Русская линия
ТрудСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)03.11.2005 

«Мы празднуем спасение народа»
Беседа с главой Русской Православной Церкви в канун нового российского праздника — дня народного единства

— Ваше Святейшество, новый праздник, который будет отмечаться в этом году в первый раз, для многих еще не привычен, а у кого-то вызывает вопросы и сомнения. Так ли актуальны и близки для нас дела почти четырехвековой давности? Уместно ли вообще столь широко вспоминать давние международные проблемы, ведь, празднуя победу над поляками, мы как бы противопоставляем друг другу два народа? Что же все-таки означает для нас, сегодняшних, обращение к тому историческому событию?

Святейший Патриарх Алексий II— В жизни большинства народов есть такие моменты, когда речь идет о самом их существовании. О существовании даже не как государства, а как самостоятельной нации.

У русского народа таким переломным моментом было начало XVII века, которое вошло в нашу историю под названием Смутного времени. Я думаю, что те, кто высказывают какие-то сомнения относительно уместности нового праздника, недостаточно осознают смысл произошедшего тогда на Руси.

Дело в том, что Смутное время вовсе не сводится к польской интервенции. Это было время, когда расшатались устои государственной и национальной жизни. Когда череда бедствий — жестокая засуха, чудовищный голод, эпидемия чумы — совпала с полным расстройством управления. Когда Русь пришла в состояние не только крайней нищеты и раздробленности, но и полной криминализации — бесчисленные разбойничьи шайки практически захватили тогда всю территорию. Конечно, все это происходило не само по себе, одна проблема влекла за собой другую. Так, из-за бушевавшего повсеместно голода помещики выгоняли холопов, чтобы их не кормить, а те сбивались в шайки и начинали добывать пропитание разбоем. Природные катаклизмы оборачивались экономическими, за ними шли социальные, политические, которые усугубляли друг друга. Как говорят в народе, беда не приходит одна.

И этот страшный период длился годами. Разрасталась настоящая национальная катастрофа. И, наверное, у многих современников тогда уже не было никакой надежды на возрождение. Разрушительные процессы казались необратимыми. Не удавалось разглядеть, выражаясь современным языком, никаких точек роста. Трудно было даже представить, что такое разложившееся общество сможет не то что дать отпор интервенции, но просто сохраниться, встать на ноги, если бы даже и не было никакой внешней угрозы.

И тем не менее нашлись здоровые силы — и в простом народе, и среди правящей элиты. Мы помним их предводителей Кузьму Минина и князя Димитрия Пожарского, они объединились, спасли, сохранили страну, сделали возможным ее будущее возрождение. Ведь уже к середине XVII века Русь снова была сильной державой, причем не только в военном, политическом, экономическом отношениях. Вернулось национальное самосознание. Укрепились духовные, патриотические начала.

Именно поэтому мы празднуем эту дату как день сохранения и спасения не только русского государства, но и русского народа — его бы просто не было, если бы Смутное время не удалось преодолеть. Мне кажется уместным такое сравнение: человек, который очень долго болел, был на грани смерти, но выздоровел, празднует это как свое второе рождение, как спасение. Это и есть, по сути, праздник спасения нашей страны. Причем не от интервенции польской, а от внутреннего разложения.

— Но есть и другая логика. Некоторые противники нового праздника как раз хорошо понимают, что именно тогда произошло, за счет чего спаслась страна, но, по их мнению, сейчас совсем другое время и все это уже «не работает». Не нужен патриотизм, потому что дело идет к смешению наций, к глобализму, не нужна ставка на государственность и державность, поскольку идет размывание национальных устоев, уничтожение границ. Так ли это?

— Я глубоко убежден, что глобализация экономики не должна сопровождаться глобализацией и размыванием национально-культурного характера. Потому что глобализация в национально-культурном отношении может означать только господство массовой, безликой культуры. Ведь в культуре, в истории, в национальном характере всегда важно не общее, усредненное, а — особенное. Русская литература — особенная, французское кино — особенное, итальянская живопись — особенная. И как раз это особенное составляет культурную сокровищницу человечества. Мировая культура — это вовсе не блокбастеры, которые смотрят миллиарды людей и которые дают миллиарды долларов кассового сбора. Сокровища мировой культуры — это то самое особенное.

Так же, как и сокровища науки. Если мы говорим, например, о немецкой философии, то, несомненно, что любовь немцев к философии была во многом спродуцирована национальными культурой, образом жизни, характером. Именно поэтому Германия дала миру и Канта, и Гегеля, и Шеллинга.

В жизни каждого народа есть свои устои и традиции. И смешение этих традиций, их нивелирование настолько обеднит человечество, что никакая экономическая выгода не может служить оправданием. Я думаю, что снятие барьеров на границах, взаимное доверие в области безопасности, совместная борьба против терроризма, наркомании и других вызовов XXI века — все эти очень важные для человеческого сообщества объединения на самом деле, автоматически не влекут за собой смешения наций, культур и традиций. Если, конечно, мы рассматриваем человека не как рабочую силу, а как личность — подобие Божие.

А личность обладает особым характером. Именно в этом ценность человека, а не только в том, что он может производить какие-то операции, что он является участником экономических и политических процессов.

У него есть другая жизнь.

То же самое — нация. Это не только добавление к природным ресурсам, к технологиям или еще к чему-то. Это не просто население. Нация обладает своими устоями, своим образом, характером. Их надо обязательно сохранить, потому что именно эти различия и особенности составляют всю полноту человечества. А полнота никак не означает нивелирования — она противостоит ему.

Вот почему праздник сохранения нашей самостоятельности и нашей самобытности не противоречит процессам, идущим в экономике или в политике. Это — праздник самобытности русского народа, который даже в самые критические моменты способен находить силы для своего возрождения.

— То есть патриотизм сегодня актуален? И неправы те, кто спешит зачислить его в исторические раритеты, считая, что в демократических обществах — совсем другая система ценностей?

— Патриотизм, несомненно, актуален. Это чувство, которое делает народ и каждого человека ответственным за жизнь страны. Без патриотизма нет такой ответственности. Если я не думаю о своем народе, то у меня нет дома, нет корней. Потому что дом — это не только комфорт, это еще и ответственность за порядок в нем, это ответственность за детей, которые живут в этом доме. Человек без патриотизма, по сути, не имеет своей страны. А «человек мира» это то же самое, что бездомный человек.

Вспомним евангельскую притчу о блудном сыне. Юноша ушел из дома, а потом вернулся, и отец его простил, принял с любовью. Обычно в этой притче обращают внимание на то, как поступил отец, принявший блудного сына. Но нельзя забывать и о том, что сын, поскитавшись по миру, вернулся в свой дом, потому что для человека невозможно жить без своих устоев и корней.

По глубокому моему убеждению, патриотизм совершенно не противоречит демократии. Наоборот, человек, думающий о своей стране, о будущем своего народа, о том, как лучше построить жизнь соотечественников, такой человек, как правило, активно участвует в общественной жизни, и прежде всего, через демократические процессы. Только настоящему патриоту важно, насколько хорошо будут жить не только он сам, но его страна, народ. Ему важны результаты демократических процессов в стране. А человеку, лишенному чувства патриотизма, все равно — он решает исключительно свои проблемы, и может решать их здесь, может — там.

Надо сказать, что в христианстве всегда было приоритетом чувство братской любви и братской поддержки. Недаром апостол Павел говорит: «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других» (Флп. II, 4).

Мне кажется, что чувство любви к собственному народу столь же естественно для человека, как и чувство любви к Богу. Его можно исказить. И человечество на протяжении своей истории не раз искажало чувство, вложенное Богом. Но оно есть.

И здесь еще одно очень важно. Чувство патриотизма ни в коем случае нельзя смешивать с чувством враждебности к другим народам. Патриотизм в этом смысле созвучен православию. Одна из самых главных заповедей христианства: не делай другому то, что ты не хочешь, чтобы делали тебе. Или как это звучит в православном вероучении словами Серафима Саровского: спасись сам, стяжи мирен дух, и тысячи вокруг тебя спасутся.

То же самое патриотизм. Не разрушай у других, а созидай у себя. Тогда и другие будут относиться к тебе с уважением.

Я думаю, что сегодня у нас это основная задача патриотов: созидание собственной страны.

— Преодоление Смуты для России — всегда актуальный урок. Можно ли расценивать обращение к тем историческим событиям как источник оптимизма, надежд на подлинное возрождение государства, духовности, народного самосознания? Какие предостережения можно извлечь из этих исторических уроков? Где сегодня таятся главные угрозы для нашего будущего?

— Если вспоминать те события, то становится очевидно: главной бедой того времени была утрата нравственных и религиозных устоев. Начало Смуты можно определить одним словом — предательство. Ради своих шкурных интересов существовавшие тогда боярские группировки, сегодня их можно назвать элитой, готовы были на любое предательство, на признание любой лжи. Ведь вспомните, что происходило, когда Лже-Дмитрий уже приближался к Москве. Армии, целые боярские роды переходили на его сторону, признавали его законным наследником. Тогда было странное смешение в умах, когда одновременно обвиняли Годунова в убийстве Дмитрия и признавали Дмитрием самозванца. И может быть самым страшным был эпизод, когда Самозванец вошел в Москву, а все бояре, дьяки, в том числе и дьяк Щелкалов, который проводил расследование убийства, признали его царевичем Дмитрием Ивановичем. Даже мать убитого отрока, и та признала его своим сыном. И вот в этот момент только Патриарх Иов, обычно изображаемый человеком слабым, только он, которого избивали в Успенском соборе, оплевывали, изгнали, только он не уставал повторять: не царевич Дмитрий это, а вор и расстрига Гришка Отрепьев. Его не слушали. Но очень важно, что в этот момент, как и на протяжении всей Смуты, Русская церковь неустанно свидетельствовала об истине. И ни Патриарх Иов, человек мягкий, ни твердый, как кремень, Патриарх Гермоген не были сломлены.

Я думаю, что сегодня тоже очень важно, чтобы во всех непростых перипетиях современной жизни мы бы сохраняли верность истине. Ведь именно позиция Церкви, ее твердость в отстаивании истины и ценностей православия помогли тогда русскому народу возродиться. И я считаю одной из главных сегодняшних задач Русской церкви — хранение безусловной истины. Особенно в век смешения понятий добра и зла, истинности и лжи Церковь должна сохранить истину, сохранить не только для себя, а для всего народа. И учить народ тому, что такое добро и зло, что такое правда и ложь, что такое любовь — вот этим основным понятиям человеческого существования, которые не должны раствориться в глобализованном мире. Эти истины дают подход к человеку как к Божьему дару, как к личности и не позволяют превращать человека в часть какой-то всемирной технологии. Человек ценен сам по себе. И его ценность не только в том, что он умеет делать, а в том, что он думает, в его чувствах, в его любви к Богу, в его взаимоотношениях с Богом. Ведь когда Господь призовет тебя на Страшный суд, он не спросит: сколько ты заработал, и даже не спросит: где ты учился и сколько ты знаешь. Он спросит о другом: как ты помог ближнему, когда ты проявил милосердие, был ли ты честен, добр, благочестив. Вот — вопросы Страшного суда. И человек, который почти целиком поглощен сегодняшними проблемами, должен сохранять в себе чувство своей ответственности перед Богом. И это чувство позволит ему сохранить себя как человека. Об этом тоже стоит задуматься, когда мы вспоминаем, казалось бы, давние события, размышляем об их уроках.

А в канун Дня народного единства мне хотелось бы пожелать всем читателям газеты «Труд» любви, благополучия и здоровья! Благословение Божие пусть пребывает с вами во всех ваших делах, направленных на процветание нашего народа, возрождение нашей Родины, достижения мира и доброго согласия всех людей и народов!

Беседовал Валерий Коновалов

http://www.trud.ru/004_Cht/200 511 032 060 201.htm

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru