Русская линия
Русь Православная Констанин Душенов,
Роман Перин
01.11.2005 

Наша война
О смысле и целях современной национально-освободительной борьбы русского народа беседуют главный редактор «РП» и корреспондент газеты «За Русское Дело»

СМЫСЛ РУССКОЙ ВОЙНЫ

Роман Перин («ЗРД»): Константин Юрьевич, я вас воспринимаю прежде всего как философа, отличного полемиста и настоящего воина, готового пожертвовать всем ради своих убеждений. Вы были близким человеком для митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, которого я считаю одним из выдающихся людей прошлого века, положившего жизнь на благо России. Вот давайте в таком ключе, с мыслью о будущем русского общества и поговорим.

В последнее время журналисты и политологи много спорят о возможности антипутинской революции в России. Вот Лимонов недавно заявил, что против режима он готов идти хоть с дьяволом. И действительно, эти т.н. реформы скоро окончательно разозлят народ. Но не кажется ли вам, что в создающийся антипутинский блок, исповедующий идею «цветной революции», набежит много всяческих бесов разрушения? И наш народ, уже в который раз, окажется перед выбором между двух зол.

Константин Душенов:
Я считаю, что для нас, русских людей, не имеет никакого значения — антипутинский этот блок, или пропутинский… Для нас важно донести до общественного мнения, до национального самосознания нашего народа одну очень простую и ясную мысль. Ее может (и должен) усвоить каждый русский человек — независимо от его социального статуса, политических и религиозных убеждений, уровня образования. А именно: все происходящее в России и в мире мы должны рассматривать исключительно с точки зрения русских национальных интересов.

Первый вопрос, который мы должны себе задать, таков: помогает ли русскому народу то или иное явление, тот или иной фактор нашей современной действительности избавиться от страшного вражьего ига, которое тяготеет над нами? Если помогает, ему нужно всячески содействовать. Если мешает — бороться с ним не на жизнь, а на смерть. Только так мы сможем обрести действенную, эффективную методику оценки любых явлений современного мира, в любых областях: от политики до религии, от экономики до культуры.

Что касается того «цветного блока», о котором Вы говорите, то он пока ничего серьёзного, на мой взгляд не представляет. Там в основном собираются люди, которые стремятся любыми путями пробиться в т.н. «политическую элиту», обеспечить себе руководящее кресло, политическое пространство, удобную позицию для переговоров. Всё это ни к интересам, ни к нуждам русского народа никакого отношения не имеет.

Р.П.: Действительно, угрозы нынешних антипутинских революционеров больше похожи на шантаж, на подготовку перед политической торговлей, в ходе которой они хотят выторговать себе те или иные преимущества, те или иные политические дивиденды, будь то места в следующей Госдуме или прохождение перерегистрации фиктивных, карликовых партий.

Но тем не менее, очередные выборы в Госдуму пройдут уже по новому закону, лишившему нас права выдвигать независимых кандидатов, не являющихся членами допущенных к выборам партий. Что можно посоветовать народу в этой ситуации?

К.Д.: Наплевать и забыть. Лично я переболел этой срамной демократической болезнью уже лет десять тому назад. Пусть наша омерзительная «элита» варится в собственном соку, сколько влезет. Выборы сейчас мало что решают. То, что в современной России называют выборами, на самом деле не что иное, как политический механизм для легализации нынешней антирусской прожидовленной власти, механизм легализации геноцида русского народа, механизм сохранения у власти высокопоставленных негодяев, воров и русоненавистников, которые не дают нам, русским людям, стать хозяевами на собственной земле.

Я не против самого института выборов. Он хорошо согласуется с русской исторической традицией и в том или ином виде может быть востребован даже при самодержавной монархии. Но сейчас этот политический инструмент находится в руках наших врагов. А любые политические технологии подобны ножу: в руках хирурга нож — инструмент для спасения человеческой жизни, в руках бандита — инструмент убийства.

В нашем случае мощнейший политический инструмент — государство — находится в руках открытых врагов России, осуществляющих планомерный геноцид русского народа. И наша задача — вырвать его из рук наших врагов и превратить из инструмента подавления русской нации в инструмент возрождения России, инструмент защиты законных интересов русского народа. В этом и заключается весь смысл современной национально-освободительной борьбы, а точнее — войны, т.к. сегодня в нашей стране против русского народа идёт самая настоящая война, имеющая своей конечной целью наше полное уничтожение. Именно это сейчас всем нам очень важно понять. И перестроить, адаптировать свое политическое, общественное, национальное поведение к суровым условиям этой жесточайшей войны. При этом первый урок, который мы должны усвоить, если хотим выжить, таков: нам, русским людям, в России некого и нечего бояться. Это наша страна, наша земля, мы здесь хозяева и тех, кто не хочет признавать этого очевидного факта добром, заставим признать его с помощью иных средств.

Русские националисты должны сыграть в этой войне роль передового штурмового отряда. Или — используя другой, менее кровавый образ — роль дрожжей, этакого бродила, закваски — пусть малой по величине, но ничем не заменимой по своему влиянию… У любого народа бывают периоды помрачения национального самосознания, такой период переживаем сейчас и русский народ. И в этом состоянии мы никогда не выиграем никакие выборы, пока 90% населения находится под влиянием наркотической телеиглы, которая находится в руках откровенных врагов России. И наша с вами первоочередная задача — просветить людей, рассказать им о том, что сейчас происходит на самом деле, с какой стороны ждать удара, и в какую сторону самим наносить удары.

ДОЛОЙ ПОЛУПРАВДУ!

Р.П.: Константин, сейчас поток информации со стороны патриотов значительно возрос по сравнению с прошлыми годами. Появилось больше газет, журналов, интернет-сайтов, широко распространяются видеокассеты, компакт-диски. Но при этом резко упали тиражи некоторых патриотических газет и журналов. Возьмём, к примеру, популярные в прошлом «Русский вестник» и «Наш современник», хотя это касается и других изданий. Что случилось? И с кем, с читателями или с издателями?

К.Д.: Я не слежу за тиражами этих изданий и не знаю, насколько они изменились. Но в целом, любое падение популярности русской патриотической прессы на фоне очевидного роста русских националистических настроений в обществе можно объяснить только тем, что наши патриотические издания просто не успевают за своими читателями. Они слишком робки и боязливы при обсуждении больных вопросов современной русской жизни.

В газетах и журналах нужно писать о том, что людей действительно волнует. О том, о чем они реально говорят и думают. А многие наши патриотические издания грешат постоянной оглядкой на власть, боятся откровенно заявить свой русский националистический характер, опасаются преследований со стороны прокуратуры и т. п. Неудивительно, что читатели уходят от них в поисках более решительных, радикальных изданий. Пора понять: до тех пор, пока мы будем бояться публично высказывать всю «русскую правду» до конца — без всяких оговорок и умолчаний, мы будем проигрывать. Жида нужно называть жидом, врага — врагом, мерзавца — мерзавцем, тогда всё встанет на свои места. Именно тогда станет ясно, кто с кем борется, за что и почему.

Русский человек, даже не слишком образованный и не разбирающийся в политике, очень тонко чувствует фальшь. И мы должны прекратить всякие попытки разговаривать с ним на языке полуправды. А полная правда такова: каждый из нас — редактор ли он, публицист или шофер такси, должен для себя ясно и недвусмысленно решить — идёт он на священную войну за освобождение русского народа от вражьей оккупации, или нет. Ведь никто никого насильно участвовать в ней не заставляет.

И уж если ты решил, что твое место — в общем русском строю, то идя на войну, нелепо оставлять дома автомат. И уж совсем нелепо говорить, что, мол, на войну-то я иду, но стрелять во врагов буду только из рогатки, а штыком колоть не стану — негуманно это… Война есть война, и у неё свои суровые законы — или ты, или тебя. В данном случае я говорю об информационном оружии, об оружии правды, которое мы должны использовать, чтобы раскрыть глаза нашему оболганному, обманутому и обворованному народу. Только тогда мы сможем конвертировать это общенародное прозрение в политический капитал русского национализма. А пока нам просто нечего противопоставить нашим политическим оппонентам…

С нами ведут войну далеко не глупые люди, обладающие огромными финансовыми, политическими, информационными ресурсами. Что можем мы противопоставить всей этой жидовской мощи? Любовь к своему народу, к своей Родине, а при необходимости — готовность пожертвовать всем, пойти на любые испытания и скорби ради освобождения России из вражьего плена. Если эти святые чувства мы сумеем подкрепить реальными делами, то — уверяю вас — перед Русской Национальной Революцией[1] падут в прах все крепости и бастионы врага, бесполезными станут все гигантские ресурсы, которые направлены против нас.

Р.П.: Как православный человек, что вы думаете о заигрывании с Церковью нынешних русофобствующих «демократов», вчерашних коммунистов, начиная с Ельцина? Их демонстративное стояние со свечой в храмах по церковным праздникам оставляет ощущение сплошной фальши, тем более, что они зачастую и перекреститься-то правильно не умеют. Правда, Путин в этой области более подготовлен. Он как-то более осмысленно участвует в церковных обрядах и не пропускает случая подчеркнуть свою причастность к православию.

К.Д.: В народе таких «православных демократов» метко прозвали подсвечниками. Есть подсвечники железные, каменные, деревянные, а эти — в пиджаках и с охраной.

Вообще, важно понять, что Русская Православная Церковь — плоть от плоти нашего народа. Ее пастыри, ее прихожане живут в том же мире, что и мы и обладают теми же достоинствами и недостатками, как и большинство современных русских людей. Не надо думать, что в Церкви все должны быть непременно святыми. Наоборот, Церковь нужна именно грешникам. Это больница для души, где наши душевные болезни — пороки и страсти — врачуются Самим Богом с помощью благодатных небесных лекарств.

Святые — они в Царствии Небесном, в Торжествующей Небесной Церкви. А на земле присутствует Церковь Воинствующая. И болеет, и страждет она, так же как и весь наш народ — ведь архиереи к нам не с неба падают… Церковь борется с сатанинским злом по всем направлениям, и в ней самой тоже постоянно идёт напряженная внутренняя борьба. Борьба между национальными и антинациональными силами, между верующими и неверующими, между ревнителями благочестия и вероотступниками, между русскими и антирусскими представителями мирян, монахов, иерархов… Более того, именно в Церкви, как в средоточии, в эпицентре духовных сил нашего народа эта борьба достигает своего максимального напряжения.

НЕ МИР, НО МЕЧ…

Р.П.: А кому вы больше верите со свечкой в руках — Путину или Зюганову? Кто из них более искренен, находясь в церкви?

К.Д.: Я Зюганова со свечкой в храме ни разу не видел. Хотя знаком с ним давно, еще с середины 90-х, когда я был пресс-секретарём митрополита Иоанна, а Зюганов приезжал к нему за советом и поддержкой. Думаю, что по отношению к религии Зюганов более искренен. Он говорит об уважении к православию, но не пытается разыгрывать из себя воцерковленного христианина.

Что касается Путина, то я вполне допускаю, что он верующий человек. Но при этом я абсолютно убеждён, что мы с Путиным верим в разных богов. Ну нельзя, невозможно веровать в Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа так, как учит Святая Церковь, и одновременно проводить такую политику, какую проводит наш президент…

Р.П.: Разве христианство не предполагает смирения по отношению к действиям государственной власти?

К.Д.: Только до тех пор, пока эти действия не угрожают спасению души, не потакают злу… Ещё Митрополит Иоанн говорил, что христианство вовсе не является религией безвольного соглашательства, религией малодушного примирения со всем происходящим, как нам сейчас злонамеренно пытаются это внушить. Христианство есть религия борьбы, непримиримой и беспощадной борьбы со злом.

В Евангелии Господь прямо призывает нас на такую святую брань, говоря: «теперь… продай одежду свою и купи меч» (Лк. 22, 36). Другое дело, что этим мечом надо пользоваться умело и без злобы. В области общественно-политической он должен отсекать лишь то, что мешает русскому народу возродить свое былое духовное и державное величие. А в случае необходимости, надо уметь направлять этот меч Правды Божией и против себя самого — отсекая все, что мешает нам в духовном и нравственном совершенствовании, мешает двигаться в сторону Царствия Небесного. Свои собственные пороки и страсти…

Р.П.: Вам не кажется, что современная Православная Церковь устранилась от борьбы за русское возрождение? Она даже не проявляет должной активности в противостоянии нахлынувшим ордам разнообразных религиозных сект, в сети которых попали уже сотни тысяч наших граждан. Что за такая преступная пассивность? Где этот церковный меч в борьбе со злом?

К.Д.: Русскую Церковь сегодня винят все, кому не лень. И того она не сделала, и этого не добилась… В основании таких обвинений лежит одно прискорбное и глубокое заблуждение. О позиции Церкви, о ее деятельности люди судят как правило по высказываниям высокопоставленных церковных иерархов, которые часто мелькают на экранах телевизоров. Но это неправильно. Не надо путать церковную бюрократию, церковное начальство с Церковью как таковой. Если у человека золотая митра на голове, бриллиантовая панагия на груди и длинная борода — это еще не гарантия того, что он может выступать от лица Церкви. Конечно, иерархия необходима, но в деле спасения души человеческой она имеет не самодостаточное, а служебное назначение.

Противостояние ревнителей благочестия и равнодушных вероотступников, борьба с сатанинскими силами внутри Церкви не прерывались на протяжении всей её истории, и тут ничего нового нет. Каждому, кто хочет пробиться в настоящую Церковь Христову через коросту человеческих страстей и политических передряг, надо употребить некоторое духовное усилие, проявить желание и терпение, и тогда в конце концов ищущему непременно откроются все сокровища христианского благочестия. Найдет он и настоящих русских батюшек, борющихся за истинную веру Христову и русское духовное возрождение.

Вообще, нам нужно прекратить заниматься самооплёвыванием, которое ничего общего не имеет с христианским покаянием. А самое главное — уяснить всю меру свой ответственности, всю важность русского промыслительного предназначения, свою богоизбранность. Но русский человек должен всегда помнить, что он избран Богом не для господства (это только жидов Талмуд учит, что они призваны господствовать над всеми гоями), а для служения всем другим народам. Служения в качестве хранителя и защитника высочайших истин и глубочайших тайн Божественного Откровения. И когда высота этого служения будет нами осознана, когда с этой точки зрения мы станем оценивать всё своё бытие, тогда и экономические, и политические, и любые иные проблемы получат свое естественное и богоугодное разрешение. Только тогда мы сможем ясно понять, что именно нам следует делать и в каком именно направлении двигаться.

Р.П.: Но это служение «светом истины» для иных народов не должно доходить до самоуничтожения русского народа. Иначе получается, как у большевиков, которые намеревались использовать русский народ как хворост для разведения пожара мировой революции. Не слишком ли дорого русскому народу обошлось его мессианство?

К.Д.: Никто и не говорит, что все мы поголовно должны стать шахидами. Надо просто помнить, что нам, русским, свыше дана та великая драгоценность, которую мы должны сохранить любой ценой. Эта драгоценность — вера Христова. Россия и русский народ являются неким священным ковчегом, в котором хранится Откровение Божие. Мы — этот живой ковчег. И наша задача — сохранить вверенную нам Святыню до конца времён.

Р.П.: На Русь христианство пришло довольно поздно. Как в таком случае мы можем претендовать на то, что именно мы являемся хранителями чистоты веры? Тем более монополизировать эту чистоту, отказывая в этом другим христианским конфессиям?

К.Д.: Важно не то, когда пришло христианство на Русь, а из какого источника оно было принято. Источник этот — Единая Соборная Апостольская Православная Церковь, принявшая учение из рук Самого Христа — чист и непорочен. Все иные христианские конфессии под влиянием разных исторических катаклизмов утратили живую Святыню и Истину. Утратили по разным причинам — кто по жадности, кто по трусости, кто из-за политических потрясений шёл на компромисс со злом и искажал Веру в угоду сиюминутной выгоде. Устояли только православные…

БОЛЕЗНИ И ЛЕКАРСТВА

Р.П.: Мы с вами уже затрагивали вопрос приоритетов тех или иных ценностей в мировоззрении человека. Расставьте эти приоритеты с точки зрения вашего православного миропонимания.

К.Д.: Правильная иерархия ценностей чрезвычайно важна. Как только она появляется, вокруг неё всё сразу становится на свои места. С православной точки зрения ни выживание русского народа, ни существование России не является самостоятельной ценностью. Высшая самостоятельная ценность — это спасение человеческой души! Церковь учит, что одна душа человеческая перед Лицем Божиим дороже всей Вселенной, всего сотворённого мира, ибо наша душа — это образ и подобие Божие. Мы предназначены Им к теснейшему взаимному союзу — союзу Любви. Нет ничего более драгоценного на свете.

Но тот народ, который будет хранить эту истину, хранить все необходимые небесные средства для воссоединения человечества с Богом, обречён на тяжкие страдания и суровую борьбу. Все зло мира, все силы ада, все отступники, предатели и богоборцы ополчатся на него! Посмотрите, история свидетельствует нам: практически все народы[2], бывшие некогда христианскими, отступили, не устояли, утеряли право на свою богоизбранность. И только русский народ, несмотря ни на что, устоял в Православии. Остался хранителем истинного смысла человеческого бытия. Поэтому именно против нас сейчас ополчились все сатанинские силы… И натиск этот — будьте уверены — не ослабнет до конца времен. Но пугаться этого не надо. У нас есть все необходимое, чтобы отразить нашествие адских полчищ…

Р.П.: Сейчас уже значительная часть патриотической интеллигенции посмотрела ваш фильм «Россия с ножом в спине». Немалая часть зрителей высказывает мысль о том, что «национал-патриоты окончательно зациклились на еврейском вопросе». Подобное слышат почти все редакторы патриотических изданий.

Может, действительно не стоит излишне демонизировать «еврейский заговор»? Евреи демонстрируют этническую сплочённость, тоже делают и представители кавказских и азиатских народов при крайне низкой этнической сплочённости славян, особенно русских. Может, всё-таки их сила в нашей слабости, и для оздоровления нации нужно начать большой разговор о наших слабостях.

К.Д.: Меня «еврейский вопрос» вообще совершенно не интересует. И еврейский народ — тоже. Меня интересует мой родной, русский народ. И поэтому я стараюсь указать своим русским братьям на то, что — на мой взгляд — мешает нашему духовному и державному возрождению. А жиды этому очень сильно мешают. Но если вы указываете больному на микробов, которые являются возбудителями терзающей его болезни, это ведь не значит, что вы «зациклились на микробах»! Болезнь-то надо лечить…

То же и с азиатами, и с кавказцами. Что нам до них? Пусть живут в своих краях как хотят. Нам же — дай Бог с собственными проблемами разобраться… Но вот мешать нам на пути к национальному выздоровлению и возрождению в России сильного и единого русского национального государства мы никому не позволим…


[1] Точнее, конечно, было бы сказать «Русской Контрреволюцией», ибо она в первую очередь должна быть направлена на ликвидацию всех последствий антирусской и богоборческой революции 1917 года, на восстановление традиционных ценностей нашего национального бытия. Революционной при этом должна быть только скорость и решительность таких изменений. — К.Д.

[2] За малым исключением части сербов, греков и некоторых других православных народов. — К.Д.

http://www.rusprav.org/2005/new/23.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru