Русская линия
Русский дом Игорь Владимирский08.11.2005 

Проект «Расчленение»

(Продолжение. Начало в N10)

Важнейший инструмент смены власти — комплекс мер по свержению режима, т. е. что, где, как и кому делать в каждый момент в каждой конкретной ситуации. Помимо владения технологиями, особое значение имеют воля и способность действовать решительно, умение привлечь на свою сторону необходимое количество людей — кого за деньги, кого ради идеи. Нет смысла перечислять технологии смены режима и гадать, какие из них — «мягкие» провокации типа проплаченных «акций неповиновения», остановки одного или нескольких видов транспорта, прекращения банковских операций, невыплата зарплаты, создание дефицита продовольствия; какие из них — «жёсткие» операции типа покушений на знаковые политические фигуры, инсценировки «произвола силовиков», терактов или обострения обстановки на Кавказе. Все эти события могут быть спровоцированы в России для создания «протестного взрыва» или «гражданского сопротивления», чтобы на этой волне сковырнуть нынешнюю федеральную власть, дающую стране хоть какую-то стабильность. Теорию и практику революций можно спокойно и открыто черпать из изданной в США и Европе обширной специальной литературы. Печатаются даже практические пособия! В ход может пойти даже вся совокупность предлагаемых там средств, но главное не в этом.

Главное — понимать, что технологии развала могут сработать только тогда, когда власть создаёт условия, вызывающие недовольство населения, и когда она с этими трудностями не просто не справляется (такое бывает), а демонстрирует высокомерие и безразличие к ним и к страдающим от них людям, бездействие, а то и угрожает недовольным репрессиями. Если при условиях сложной общей ситуации в стране ещё и отключить свет в городах, или воду, — прямо перед выборами, — то для политтехнологов, работающих на смену режима, возникает «точка опоры, способная перевернуть мир»; для власти же, наоборот, открывается путь к позору и изгнанию. Народ же, как правило, опять поверит, будет обманут и заживёт ещё хуже, чем при прежней власти.

Блестящим примером применения технологий «гражданского» захвата власти является украинская «оранжевая революция».

Украина совсем не была так уж «беременна революцией», как это пытаются представить политтехнологи, ни с политической, ни с экономической, ни с социальной точек зрения. Проблем у неё было достаточно и потенциал недовольства, бесспорно, имелся, но никакой революции могло бы и не быть. Однако, обвинив высшую власть в фальсификации выборов, организаторы революции сумели серьёзно «раскрутить», прежде всего, в Киеве накопившиеся у людей за годы «незалежности» претензии ко всем ветвям и уровням власти. Сумели они и ловко направить протестные настроения против Виктора Януковича — ему, бедняге, пришлось отвечать и за Л. Кравчука, и за Л. Кучму, и за все собесы районов, и за ЖЭКи микрорайонов. При ассоциативной связке Кучма-Янукович демонизация «кандидата власти» была делом нетрудным. Под воздействием точно рассчитанных слоганов «оранжевую революцию» поддержали и коррумпированный столичный чиновник, и ненавидящий взяточников мелкий предприниматель, и простец-правдоискатель, и учитель, и студент. Управление ходом «революции», мобилизация её кадров велись эффективно. «Майдан» и другие операции были организованы так, что отличиться в «борьбе за правду» могли и платные активисты, и бескорыстные энтузиасты. Из акций психологического давления на силовые структуры особенно запомнилась продуманная дерзость блокирования президентских и правительственных зданий. Не давая чиновникам пройти на работу, крепкие мордастые «гражданские» пикетчики внушительно просили полицию и СБУ не применять насилие к «народу», т. е. к самим пикетчикам, иначе, мол, будут «непредсказуемые последствия».

«Борьба за демократию» на Украине была разыграна грамотно, но основа успеха «оранжевых» не в этом. Объяснять итоги «революции» иностранным вмешательством, большими деньгами — значит не понимать случившегося и заранее обрекать себя на поражение в случае «оранжевых» событий в России. Все перечисленные выше методы, конечно, на Украине применялись и были проплачены американцами вполне открыто. Но надо понимать, что никакие инструкторы, финансы, лозунги, цветовая символика, выстроенный имидж лидеров, палатки, мобильные телефоны, правильная организация «масс» не всколыхнули бы людей, если бы они верили кучмовской власти и не ждали бы с нетерпением перемен. Причины «оранжевого триумфа» — в украинской государственности, а не в технологиях революционеров.

Кстати, с точки зрения «демократизации» России командировка Б. Немцова в советники к В. Ющенко является очень правильным шагом — вот где можно было получить богатейшую практику организации «гражданского» сопротивления с начала и до победоносного конца! В России пригодится… нашим революционерам.

Украинское «гражданское сопротивление» закончилось сменой руководства, но не распадом страны. Этого как раз новые украинские лидеры и их патроны хотели избежать. И это им удалось. Развал Украины не отвечает планам Вашингтона и Брюсселя. Им нужна крепкая большая Украина. А вот в отношении к России у них намерения совершенно иные.

Развал российской власти и раздел страны на несколько частей (государств) должен стать крупнейшим геополитическим и стратегическим прорывом Запада в XXI веке. Ликвидация России как государства устраняет для него все преграды на пути к полному контролю над миром (с прагматичным и сильным Китаем Вашингтон и Брюссель договорятся). Потому более ста лет их главная цель в том, что Россия как геополитическая, властная, военная, экономическая, национально-культурная реальность должна исчезнуть. То есть всё: и Российскую историю, и её духовную жизнь, характер народа, генетическую память — надо отправить в небытие. Мы и наши предки им совершенно не нужны. Вообще всё это очень похоже на месть — око за око, зуб за зуб — и до седьмого колена.

Вот некоторые вполне возможные картины готовящегося для нас будущего: по завершении операций развала и раздела России организаторы революции соберут глав «новых суверенных государств» на конференцию и скажут, что «холодная война», наконец, закончилась, злое государство-неудачник по имени Россия больше не существует. Посоветуют запомнить, что такие понятия, как постоянное место в Совете Безопасности ООН, российские ракеты, Российская армия, внешняя политика России, «ближневосточный квартет» и т. д. ушли в прошлое. Про ООН скажут, думать забудьте, вступать вам туда не имеет смысла, её скоро вообще не будет — при новом мировом порядке ООН не нужна. Сосредоточьтесь на своих внутренних уральских, приволжских, южнороссийских и т. п. делах и, главное, выполняйте программу демократизации, иначе к вам не придут инвесторы…

Если вместо единой страны возникнет несколько административно-территориальных образований, Западу будет не в пример комфортнее пользоваться ресурсами прежней России. С каждым из «пост-российских государств» в силу их слабости «работать» можно будет совсем по-другому, чем с федеральным правительством РФ (хотя при нынешних министрах экономического блока западному бизнесу грех жаловаться). Легко себе представить условия такого «экономического сотрудничества». Если уж с сегодняшней Россией не особенно церемонятся, то с «пост-российскими» государствишками разговор будет совсем короткий: «Выполнять!»

Случись развал федеральной власти, а затем и развал государства, «помогать» налаживать управление и продвигать «становление демократии» на «новых евразийских территориях» придут, как это было в Ираке и Афганистане, вооружённые американские, а то и коалиционные «силы стабилизации в бывшей России», миссии наблюдателей Совета Европы, Евросоюза и т. д. С большой долей уверенности можно предположить, что в их числе будет много любящих нас прибалтов. Они займутся обустройством нашей новой жизни в условиях огромной (десятки миллионов пока ещё не вымерших людей) безработицы, распада всех возможных производств и инфраструктур жизнеобеспечения, финансового краха, нулевого здравоохранения и социальных услуг, криминального беспредела.

А финансами на «пост-российском пространстве», при особом внимании Мирового банка и его директора, г-на П. Вулфовица, «большого друга России», станет руководить Валютный совет, который собирался внедрить в России после дефолта 1998 года ещё Б. Березовский. В состав совета, помимо его президента — американца, войдут знатоки «бывшей России», скорее всего из Украины, Латвии и Эстонии. Разумеется, все валютные средства Стабилизационного фонда и счета бывшей России будут заморожены, расходовать их можно будет только с разрешения Валютного совета на «нужные» цели.

Сегодня это выглядит абсолютно нереально, бредово — но кто в 1990 году мог представить себе ГКЧП в августе 1991 года, Беловежский сговор в декабре 1991-го и расстрел Белого Дома в октябре 1993 года? Кто-нибудь, особенно те, кому положено думать, когда-нибудь давали себе труд хотя бы задуматься над знаками беды и представить, чем для людей и страны может обернуться то, что З. Бжезинский называл «созданием условий для реализации творческого потенциала русских»?

В любой ситуации судьба нашей страны зависит (по жизни, а не по Конституции) от состояния федеральной власти, а также от взаимоотношений центра и регионов. Слабых звеньев здесь много.

Ключевая роль в сохранении целостности государства принадлежит Президенту — он и гарант Конституции, и Верховный главнокомандующий. Если Президент сможет противостоять готовящейся революции и отстоит федеральную власть, — выход регионов из Конституции и распад единой России маловероятен.

Понятно, почему против В.В. Путина ведётся психологическая война. Однако все западные обвинения в его адрес смехотворны — какой он диктатор и губитель демократии! Его основная проблема как раз в том, что мощным Президентом, умеющим в нужный момент мобилизовать народ и госструктуры, его не назовёшь, а именно такой нужен сейчас. Он неконфликтный, умеет уходить из-под удара, мягкий, спокойный. Впрочем, тигр или медведь тоже кажутся спокойными и мягкими. Может, потому они и сильны. И мы будем надеяться, что в критической ситуации беспорядков, волнений, столкновений «протестующих» с силами правопорядка в столице и регионах, В.В. Путин спокойно выведет страну из кризиса.

И будут готовы к испытаниям наши спецслужбы и органы правопорядка. Пока ещё есть время подготовиться. Если же состояние ФСБ, МВД и ВС в России ко «времени Икс» будет таким же, как в Украине в прошлом году, — катастрофы не избежать.

В кризисной ситуации в Украине мобилизованные и дисциплинированные украинские силовики, казалось бы, могли сказать своё слово — нарушений законов со стороны «оранжевых» было множество — но, вероятно, помогать В. Януковичу, протеже нелюбимого народом Л. Кучмы, не захотели. Видимо, несмотря на долгие годы работы с Л. Кучмой и вполне возможную серьёзную личную «ангажированность», засомневались — по совести ли будет поддержать его преемника? Объяснять сдержанность силовиков в защите Конституции и законов только тем, что лагерь В. Ющенко, активно «поработал» с ними — значит упрощать проблему.

Силовые структуры спасти страну могут, если служащие в них люди будут чувствовать, что защищают праведное дело, и если их к этому будут как положено готовить.

Важнейшая основа центральной власти — федеральное правительство. И будущее нашей страны во многом зависит от него.

Ныне своей экономической, финансовой и социальной политикой федеральное правительство, кажется, задалось целью осложнять жизнь населению и, что тоже существенно, властям регионов, в очень непростых условиях несущих полное бремя ответственности за жизнь людей на своих территориях. Губернаторы, конечно, бывают разные, но почему-то проблемы с центром возникают всегда у самых сильных из них, болеющих душой за свой регион, в то время как к равнодушным и корыстным проявляются не только снисходительность, но и благожелательность.

(Продолжение следует)

http://www.russdom.ru/2005/20 0511i/20 051 114.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru