Русская линия
Православие.Ru Елена Лебедева26.10.2005 

Чайная сага дома Перловых
Честь в труде

Все началось в далеком XVIII веке. Московский купец Иван Михайлович, прихожанин церкви Алексия Митрополита, что в Рогожской слободе, имевший собственный дом на Большой Алексеевской улице, записался в купеческую гильдию. То были самые первые, петровские купеческие гильдии, предшественники екатерининских. Его сын Алексей в 1787 году открыл в Москве розничные чайные лавки, а в 1807 году принял загадочную фамилию Перлов. Так и неизвестно, отчего она произошла, но в дворянском гербе Перловых изображены жемчужин — перлов. Возможно, фамилия и явилась от жемчуга.

Исторической заслугой купцов Перловых была популяризация чая в России и его широкое распространение среди простого народа. Утром, наливая к завтраку свежезаваренный чай, как-то не задумываешься, сколько трудов было положено на то, чтобы чай стал привычным, доступным, естественным каждому русскому человеку. Немалая роль принадлежит Перловым в том, что этот дорогой аристократический, очень полезный напиток стал не только известен простому населению, но и превратился в «православный», истинно национальный символ, который в дореволюционной России намеренно противопоставлялся водке.

Чай попал в Россию только в XVII веке. Раньше о нем знали понаслышке, когда служивые люди, побывавшие в Китае во времена Ивана Грозного, рассказывали на родине о любимом напитке китайцев. А в 1638 году монгольский Алтын-хан подарил царю Михаилу Федоровичу через посла три пуда чая, — это и было первое появление чая в России, с которым тогда и не знали, что делать. Потом ученый лекарь вылечил чаем больной кишечник государя Алексея Михайловича — и чай был признан на Руси навсегда, но поначалу только при дворе, как «пользительная трава» — то есть как лекарство.

Единственным в ту пору импортером чая был Китай, и чай направлялся к нам с Востока через забайкальскую Кяхту. К концу XVIII века его поставки в Россию возросли с изначальных 3 тысяч пудов до 30 тысяч, однако чай был очень дорог и малознаком русичам, которые еще пили дедов мед, квас и сбитень. Цены на него колебались без ограничений, чай везли цыбиками (ящиками) без разбору сортов и качества, обращаться с ним по сути никто не умел. Именно тогда и началось чайное дело Перловых.

Чайная торговля в России являлась в то время рискованным экспериментом, поскольку простые москвичи еще не изведали чай, и было неизвестно — примут ли они чай на свой стол, или он останется «пользительной травой» в аптеках. Алексей Перлов решился на смелый шаг и принялся торговать чаем в розницу. Как уже говорилось, в 1787 году он открыл первые чайные лавки в Торговых рядах на Красной площади и стал приучать простых москвичей к чаю, торгуя только в розницу, в небольших количествах, и, главное недорого, — за счет умелых коммерческих решений. Например, он отказался от услуг посредников и открыл в Кяхте собственную контору по закупке чая у китайцев, что сказалось на цене его розничного чая. Эксперимент оказался удачным — москвичи распробовали чай. В 1812 году перловские лавки в Москве не работали всего три с небольшим месяца, настолько они оказались популярными.

И его сыну Василию Перлову пришлось проявить немалый талант ради успешной и качественной чайной торговли в России, в результате чего была создана фирма «В.Перлов с сыновьями». В 1845 году китайские товары, шедшие к нам через Кяхту, были освобождены от уплаты пошлин, и в Россию посыпалось огромное количество фальшивого, недоброкачественного чая. В то же время власти Китая ввели ограничение на экспорт хорошего чая, дабы не разбазаривать по дешевке свое национальное достояние.

В этой ситуации купец Василий Перлов старался заботиться о качестве продаваемого им чая и в то же время привлечь к себе как можно больше широких потребителей за счет уменьшения его розничной цены. Задача была не из легких, но именно из-за ее умелого решения Перловы вышли на мировой уровень чаеторговли. Во-первых, он использовал и развил прием конкурента-чаеторговца А. Губкина — нормировку чая. Теперь приказчики в лавках продавали чай только по сортам, что улучшило качество чая, и только по установленным для каждого сорта ценам. У Перлова розничного чая можно было купить столько, сколько захочет покупатель: приказчикам велели отвешивать чай в любых, даже самых мизерных количествах. Так Перловы добились широкого выбора на любой вкус и расфасовок на любые финансовые возможности. Для популяризации чая как полезного для здоровья напитка Перловы сделали искусный рекламный ход. Расписные жестяные и алюминиевые чайницы, которые, кстати, делали в опекаемом Перловыми Шамординском монастыре, содержали поучительные изречения о чае. Вроде: «Свойство сему напитку — осаждать пары, освежать и очищать кровь». Или проще: «Чай не пьешь — откуда силы?»

Во-вторых, Василий Перлов отдавал много сил борьбе с подделками, наводнявшими чайный рынок. В ходу было даже использование спитого чая, подкрашенного жженым сахаром, чем особенно промышляли в родной для Перловых Рогожской заставе. А потом мошенники стали работать и под Перловых, когда их фирма добилась успеха и известности. В конце XIX века под нажимом Перловых был принят закон, обязывающий чаеторговцев продавать чай только в пачках, с указанием фирмы и даты упаковки.

И в 1860 году незадолго до смерти Василия Алексеевича была учреждена фамильная фирма — Товарищество чайной торговли «В.Перлов с сыновьями». За более, чем столетнюю торговлю они стали «чайными королями» России, сопоставимыми по уровню с Рябушинскими, Морозовыми, Прохоровыми, Боткиными, Абрикосовыми. В конце XIX века Перловы имели 88 магазинов в России и Европе, а в одной только Москве — 14 магазинов на центральных улицах, где торговали еще сахаром и кофе. Ныне из всего этого могущества остался только легендарный магазин на Мясницкой.

ДОМ ПЕРЛОВЫХ

Первый фирменный магазин Перловых открылся в 1823 году на Ильинке. А через 12 лет состоялся их первый семейный раздел. Отчий дом у Рогожской слободы достался старшему Михаилу Алексеевичу, а его братья, Василий и Иван, купили дом на 1-й Мещанской улице, 5, близ Сухаревой башни в приходе несохранившейся церкви Адриана и Натальи. (Интересно, что раньше эта усадьба принадлежала И. Кошелеву, отцу известного славянофила, который и родился в том доме). Потом владение на Мещанской осталось за Василием, главой фирмы, и его сыновьями-преемниками Семеном и Сергеем: там и развивалось фамильное дело Перловых. В конце XIX века архитектор Р.И.Клейн перестроил усадьбу в пятиэтажный доходный дом, где расположились и фирменный магазин, и контора, и чаеразвесочная фабрика, и жилые апартаменты.

После смерти Василия Алексеевича в 1869 году произошел новый семейный раздел. Фирма «Василий Перлов с сыновьями» отошла его старшему сыну Семену Васильевичу вместе с домом на Мещанской. А младший сын Сергей Васильевич получил дом на Мясницкой, 19, купленный его отцом еще в середине XIX века. Выделившись, он основал собственную фирму — Товарищество чайной торговли «Сергей Васильевич Перлов и Ко». Она и обосновалась в доме на Мясницкой, с собственной чаеразвесочной фабрикой. В 1890 году его заново отстроил тот же архитектор Клейн. Так в Москве появились две фирмы Перловых, отныне конкурирующих между собой.

По указу Александра III в год столетия фирмы Перловых им было пожаловано дворянство — «во внимание к 100-летней деятельности рода московских купцов Перловых на поприще торговли и в воздаяние их заслуг». Фамильным символом стал чайный куст, украсивший нашлемник герба, шесть крупных жемчужин ознаменовали фамилию, а девиз был избран «Честь в труде». Перловы получили и звание Поставщиков Двора с правом изображения государственного герба на этикетках и надписи «придворный поставщик». Свои фирменные вывески они украшали невероятно красивыми лепными двуглавыми орлами, воспринимавшимися частью архитектурного оформления здания. А кроме Российского двора, Перловы удостоились почетного звания поставщика двора императора Австрийского, короля Румынского, князя Черногорского и Великого Герцога Нассауского.

Поистине всемосковские торжества 1 января 1887 году, когда отмечали столетие чайной фирмы Перловых, проходили на 1-й Мещанской при огромном стечении народа. Они начались праздничным богослужением в приходской церкви Адриана и Натальи. Пел лучший в старой Москве Чудовский хор. А затем в помещении главного магазина был отслужен соборне благодарственный молебен перед образом Спасителя, Иверской иконой и образом св. Пантелеймона. Протоиерей Петр Казанский в своем слове обратился к Перловым: «Столетние юбилеи частных дел — явление слишком редкое в нашем Отечестве. И ваш юбилей, конечно, мог совершиться не без особенного благословения Божия. Столетие вашего дела могло быть только плодом ревностного служения этому делу, служения честного, соединенного с исполнением обязанностей общественных, заповедей Божиих…. И вот вы…начинаете второе столетие дела молитвою, испрашивая благословение от Господа. Да благословит же всеблагий Господь ваши добрые начинания, да благословит вашу ревность и честность в деле, да ущедрит благами земными, а более всего да преумножит в вас служение Господу в исполнении Его святых заповедей, и чрез то да продолжит ваш дом и род на многие и многие годы». Не каждая фирма в России удостаивалась такой похвалы.

Служение Господу, о котором говорил пастырь, выражалось у Перловых в широчайшей фамильной благотворительности, как социальной, так и церковной. Она началась с деятельности создателя фирмы Василия Алексеевича, который помимо прочего занимал пост заседателя Приказа общественного призрения, члена-благотворителя Московского коммерческого училища, и еще в 1856 году удостоился Высочайшей благодарности за пожертвование на устройство памятников и храма на Севастопольском кладбище. Семен Васильевич на протяжении 27 лет был ктитором церкви Адриана и Натальи на 1-й Мещанской. А его сыновья устроили великолепный храм во имя Донской иконы Божией Матери в родовом имении Перловка, создавали приюты, именные стипендии для нуждавшихся сирот, открывали бесплатные народные столовые, убежища для престарелых и раненых воинов, финансировали комиссии по устройству народных чтений, опекали нищих, гимназисток. Их благотворительность развивалась под патронажем св. великой княгини Елизаветы Федоровны и Императорского Человеколюбивого общества.

Сергей Васильевич, также занимавший общественные должности, вроде председательства Яузского попечительства о бедных и агента Московского комитета о просящих милостыню, более всех преуспел на ниве церковной благотворительности. Он всю жизнь помогал Оптиной пустыни и Шамординскому монастырю (где монахиней была сестра Льва Толстого), в котором ему самому было суждено обрести последний приют в 1911 году. С. Перлов часто повторял, что с тех пор, как он стал помогать инокиням, его торговые дела пошли как никогда. Его благодеяния осенили создание чудо-дома на Мясницкой и, словно эхо, отозвались в наши дни.

Весной 1896 года в Москве ожидали прибытия на коронационные торжества важного китайского сановника Ли-Хунь-Чжана, чрезвычайного посла и канцлера Китайской империи, с которым все чаеторговцы хотели заключить выгодные контракты о поставке чая в Россию. Ждали его и на Мещанской, и на Мясницкой — семейная конкуренция Перловых достигла своего апогея. Именно тогда и была возведена китайская «пагода», для чего Сергей Перлов пригласил архитектора Карла Гиппиуса, сотворившего это московское чудо. Внешний вид дома, как и интерьер магазина, был отделан в китайском стиле: башенка, витые дракончики, китайские фонарики, змейки, зонтики. Хозяин ожидал, что китайский гость будет тронут таким знаком внимания и остановится у него.

А на Мещанской здание не перестраивали, лишь украсили его в китайском стиле, как декорациями. Там-то дорогой гость и остановился 5 мая 1896 года — у главы фирмы «В.Перлов с сыновьями». Канцлера встречали по-русски, хлебом-солью, после чего поднесли в дар серебряное блюдо с гравюрой дома Перловых и фигурную солонку.

А Сергей Перлов остался в историческом выигрыше — именно его дом пережил и конкурентов, и революцию, и стал самым любимым чайным магазином в Москве. Особенность его в том, что постоянными посетителями оказались и истинные ценители чая, и обыкновенные москвичи, не мыслящие свой день без этого напитка.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Вдова С.В.Перлова прожила в этом доме до самой кончины в феврале 1918 года. Дом сразу же «уплотнили» в коммуналки — число комнат соответствовало числу окон. А магазин «Чай-Кофе» получил главный номер 1: по статусу чайно-кофейной торговли он равнялся Елисеевскому гастроному. И хотя здание находилось под государственной охраной как исторический памятник, разрушения времени не миновали его. К началу 1990-х годов дом, который входит в десятку красивейших зданий Европы, находился в угрожающем состоянии. Здание было поражено грибком и нуждалось в серьезном лечении. Все коммуникации разрушились. Подвалы для хранения чая стояли затопленными из-за проржавевших, прорвавшихся труб. Ведь капитального ремонта не проводилось все советское время.

Именно в то время потомки Перловых обратились к мэру с просьбой о передаче им фамильного дома в аренду, поскольку закон о реституции — возвращения собственности — отсутствует. Согласие было получено. И ныне созданное ООО «Перловы и К» возглавила правнучка Сергея Перлова, Жанна Юрьевна Киртбая. Она поставила две задачи: восстановить исторический облик здания и возобновить фамильное дело — чаеторговлю. Знаменательно, что вторая жизнь дома Перловых снова началась с церковной благотворительности, с помощи Оптиной Пустыни, и Шамординскому монастырю, Высоко-Петровскому монастырю и Марфо-Мариинской обители. За это Ж.Ю. Киртбая удостоилась золотой медали.

«Чайному домику» на Мясницкой, столь любимому москвичами, несомненно повезло — он попал в руки человека, которому он бесконечно дорог, как родной. Изначально здание было отдано Перловым в аренду на 49 лет, чтобы они восстановили и отреставрировали памятник, а потом управляли бы его эксплуатацией. Пока искали инвестора — а все непременно хотели забрать контрольный пакет, — и пока собирали необходимые документы, сроки вышли, и пришлось начинать все сначала.

И тогда Ж.Ю. Киртбая обратилась за помощью к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси. Во внимание к заслугам Перловых и их благотворительности во благо Церкви, Его Святейшество обратился к мэру с ходатайством, чтобы Перловым отдали это здание в аренду, и только на законных основаниях. «Как прежде, так и теперь торговый Дом Перловых известен не только успешным предпринимательством, но и обширной благотворительной деятельностью, значительной материальной помощью учреждениям Русской Православной Церкви, — говорилось в письме Патриарха московскому мэру. В ответ было получено согласие на предоставление Перловым приоритетного права на конкурсе при прочих равных условиях. И с аукциона фирма Перловых выкупила право арендовать это здание с обязательством его восстановить и с последующим переводом в собственность без дополнительных платежей, но только когда выйдут нормативные документы о приватизации памятников федерального значения.

Главной задачей было восстановить исторический вид дома, каким он был при Сергее Перлове. Уникальность в том, что это была именно научная реставрация и восстановление здания, а не реконструкция, то есть капитальный ремонт без изменения исторического облика здания, — явление, к сожалению, очень редкое в наше время. Изначально предполагалась надстройка двух новых этажей в тех корпусах, что находятся во дворе. Это давало дополнительных 1,5 тысячи метров, но когда здание обследовали, выяснилось, что будет большая нагрузка на фундамент и стены, которые придется укреплять, а главное — это исторический памятник и портить его нельзя. От этой идеи отказались.

— Максимально все, что можно было сохранить, мы восстановили в первозданном виде, — говорит Жанна Юрьевна Киртбая. — Оказалось множество утраченных элементов фасада. Когда я взялась за дело, они просто падали вниз, на тротуар. 148 таких элементов мы заказывали в Китае. Кстати, когда из Китая приехала известный архитектор, она пришла в восторг от этого здания и сказала, что аналогов ему нет ни в Китае, ни в Европе. Дом самобытный, московский, фантазии в нем много, надо его непременно сохранить. А все остальное делала русская реставрационная компания. Причем нам снова помогал Шамординский монастырь, с которым издавна была связана семья Перловых. Когда же магазин откроется, я хочу восстановить фирменный перловский чай, пусть пока в небольших количествах. У меня сохранились фамильные рецепты и расписные коробки, которые делали в Шамординском монастыре. Там же, наверно, и начнем ее делать вновь. Закажем что-то и в китайском стиле. Мы хотим продавать самый разнообразный чай, не только свой, но первое требование у нас будет именно к качеству чая. На наших прилавках будет и импортный чай, и отечественный, с плантаций в Абхазии, Краснодара, Сочи. Мы намерены торговать и элитным китайским чаем, который больше всего полюбился старой Москве. Мы даже установили связь с родственницей Ли-Хунь-Чжана, того самого сановника, которого так ждали на Мясницкой в конце прошлого века и для которого, собственно, появился этот дом. Она хочет с нами сотрудничать и теперь-то наладить поставки чая.

Главное, чтобы был самый широкий ассортимент, чтобы был и дорогой чай, и хороший чай для малоимущих. То же касается и кофе. Обязательно будет дегустационный зал. Ведь это уникальный магазин, москвичи на удивление сохраняют о нем такую теплую память. Здесь покупатели и продавцы всегда знали друг друга в лицо. Мы сохранили весь коллектив магазина: это все очень опытные продавцы, москвички, многие из них проработали на Мясницкой по четверти века. Пригласим и молодых сотрудниц, профессионально обучим их. Ведь продажа чая совсем не простое дело. Надо хорошо разбираться в нем и уметь подобрать покупателю нужный сорт. Все это и есть восстановление традиций — не на бумаге и не на словах — а в богоугодном деле.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/51 026 103 620


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru