Русская линия
Аргументы и факты Михаил Москвин-Тарханов,
Виктор Тростников
03.11.2005 

Конец Смуты

К СОЖАЛЕНИЮ, сегодня мало кто представляет себе значение событий, произошедших на нашей земле 393 года назад.

ЭТО было страшное время русской Смуты, которую правильнее было бы назвать гражданской войной. Весь юг России: казаки, мелкопоместное дворянство, примкнувшие к ним горожане и прочий люд — год за годом шел походами на ненавистную боярскую Москву. С лета 1608 г. ее держал в осаде Тушинский вор Лжедмитрий II.

Войска Лжедмитрия с помощью польских и литовских «военных советников» занимали город за городом, осадили Троице-Сергиеву лавру, блокировали дороги к Москве. Чернь в Первопрестольной во всем винила царя Василия Шуйского. В 1610 г. его насильно постригли в монахи, но лучше не стало. Совет представителей знати, Семибоярщина, решил звать на московский престол польского принца Владислава, сына короля Сигизмунда III, при условии принятия им православия. Формально вход в Москву польского гарнизона произошел по законам того времени, но при этом Сигизмунд продолжал занимать русские города, штурмовать Смоленск.

Многие на Руси понимали: приближается национальная катастрофа. Надо было что-то делать, и вот в октябре 1611 г. купеческий староста Кузьма Минин начал в Нижнем Новгороде сбор денег для ополчения. Через год к Москве подошли бывшие союзники Лжедмитрия — казаки под руководством князя Трубецкого. Произошло почти невероятное: бывшие противники в гражданской войне, «тушинцы» и «москвичи», объединились, чтобы изгнать польских интервентов.

Вскоре осажденный польский гарнизон сдался. Представители обеих армий сумели договориться и потом, когда на Земском соборе 1613 г. на царство был избран Михаил Романов. Хотя Россия потеряла Смоленск, выход к Балтийскому морю, хотя страна лежала в руинах, наконец было достигнуто примирение и согласие и положен конец страшной братоубийственной гражданской войне.

За что поднимем бокалы?

4 НОЯБРЯ мы впервые будем праздновать День народного единства. Историческое обоснование новой красной даты в том, что она — годовщина освобождения Москвы (1612 г.) от засевших в ней католиков. Заслуга в этом ополченцев Минина и Пожарского, свято веривших, что отстоять в очередной раз православную веру им помогла через свою чудотворную Казанскую икону сама Божья Матерь. Вот почему в этот день, 4 ноября, в дальнейшем установилось церковное почитание этого образа. С этого дня началось быстрое восстановление разоренного Смутой Российского государства, через три с небольшим ме. сяца обретшего наконец царя, а через полвека ставшего мощнейшей державой, принявшей под свою высокую руку Украину и раздвинувшей восточные пределы до Тихого океана.

Четвертое ноября — день всем замечательный, кроме одной детали: в его замечательности нужно долго и упорно убеждать. В школе нам его подают как эпизод нашей тысячелетней истории. Ну выгнали поляков из Москвы, защитили страну от Тохтамыша, Тамерлана, изгнали из нее Наполеона. Все эти захватчики приходили и уходили, а Русь, русский народ оставались. Почему же мы должны делать 4 ноября общенациональным торжеством — только потому, что эта дата близка к освоенной десятилетиями дате 7 ноября? Нет, наш главный праздник должен быть связан не с эпизодом русской истории, а либо с появлением, либо с прочным утверждением на карте мира самой Руси как геополитической единицы, с чем-то, что оживотворило ее и сделало великой страной.

Седьмое ноября удовлетворяло этому требованию: в этот день родилось не существовавшее до этого социалистическое государство — Россия без частной собственности. Начался исторический эксперимент, к которому затем присоединились еще более десятка стран, образовавших «социалистический лагерь». Седьмого ноября 1917 г. началась реализация давней мечты материалистов о рукотворном рае, о царствии Божьем без Бога, именуемом коммунизмом. Это вам не зачистка Московского Кремля от польско-литовского гарнизона, это начало создания нового мира!

Мечта оказалась утопией, новый мир не состоялся, и мы вернулись к частной собственности, к «рынку», к неприглядной, но устойчивой буржуазной форме бытия, ибо пока не придумана другая, умеющая в изобилии производить так любимые нами материальные ценности. Ну и что же нам делать? Продолжать праздновать 7 ноября как «День несбывшейся мечты»? Нет, это было бы лицемерием да и не сплотило бы нацию, ибо многие у нас считают сегодня Октябрьскую революцию национальной катастрофой.

Так, может быть, День народного единства, который наши думцы решили добавить к Дню рыбака или Дню энергетика, — такая же утопия, как коммунизм? Может, наш народ уже окончательно расколот?

Такие мрачные мысли могли возникнуть лишь до одного недавно произошедшего события — до празднования 60-летия Победы над нацистской Германией. Не нужно было ни указов, ни приказов — весь наш народ в едином порыве отметил эту дату, и в эти дни не было во всей России ни одного непатриота, ни одного скептика, ни одного брюзжащего! Значит, мы можем быть единой нацией!

Дай Бог, чтобы и новый праздник стал датой, действительно объединяющей нас!

http://www.aif.ru/online/aif/1305/1001


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru