.). Краткий очерк истории
Доклад на конференции «Право-консервативные проекты выхода из социально-политического кризиса в начале ХХ века и современность. К 100-летию Союза Русского Народа». Москва, 28 октября 2005 года

Выступает А.Д.КаплинО деятельности правых организаций в Харькове не только широкому читателю, но даже и специалистам известно совсем немного. Это, безусловно, обедняет представление об истории предреволюционной России начала ХХ в.

В данном кратком очерке особое внимание (с использованием архивных документов и малодоступной периодики), будет уделено последним месяцам жизни А.С. Вязигина [20, 33].

По переписи 1897 г. Харьков занимал 8-е место в Российской Империи (около 174 тыс. чел.), из них 89,1% составляли русские: 109 914 чел (63,17%) великороссы, 45 092 (25,92%) малороссы [29, с.13]. В границах сегодняшней Украины это был город-стотысячник с самым высоким процентом людей, назвавших русский язык родным.

Евреев было 9848 чел. (5,66%), 3969 (2,28%) поляков, 2353 немцев, более 1000 цыган, 760 магометан, 207 караимов и т. д. [29, с.13].

Рост населения города был скачкообразным и очень быстрым: 1903 г.- 205 тыс. чел.; 1907 г.- 220 тыс. чел.; 1916 — ок. 283 тыс., т. е за 19 лет прирост населения составил около 109 тыс. чел. [29, с. 13 ].

Между племенными (этническими) группами процентное соотношение в начале ХХ в. практически не менялось.

Но вот активность малых племенных групп в различных сферах никак не соответствовала их процентной доле.

Уже в 1876 г. среди купцов 1-й гильдии иудеи по численности превосходили православных, среди которых преобладали великороссы [7, с.163].

В 1907 г. среди купцов 1-й гильдии иудеи составляли уже 86,2% [7, с.163]. Но особенно их число увеличилось в годы Первой мировой войны в связи с эвакуацией из прифронтовой зоны.

Среди купцов 2-й гильдии долгое время было больше православных, но в 1913 г. численность купцов 1-й и 2- гильдии уравнялась, а в 1917 г. произошёл массовый переход купцов из 1-й гильдии во 2-ую [7, с.163]. Немало среди купцов и промышленников было поляков, немцев, караимов и т. д. Так, последние владели практически всеми табачными предприятиями.

Важную роль в Харькове играли учебные заведения, особенно университет. И среди преподавательского, студенческого состава, и среди представителей так называемых свободных профессий наблюдались во многом те же тенденции, что отмечались выше в купечестве (уменьшение в процентном отношении числа русских).

Причём «инородцы ощутительно» проявляли «противоречащую исконно русским началам деятельность» [44, с.3]. В 1899—1901 гг. активизируются антиправительственные студенческие выступления. К этому времени в Харькове социал-демократами был уже создан комитет (1898 г.). Харьков был одним из центров эсеров. Здесь действовало ядро их боевой организации. Нельзя не вспомнить маёвку 1900 г. Городскую Думу возглавлял либерал.

Эти и другие факторы привели к тому, что наиболее выдающаяся русская часть харьковской профессуры принимает решение более активно включиться в общественную деятельность. В 1902 г. они направили заявление в Совет Русского Собрания с просьбой открыть Харьковский Отдел.

Вот как об этом рассказал один из инициаторов профессор-историк П.Н. Буцинский: «…основанием для возбуждения…ходатайства… послужила настоятельная необходимость в борьбе с надвигающимися силами космополитизма, влияние которого становится столь ощутительно в жизни русского провинциального общества» [44, с.2].

Весной 1902 г. во время Великого поста между студентами Харьковского университета образовалась группа лиц (около 50 чел.) «пожелавших противодействовать возникавшим в то время забастовкам учащейся молодёжи и успевших воспрепятствовать студенческим сходкам и прекращению учебных занятий. На этот добрый почин отозвались некоторые профессора университета, принявшие под своё покровительство благонамеренную группу студентов… Но для достижения существенных результатов как в области духовного воздействия на молодёжь», так и с целью влияния на общественные настроения, необходима была организация русских людей [44, с.2].

Первоначально предполагалось образовать в Харькове самостоятельное общество. Однако, некоторые члены Русского Собрания, проживающие в Харькове, предложили создать отдел уже существующего Русского Собрания. Это позволяло ставить одни цели и получать поддержку из центра.

Учитывая местную специфику, решили выработать и некоторые особые положения. Для того чтобы не дать возможности провокаторам проникнуть в организацию, было решено просить Совет Русского Собрания:

«1) чтобы лица, проживающие в Харькове, могли быть принимаемы в действительные члены Русского Собрания не иначе, как по предложению Совета Харьковского Отдела, и 2) чтобы члены Совета Харьковского Отдела избирались из действительных членов Русского Собрания, а из числа членов названного Совета и председатель и делопроизводитель утверждались Советом Русского Собрания». Впоследствии к вышеназванному была добавлена просьба и об утверждении товарища председателя Отдела [44, с.3].

Кроме этого право решения о закрытии Харьковского Отдела предоставлялось Совету Русского Собрания.

23 февраля 1903 г. Совет Русского Собрания в Петербурге получил разрешение учредить в г. Харькове первый Отдел (ХОРС), который должен был действовать на основании Устава «Русского Собрания» и «Особого к нему Добавле- ния». Этот почин привел к тому, что вскоре отделы РС возникли практически во всех крупных центрах России.

Ходатайство было одобрено и харьковским губернатором И.Н. Оболенским, на которого в 1902 г. было предпринято покушение.

22 марта 1903 г. учредители выбрали из своей среды для управления делами Отдела Совет из 6 профессоров: председателем был избран А.С. Вязигин, товарищем председателя — Я.А. Анфимов, делопроизводителем — Я.А. Денисов, казначеем — В.И. Альбицкий, членами Совета П.Н. Буцинский и Н.К. Кульчицкий [44, с.3].

Следует обратить внимание, что Совет ХОРСа состоял из выдающихся профессоров университета, где Н.К. Кульчицкий, например, в 1897—1901 гг. был деканом медицинского факультета [11, с.107−109], а в 1916 г. стал последним министром народного просвещения Российской Империи; проф. Я.А. Анфимов — возглавлял медицинские общества и т. д. [30].

Но особое место занимал Андрей Сергеевич Вязигин (15.10.1867- 24.10.1919), потомственный дворянин, великолепный оратор, одарённый историк, эктраординарный профессор по кафедре всеобщей истории Харьковского университета. Научные работы А.С. Вязигина по истории папства в XI в., личности Папы Григория VII высоко оценивались русскими и зарубежными специалистами и не утратили научной ценности до сих пор. Он уже с 1902 г. начал издавать журнал «Мирный труд», ставший со временем лучшим провинциальным «толстым» журналом правого толка [24].

Первый номер «Мирного труда» вышел в феврале 1902. В течение первого года вышло 5 выпусков журнала. Подводя итог первого года издания, Вязигин отмечал, что журнал достиг своей цели, сплотив разрозненных доселе национально мыслящих представителей русского образованного слоя в Харькове. Однако редактор откровенно говорил и об ошибках.

Научно-литературными рамки журнала не позволяли высказываться по актуальным общественным вопросам. Журнал должен был стать ежемесячным. С 1 янв. 1904 он, действительно станет выходить в обновленной форме с постоянным штатом сотрудников [32]. В письме к К.П. Победоносцеву от 10 октября 1904 г. по поводу статьи Д.А. Хомякова «О классицизме» Н.М. Павлов высоко отзывается о А.С. Вязигине, как о «достойном всякой поддержки» редакторе «очень симпатичного по направлению, журнала «Мирный труд», «гонимому многокрайними недоброжелателями русско-православного направления» [28 ].

В 1904 — 1906 годах «Мирный труд» выходил 10 раз в год, а с 1907 и до конца 1914, когда издание было прекращено, выходил стабильно 12 раз в год, даже в то время, когда редактор-издатель А.С. Вязигин был депутатом Государственной Думы III созыва [32].

Издателю удалось привлечь к сотрудничеству многих видных правых публицистов и ученых, причем, не только из Харькова таких как: акад. А.И. Соболевский, проф. В.Ф.Залеский, депутаты Государственной Думы Г. Г. Замысловский, Г. А. Шечков, а также Д.А. Хомяков, Н.М. Павлов и многие др. [41].

Один из инициаторов создания ХОРСа Михаил Андреевич Остроумов (30.12.1847 — 1920 (?) — заслуженный ординарный профессор по кафедре церковного права Харьковского университета, — с марта 1903 г. по апрель 1906 г. являлся редактором «Харьковских губернских ведомостей», которым, по его же словам, «придал строго консервативный характер». За время М.А. Остроумовым здесь было опубликовано более 230 собственных статей [23].

25 января 1904 г. в Харькове открывается религиозно-просветительное общество «Братство Озерянской иконы Божией Матери», которую приветствовал А.С. Вязигин как «новый оплот Православия в Харькове» [13, с.88−89]. Со временем общая численность этого Братства стала около 3,5 тыс. В этом же году при епархиальном училище было создано Братство святой Великомученицы Варвары.

К исходу 2-го года существования ХОРС насчитывал 273 члена, из них 54 были иногородними [34, с.17].

Несмотря на рост активности русских людей в 1905 г. в Харькове происходят довольно бурные события. В октябре 1905 г. университет на несколько дней был захвачен вооружёнными студентами и рабочими и окружён баррикадами.

Часть студенчества, поддерживаемая либеральной профессурой, решила бойкотировать Т.И. Буткевича, А.С. Вязигина, М.А. Остроумова, Я.А. Денисова, не посещать и не записывать их лекции и требовать изгнания их из университета. Была выделена группа студентов, которые срывали лекции названных профессоров.

Члены РС подвергались различным притеснениям: отказ в приёме на работу, в кредите, в приёмке к оплате векселей и т. д.

Требовались срочные активные меры.

В декабре 1905 г. А.С. Вязигин предложил записываться тем, кто хотел учредить в Харькове Союз Русского Народа. Именно А.С. Вязигин разработал устав и уже 15 января 1906 г. — Харьковский отдел СРН (в дальнейшем ХСРН) был торжественно открыт. На то время в ХСРН насчитывалось около 1100 чел. [2]. Под правление Отдела на первых порах А.С.Вязигин предоставил помещение в своём доме, а затем правление разместилось в Покровском монастыре.

ХСРН благодаря усилиям А.С. Вязигина (хотя он не был председателем ХСРН, а только членом Совета) действовал весьма энергично. Стали поступать пожертвования. Союз начал издавать газету «Чёрная сотня», брошюры, листовки.

В первый год было осуществлено более 20 различных изданий общим тиражом 544 тыс. экз. [2]. Распространялись различные монархические издания. Стали открываться чайные-читальни, отделы в губернии. На всё это требовались немалые средства, поэтому в июле 1906 г. А.С.Вязигин выдвинул идею о самообложении русских людей хотя бы одной копейкой в день. Впоследствии эта идея приобрела всероссийскую известность, вылившись в стройную систему сборов «Мининской копейки» [15].

В 1906 г. активизируется деятельность «Кружка русских студентов». Открывается в декабре 1906 г. Кружок ревнителей православия при Харьковском обществе русских людей, в котором активнейшое участие принимают член Совета СРН прот. П. Скубачевский и прот. И. Знаменский [12, 35, 36, 39].

А.С. Вязигин был активным участником практически всех всероссийских монархических форумов. На 1-м Съезде (1-й Всероссийский съезд Русских Людей в Санкт-Петербурге 8−12 февраля 1906, или Всероссийский съезд Русского Собрания) он выступил с приветствием от имени Харьковского отдела РС, в котором заверил делегатов, что в Слободской Украине нет сепаратизма, в его пользу здесь раздаются лишь отдельные голоса, но «древняя половецкая степь не думает и не желает отделения» [24, 25]. На 2-м Съезде (2-й Всероссийский съезд Русских Людей в Москве 6−12 апр. 1906) А.С. Вязигин был избран товарищем председателя Съезда. На 3-м Съезде (3-й Всероссийский съезд Русских Людей в Киеве 1−7 окт. 1906, или Всероссийский съезд Людей Земли Русской) он был одним из самых активных участников, избирался членом двух комиссий — по выработке проекта постановления по вопросу об избирательном законе и по вопросу об объединении монархистов. Выступая в прениях по вопросу об объединении патриотических союзов, заявил: «Наша история знает формы объединения: община и Собор. По этому типу возможно и наше объединение. Европейские партии с их дисциплиной нам невыносимы; да и кто будет у нас вождем нашей партии. У нас есть один — Самодержец Всероссийский. Никому другому мы при нашем свободолюбии подчиняться не можем, и нет никакой принудительной силы для такого подчинения. В нашем деле одна общая команда невозможна… Я предлагаю организовать девять, так сказать, военных округов в крупных центрах, как Петербург, Киев, Одесса и т. д., которые и служили бы средоточиями, а не командами» [40]. По вопросу об объединении. Третий Съезд принял схему, близкую той, что предлагал вождь харьковских монархистов.

ХСРН был поддержан генерал-губернатором Н.Н. Пешковым. Правящий архиерей — архиепископ Харьковский и Ахтырский Арсений (Брянцев) в октябре 1906 г. освятил хоругвь Совета в честь св. вел. Георгия Победоносца и стал почётным членом ХСРН. Также почётными членами стали А.И. Дубровин, который в ноябре 1906 г. посетил Харьков, св. прав. Иоанн Кронштадтский и генерал Евгений Васильевич Богданович [2].

Такая деятельность не могла не дать результатов. Во время выборов в 1 Гос. Думу победу в Харькове одержали кадеты, причём с нарушением действующего законодательства.

Но в Государственный Совет (май 1906 г.) прошёл как представитель кадетов, так и представитель правых — протоиерей Т.И. Буткевич.

Выборы во 2 Гос. Думу (нач. 1907 г.) кадеты в Харькове проиграли.

На выборах в III Гос. Думу А.С. Вязигину удалось грамотно организовать предвыборную кампанию. В частности, он привлек к составлению листовок и прокламаций для крестьян и рабочих черносотенцев из простонародья, которым были понятны чувства и мысли представителей своих сословий. На стадии избрания выборщиков выборной кампании победили представители правых организаций. И 19 окт. 1907 г. А.С. Вязигин одержал убедительную победу и был избран в Думу. Победа кандидата от монархистов в крупном городе была редким явлением, поэтому известие об этом вызвало бурю энтузиазма [1, 46].

Это было обеспечено ещё и тем ещё, что с конца 1906 г. ХОРС и ХСРН в Харькове совместно выступили против красносотенцев [3].

К концу 1907 г. в губернии действовало 26 отделов ХСРН с численностью не менее 10 тыс. чел. [4, c.136].

После отражения революции в 1905—1906 А.С. Вязигин призывал монархистов не почивать на лаврах, но произвести, прежде всего, обстоятельный анализ причин смуты и современного состояния внутренних и внешних врагов России. Во вступительной статье к сборнику своих трудов «В тумане смутных дней», он писал: «революция не стихийно созревала, но целенаправленно готовилась, десятилетиями «тайные общества и съезды работали над сплочением всех тех, кто с ненавистью и презрением относился к устоям русской жизни» [16].

А.С. Вязигин считал, что именно с созданием Союза Русского Народа произошло сближение до сей поры разделенных и разрозненных «образованных русских людей, сознательных националистов с низами, носителями стихийного национализма». Однако опасность не миновала, революционный напор на Россию не прекратился, и «через плотину стали уже кое-где просачиваться предательские струйки». Поэтому А.С. Вязигин призывал своих единомышленников к бдительности и кропотливой работе: «Опасность отсрочена, но не миновала».

1907 год выявил несколько крупных недостатков. Первый из них: крайне неблагоприятные материальные условия. В 1907 г. касса ХСРН оказалась пуста. Более того — появились долги (свыше 1600 руб.), а также возникли трудности с выплатой кредитов по изданию «Чёрной сотни» [4, с.128−135].

В итоге всю вторую половину 1907 г. «Чёрная Сотня» издаётся на деньги ХОРС. Но это помогло лишь на время: к декабрю 1907 г. «Чёрная сотня» прекратила своё существование.

Из-за отсутствия средств пришлось закрыть чайные-читальни.

Огромные негативные последствия имели и разногласия в Совете ХСРН, где постоянно возникали конфликтные ситуации.

Об этом говорят следующие факты:

В январе 1906 г. Временный комитет ХСРН возглавил один из учредителей ХСРН проф. В.И. Альбицкий [21].

29 января 1906 г. Постоянный комитет ХСРН избирает председателем князя М.Л. Шаховского.

22 сентября 1906 г. Постоянный Совет избирается на 3 года и решением общего собрания председателем Совета Харьковского отдела СРН был избран. генерал-лейтенант К. И. Радзишевский. На этой должности он оставался до марта 1907 г. В апреле 1907 г. он вошел в состав вновь избранного Совета ХСРН, но вскоре выбыл из него в связи с отъездом из Харькова.

28 марта-17 апреля 1907 г. — председательствует в ХСРН опять проф. В.И. Альбицкий [4, с.129−136].

Но в апреле того же года его сменяет 1907 г. Г.К. Уткин, сын известного харьковского купца и церковного старосты [8].

Несмотря на нестроения и отъезд в конце 1907 г. А.С. Вязигина в 1908 г. продолжается как количественный рост монархических организаций. ХСРН в целом по губернии насчитывал 29 отделов с около 12 тыс. членов [5, с.63].

В Харькове в это время действуют: «Общество русских людей» (проф. В.И. Альбицкий); «Харьковский Национальный Русский Союз» (С.Д. Ильин, П.И. Буцинский, В.Я. Воскресенский) [34, с.38]; «Кружок русских студентов» (В.В. Альбицкий) [22], «Союз русских рабочих» (С. Наливайко, Ф. Коняев), Кружок ревнителей святой православной веры, «Кружок (впоследствии «Общество») русских женщин» (М.Г. Клименко).

В 1908 г. открылся Спасово-Скитский отдел ХСРН, членами которого были представители чёрного духовенства во главе с настоятелем монастыря игуменом Родионом [29, с.117]. Кстати, значительным числом отделов СРН на Украине руководили священники.

Для координации монархических организаций в Харькове было создано губернское управление во главе с И. Аносовым.

В III Гос. Думе А.С. Вязигин играл заметную роль. 22 октября 1908 г. после смерти гр. В.Ф.Доррера он был избран председателем фракции правых. Кроме этого А.С. Вязигин входил в Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей, которое состояло из трех членов Думы (А.С. Вязигин, Г. Г. Замысловский и гр. А.А. Бобринский) и трех членов Государственного Совета (А.С. Стишинский, М.Я. Говоруха-Отрок и кн. А.Н. Лобанов-Ростовский) под председательством члена Гос. Совета кн. А.А. Ширинского-Шихматова.

Во время своего пребывания в составе Гос. Думы под влиянием В.М. Пуришкевича А.С. Вязигин наряду с другими правыми думцами сблизился и с Русским Народным Союзом им. Михаила Архангела (РНСМА) [37, т.1, с.650].

В 1909—1912 А.С. Вязигин был членом Главной Палаты РНСМА, в 1913 г. членом редакционной комиссии «Книги русской скорби» и членом Комиссии РНСМА для подготовки празднования 300-летия Дома Романовых.

После отъезда А.С. Вязигина в столицу в Харьковском СРН распри усилились и перешли в 1909 г. в открытый конфликт. Собранием был избран новый Совет (председатель Е.Е.Котов-Конышенко, члены: прот. П.Н.Скубачевский и И.П. Знаменский и др.) и началась борьба двух Советов. После тяжелых переговоров конфликт был улажен, но ненадолго.

В 1912 г. конфликт вспыхнул снова, к руководству Харьковским СРН вновь пришли противники А.С. Вязигина.

В тоже время внешние противники объединялись, укреплялись материально, стремилась занять ключевые посты в городе. С 1908 г. против СРН активно выступал новый губернатор, стремясь его закрыть. С 1901 по 1917 г. на пост городского головы избирались только либералы.

Пользуясь моментом, А.С. Вязигина начали переманивать к себе националисты В.В. Шульгин и П.Н. Балашов [37, т.2, с.142]. Однако от их предложений он категорически отказался. А.С. Вязигин продолжал эпизодически участвовать в деятельности монархических организаций. В 1911 г. был членом ревизионной комиссии СРН (сторонников Н.Е. Маркова), 19 апреля 1912 г. был кооптирован в состав Устроительного Совета Монархических Съездов. 4 мая 1912 в РС выступил с докладом памяти кн. М.Л. Шаховского, а 9 сентября 1912 г. выступил в Харькове с обстоятельным докладом об итогах III Государственной Думы.

В основу последнего доклада было положено выступление А.С. Вязигина в октябре 1911 г. перед харьковскими монархистами на тему «Перед последней сессией». Этот доклад привлек внимание своей обстоятельностью и глубиной, и был опубликован в «Вестнике Русского Собрания» [17,18]. А.С. Вязигин констатировал, что раскол в СРН (в целом) ослабляет позиции монархистов, и выдвинул идею объединения правых, националистов и октябристов (при отделении левых октябристов). По его убеждению, такая коалиция получит устойчивое большинство в Думе.

Однако, эта идея А.С. Вязигина не была поддержана ни монархистами, ни умеренными октябристами.

А.С. Вязигин был одним из наиболее трезвомыслящих политиков-монархистов. Он не только понимал, какие силы выступают против России, но и не строил иллюзий относительно состояния русского общества, особенно его высших слоев. Так, еще в 1908 г. он писал своей жене, Т.И. Вязигиной, из Петербурга: «Все разваливается, все трещит. Самые черные дни у нас еще впереди, и мы быстрыми шагами несемся к пропасти. Для меня ясно, что у нас нет ни государственности, ни хозяйства, ни армии, ни флота, ни суда, ни просвещения, ни даже безопасности, но самое главное, у нас нет народа, а есть только население, обыватели. Нет веры, а без веры человек — труп» [37, т.1, с.424].

В письме к жене от 29 апреля 1912 г. он констатировал: «Убежден, что разложение «народного представительства» пойдет у нас с головокружительной быстротой, и нет людей, которые остановили бы падение России, давно разлагающейся. Тут непреодолимые действуют силы, и карающая десница Божия занесена над нашей Родиной. Впереди только чудо может спасти нас от общей участи — разложения государственности» [37, т.2, с.150].

По окончании работ III Думы А.С. Вязигин не захотел участвовать в новых выборах, сосредоточил свои силы на научно-педагогической деятельности, в 1914 г. он был избран и гласным Харьковской городской Думы. Тогда же из-за финансовых трудностей он был вынужден прекратить издание «Мирного труда».

В 1911—1915 гг. он издавал газету «Харьковские губернские ведомости», где c 1909 г. редактором-издателем была его жена. Но 31 дек. 1915 г. и эта газета прекратила существование. Не принимая формального участия в политической деятельности, А.С. Вязигин сохранил авторитет в кругах монархистов. В годы первой мировой войны он вел обширную переписку с правыми деятелями, пытаясь через их посредство повлиять на ситуацию.

Монархические совещания 1915 г. прошли без участия А.С. Вязигина. На Совещание Петроградское (Совещание монархистов 21−23 ноября 1915 г. в Петрограде), которое организовали сторонники Н.Е. Маркова, от Харькова были приглашены противники А.С. Вязигина. В адрес Совещания Нижегородского (Всероссийское монархическое совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26−29 ноября 1915 г.), которое проводили сторонники А.И. Дубровина, он прислал доклад, но лично не поехал. В январе 1917 г. А.С. Вязигин получил предложение от председателя Гос. Совета И.Г. Щегловитова войти в состав Совета с целью укрепления фракции правых, но он отказался.

После февральского переворота, как и большинство монархистов, А.С. Вязигин отошел от всякой политической деятельности.

С приходом к власти большевиков он не собирался покидать Харьков и продолжал работать в университете, хотя и был отстранён от преподавания в народном университете. В различного рода изданиях (вплоть до сего дня), там, где упоминается А.С. Вязигин, общепринятым стало выражение «расстрелян за контрреволюционную деятельность». В советское время это, по сути, означало законность и правомерность такого «суда истории». Хотя «к происшедшему перевороту в смысле власти трудящихся», по словам самого А.С. Вязигина (пусть и вынужденно, на допросе), он относился «вполне лояльно» [20, л.31].

Однако в начале апреля 1919 г. советом комиссаров высших учебных заведений («сквозом») А.С. Вязигин был отстранён от преподавания, лишён профессуры, а с 13 мая (по старому стилю) заключён в тюрьму [9]. И хотя революционный трибунал не нашёл за ним вины, тем не менее его продолжали держать в заключении. О зверствах харьковской ЧК известно не много [31, 38]. Именно она являлась главным распределителем арестованных советской властью. Отсюда жертвы направлялись в концлагерь, каторжную тюрьму и особый отдел [33, 1919.- 21 июня]. В тюрьме А.С. Вязигин читал лекции по средней истории своим «соузникам». Один из них, его многолетний друг, профессор Я.А. Денисов сообщал из тюрьмы, что в качестве гонорара А.С. Вязигин получал от них «гнилое яблоко и, кажется, кусочек полусырого буряка» [9].

В июне 1919 г. перед отступлением красных из Харькова большая часть узников тюрьмы и концлагеря была уничтожена, трупы были сброшены в яр и слегка присыпаны землёй. Деникинская комиссия три дня извлекала их из земли для передачи родственникам и перезахоронения. Оставшаяся часть узников была вывезена в качестве заложников. В их числе оказались, прежде всего, члены Русского Собрания, представители дворянства, семьи промышленников, купцов (в том числе женщины, молодые девушки). Среди них находились и А.С. Вязигин, профессор-протоиерей Н. Стеллецкий, проф. Я.А. Денисов [33, 1919.- 21 июня].

Сохранилось архивное дело «О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией» [20], из которого видно, что «профессор всеобщей истории, домовладелец, семейный» А.С. Вязигин был взят в заложники именно за свою прежнюю политическую деятельность как активный деятель Харьковского Союза Русского Народа, о чём свидетельствует сохранившийся протокол допроса Чрезвычайного Военно-Революционного Трибунала, произведенного в Орле, (куда из Харькова через Сумы отправили заложников). Протокол представляет собой машинописный текст без даты с резолюцией Фельдмана: «Заложник» [20, л.31].

Ещё в Сумах часть заложников (22 человека) была зверски казнена. Их закопали вблизи вокзала. Как сообщала газета «Новая Россия» (11 августа 1919 г.), в одной из могил, помещающейся среди огородов были зарыты 10 заложников, расстрелянных ещё в июне. «Все трупы, кроме г-жи Акименко, раздеты. Многие с раскрытыми ртами в позах, вызывающих подозрение, что они брошены в могилу и зарыты ещё живыми. Один из трупов весь изрублен. Остальные, кроме двух расстрелянных…, зарублены (следы сабельных ударов на шее). В другой могиле найден труп без головы, рук и ног; по остаткам одежды — военный. По указаниям жителей есть ещё могилы вблизи того места, где стоял вагон с заложниками и в других местах. Точно установлено, что большевики увезли с собою проф. Вязигина, Денисова и Орлова» [33, 1919.- 11 августа]. Оставшихся харьковских заложников в Орле вначале поместили в центральной тюрьме, а потом в концентрационном лагере. По свидетельству нескольких чудом спасшихся заложников, на допросах в тюрьме, лагере А.С. Вязигин «держал себя с достоинством, с непоколебимым мужеством, как герой» [9].

8 октября 1919 г. в газете «Новая Россия» в статье «Чудом спасённые» сообщалось, что А.С. Вязигин он был зарублен в Орле в ночь на 11 сентября (24 сентября — А.К.) [27]. А через день в той же газете была опубликована статья известного профессора-антиковеда В.П. Бузескула «Памяти ученика, профессора-страдальца», где он сообщил о некоторых ставших известными ему фактах последних месяцев жизни своего ученика [9]. Перед нами предстаёт стойкий православный христианин. По словам В.П. Бузескула, накануне своей кончины, с 3 по 10 сентября (по старому стилю — А.К.), А.С. Вязигин вёл дневник («несколько маленьких листиков, написанных, карандашом, твёрдым, убористым почерком, самая большая запись — под роковым 10 сентября»), где излагал свои мысли о Боге, науке, семье.

К сожалению, нам пока не довелось узнать судьбу этих листков (хотя представить их вид, пожалуй, можно — сохранились записки некоторых заложников для своих родных, в том числе и зверски убитого несколько ранее в Сумах о. Николая Стеллецкого, тело которого так и не было найдено) [20, 47]. 13 (26) октября 1919 г. была отслужена панихида в Николаевской церкви (одной из красивейших в центре Харькова, впоследствии разрушенной) «по зверски убитом большевиками проф. Вязигине» [33, 1919.- 13 октября]. А 17 (30) октября в Крестовой церкви харьковского Покровского монастыря «была отслужена торжественная панихида по замученным в Орле членам церковно-приходских советов в г. Харькове профессорам о. протоиерее Н.С. Стеллецком, А.С. Вязигине и Я.А. Денисове» [33, 1919.- 17 октября]. Вскоре Харьков вновь оказался под властью большевиков, которые уже на следующий год закрыли столь любимый А.С. Вязигиным университет.

Не сохранилось сведений (по крайней мере, пока ничего не известно) и о могиле А.С. Вязигина. Не известно до сих пор и о дальнейшей судьбе замечательной женщины — Т.И. Вязигиной — супруге, верном друге Андрея Сергеевича. Именно она, в числе других родственников заложников (с А.К.Денисовой и др.) продвигалась на север, вслед за деникинскими войсками и привезла в Харьков тело своего мужа.

Вместе со своим другом прошёл весь путь до конца и проф. Я.А. Денисов. И был застрелен (или зарублен) в Орле 23 (24?) сентября 1919 г. [33, 1919.- 8 октября]. Установившейся в Харькове власти большевиков (как следует из текста его допроса следователем губчека в Орле в 1919 г. [20, 38]) Я.А. Денисов подчинился «как верующий человек». Однако чекисты инкриминировали ему то, что в июле 1918 г. Я.А. Денисов встречался с останавливавшимся в Харькове по пути в Киев В.М. Пуришкевичем (и сфотографировался с ним). И хотя следователю допрашиваемый заявил, что Пуришкевича он не считает серьезным человеком, и оценил его как человека, который далеко не оправдал той репутации, которой он пользовался, однако эти заявления не спасли его от расправы

Таким образом, деятельность правых организаций в Харькове в 1902—1917 гг. привлекла к себе лучшие русские силы.

Однако часть деятелей по ряду причин покинула Харьков (К.И. Радзишевский, Н.К. Кульчицкий и др.); часть умерла (В.А. Задонский (+ 1909 г.), проф. С.В. Соловьёв (+ 1913 г.), проф. П.Н. Буцинский (+ 1916 г.) и др.), часть отошла от активной деятельности в силу возраста или травли (проф. Я.А. Анфимов, проф. М.А. Остроумов и др.).

Внутренние неурядицы ослабляли ХСРН. Но различных взглядов придерживались отнюдь не самые недостойные. Так, прот. П. Скубачевского и прот. И.П. Знаменского иногда в литературе называют «ультраправой частью» ХСРН. Однако такой ярлык требует комментария.

Протоиерей П.Н. Скубачевский (21.12.1864 г. — после 1917 г.) [10, 36].

При переходе в 1900 г. в г. Харьков служил священником, занимал должность председателя Харьковского уездного отделения епархиального училищного совета и законоучителя в частной гимназии. С 1906 г. он председатель епархиального съезда духовенства, а с 1909 г. — член правления духовной семинарии.

В 1906 г. о. П. Скубачевский вошёл в Совет Харьковского Союза Русского Народа, а также стал председателем его просветительной комиссии. Впоследствии его сподвижники отмечали «самоотверженную его борьбу с врагами церкви и государства в разгар так называемого «освободительного движения». В 1907 г. о. П. Скубачевский принимал участие в работе IV Всероссийского съезда русских людей, а в 1915 г. — в Совещании представителей правых партий и организаций и правых деятелей в Петрограде.

Немало потрудился о. П. Скубачевский и как проповедник-миссионер. Он первый открыл религиозно-нравственные чтения на паровозостроительном заводе. Непрерывно трудился в Кружке ревнителей святой Православной веры при Харьковском обществе русских людей. Этот кружок привлекал массы слушателей, где сам о. Петр сделал немало докладов, выступал в диспутах и т. д. Причём беседа обычно, как отмечали участники, «в перерывах и в конце сопровождалась общим пением молитв».

Современники отмечали удивительное трудолюбие о. Петра. В день 25-летия его пастырской службы (1911 г.) они писали: «В наше тяжкое время безверия, беспринципности, всеобщего шатания мыслей, разрыва с прошлым, мнимаго гуманизма и ложного прогресса, — такие стойкие, мужественные и идейные пастыри-патриоты, как о. Петр Скубачевский, особенно нужны и полезны» [36].

А вот что писал в декабре 1914 г. сам отец Петр.: «Стряслась беда…значительная часть интеллигенции прониклась идеями, которыми одушевлены были правые организации… Отрезвившаяся часть интеллигенции стала безбоязненно высказывать идеи правых, потому что увидела воочию в минуты опасности, что многомиллионный народ, действительно, живёт только этими идеями и других в своей жизни он не знает и знать не хочет. Правые могут торжествовать. Их труды и страдания не пропали даром… Но радуясь торжеству своих идей, правые организации не должны предаваться оптимизму, а должны с ещё большим рвением работать и готовиться к страшной борьбе с врагами, ожидающими удобного момента, чтобы в эту страшную годину неимоверного напряжения всех сил родины нанести ей смертельный удар» [39].

В годы Первой мировой войны о. Петр Скубачевский продолжает активно участвовать в работе Кружка ревнителей святой Православной веры и благочестия, на собрания которого приходило свыше 300 человек.

Протоиерей И.П. Знаменский (1854 — после 1917 г.) в 1894 — 1899 гг. был редактором богословско-философского журнала «Вера и Разум», одного из лучших в России [10, 12]. В 1894 — 1906 гг. он — ректор Харьковской духовной семинарии. Прот. И.П. Знаменский (вместе с прот. П.Н. Скубачевским и прот. Н.Н. Загоровским, причисленным к лику святых Русской Зарубежной Церковью) — один из руководителей Кружка ревнителей святой Православной веры и благочестия. Он участвовал во Всероссийском съезде СРН и примыкающих к нему монархических организаций в Москве (21 ноября — 1 декабря 1911 г.). В августе 1915 г. он единогласно был избран от харьковского белого духовенства в члены Гос. Совета [12].

Так что при вопросе о разногласиях в ХСРН требуется ещё немало потрудиться, чтобы правильно понять причины внутренних нестроений.

Следует сказать о том, что материальная база харьковских правых организаций была достаточно слабой.

Во время революции и гражданской войны были уничтожены, лишились имущества все мало-мальски состоятельные православные русские (и великороссы и малороссы), а Харьков практически перестал существовать как русский город.

Харьков был разгромлен и интеллектуально. В июле 1920 г. университет был ликвидирован, хотя в нём уже не было ни одного правого профессора.

Губительно на судьбе русского Харькова отразилось и то, что до 1934 г. он был столицей Советской Украины. Была разгромлена и Харьковская епархия: из 12 монастырей и 1063 церквей с 1940 г. незакрытой оставалась только одна церковь, построенная при самом активном участии К.П. Уткина — отца Председателя ХСРН.

Таким образом, участники правых организаций Харькова, те, кто не смог спастись, были в большинстве своём убиты. Могилы их уничтожены. Документы изъяты, а сами правые оклеветаны. Харьковцы превратились в харьковчан, а история дореволюционного преимущественно русского (великорусско-малорусского) города Харькова стала объектом немалого числа спекуляций.



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1. Александров И. Чествование члена Госуд. Думы, проф. А.С. Вязигина // Мирный труд.- 1907.- N11.

2. Аносов И. Деятельность Харьковского Союза Русского Народа. Отчет за первый год существования // Мирный труд.- 1907.- N3.

3. Аносов И. Состязание харьковских «черносотенцев» с «красносотенцами» // Мирный труд.- 1907.- NN8−9.

4. Аносов И. Годовой отчёт деятельности Харьковского Союза Русского Народа за 1907 год // Мирный труд.- 1908.- N2.

5. Аносов И. Третий год // Мирный труд.- 1909.- N3.

6. Багалей Д.И., Миллер Д.П. История города Харькова за 250 лет его существования. В 2-х тт.- Харьков, 1912.

7. Бeлiков Ю.А. Стан та склад харкiвського купецтва (60-тi роки ХIХ ст.- 1917 р.) // Вiсник Харк. нац. ун-ту.- N526.- Iсторiя.- Вип.33.- 2001.

8. Беседа с гласным городской думы, председателем Харьковского союза русского народа Г. К. Уткиным // Харьковские губернские ведомости. — 1910. — 10 января.

9. Бузескул В. Памяти ученика, профессора-страдальца // Новая Россия.- 1919.- 10 октября.

10. Весь Харьков.- 1902−1917.

11.Вихованцi Харкiвського унiверситету. Бiблiографiчний довiдник.- Харкiв, 2004.

12. Выборы в Государственный совет // Харьковские губернские ведомости.- 1915.- 20 августа.

13. Вязигин А. Новый оплот Православия в Харькове // Мирный труд.- 1904.- N1.

14. Вязигин А.С. Является ли «Русское собрание» противником всяких преобразований // Мирный труд.- 1905.- N6.

15. Вязигин А.С. Мининская копейка // Мирный труд.- 1906.- N9.

16. Вязигин А. В тумане смутных дней. Сборник статей, докладов и речей.- Харьков, 1908.

17. Вязигин А. Перед последней сессией // Вестник Русского Собрания.- 1911.- N27.

18. Вязигин А. Итоги Третьей Государственной Думы // Вестник Русского Собрания.- 1912.- Кн. 9.

19. Вязигин А.С. Тридцатилетие научной деятельности профессора П.Н. Буцинского // Мирный труд.- 1912.- N2.

20. Государственный архив Харьковской области (ГАХО).- Ф.- Р-203.- Оп.3.- Ед.хр.43. О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией.

21. ГАХО.- Ф. Р-1682.- Оп.2.- Ед.хр.6.- Личное дело проф. В.И. Альбицкого.

22. ГАХО.- Ф. Р-1682.- Оп.2.- Ед.хр.7.- Личное дело В.В. Альбицкого.

23. Денисов Я.А. Профессор Харьковского университета М.А. Остроумов.- Харьков, 1906.

24. Денисов Я.А. А.С. Вязигин: По поводу 25-летия научно-педагогической деятельности.- Харьков, 1917.

25. Деяния первых двух Всероссийских Съездов Русских Людей.- СПб., 1906.

26. Думские выступления А.С. Вязигина.- Харьков, 1913.

27. Ив. Г. Чудом спасенные // Новая Россия.- 1919.- 8 октября.

28. Институт рукописей Национальной Библиотеки Украины им. В.И. Вернадского.- Ф.XIII.- Архив Синода.- Ед.хр. 4624. Павлов Н.М. Письмо Победоносцеву К.П. от 10 октября 1904 г.

29. Iсторiя мiста Харкова ХХ столiття.- Харкiв, 2004.

30. Медик. Я.А. Анфимов // Харьковские губернские ведомости.- 1913.- 8 декабря.

31. Мельгунов С.П. Красный террор в России: 1918−1923.- М., 1990.

32. Мирный труд.- 1902, 1904−1914.

33. Новая Россия.- 1918, декабрь — 1919, январь, июнь-ноябрь.

34. Омельянчук И.В. Черносотенное движение на территории Украины (1904−1914 гг.).- Киев, 2000.

35. Открытие кружка ревнителей православия при Харьковском обществе русских людей // Харьковские губернские ведомости.- 1906.- 13 декабря.

36. Петр Николаевич Скубачевский // Харьковские ведомости.- 1911.- 27 февраля.

37. Правые партии. Сборник документов и материалов: В 2-х тт. // Сост. Ю.И. Кирьянов.- М., 1998.

38. Провинциальная ЧеКа (сборник статей и материалов).- Харьков, 1994.

39. Скубачевский П., прот. Надо быть готовым к борьбе // Харьковские ведомости.- 1914.- 13 декабря.

40. Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве.- Киев, 1906.

41. Указатель к журналу «Мирный труд».- Харьков, 1913.

42. Харьковские губернские ведомости (Харьковские ведомости).- 1903−1915.

43. Харкiвський унiверситет — рiдному мiсту.- Харкiв, 2004.

44. Хорсов Л. Праздник русского самосознания // Мирный труд.- 1904.- N1.

45. Хорсов Л. Вторая годовщина открытия Харьковского Отдела Русского Собрания // Мирный труд.- 1905.- N10.

46. Чествование члена Государственной Думы профессора А.С. Вязигина.- Харьков, 1908.

47. Шудрик И.А. Жизнь, духовное наследие и мученическая смерть профессора протоиерея Николая Стеллецкого (к 80-летию его трагической гибели) // Вiра i Розум.- 2000.- N1.

48. Южный край.- 1902−1917.

49. Я.А. Денисов. (По поводу двадцатипятилетия его учено-педагогической деятельности).- Харьков, 1912.

Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук, профессор Харьковского Национального университета им. В.Н.Каразина

http://rusk.ru/st.php?idar=14416

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru