Русская линия
Православие.RuПротоиерей Виктор Потапов24.10.2005 

Мы объединяемся с народом верующим, с живой церковью
Интервью с настоятелем кафедрального собора св. Иоанна Крестителя в Вашингтоне, протоиереем Виктором Потаповым

Протоиерей Виктор Потапов
Протоиерей Виктор Потапов
— Отец Виктор, мы знаем, что Вы уже далеко не первый раз в России. Когда вы были здесь впервые? Лет десять назад?

— Да нет, больше. Я первый раз приезжал в 1984 году, за 5 месяцев до того, как Михаил Горбачев объявил свою новою политику. Так что я немножко застал то время и могу сравнить. Потом мы приезжали еще на тысячелетие Крещения Руси. Я был на соборе в качестве журналиста «Голоса Америки». В общей сложности приезжал около десяти раз.

— С какой целью приехали Вы в этом году?

— Это первое официальное паломничество, которое мы устраиваем. Я задумал это как чисто приходское начинание, но присоединиться пожелали и люди из других городов. В общем, в нашей группе приехало около тридцати человек. Много моих прихожан, а также протодиакон из Сан-Франциско, диакон из Австралии. Пожелали поехать и два католических священника, они очень интересуются Православием.

— Можно ли сказать, что это официальное паломничество РПЦЗ?

— Первое официальное паломничество на приходском уровне. Мы паломничаем по Москве и Подмосковью. Были в Оптиной пустыне, Новом Иерусалиме, Саввино-Сторожевском монастыре и по главным святыням Москвы.

— С момента вашего первого визита в Россию и до настоящего времени какие изменения вы можете наблюдать в духовной жизни русского народа, состоянии Церкви?

— Конечно, блеск храмов совершенно потрясает, но самое главное — благочестие народа. Мы такое видим редко. К сожалению, мы живем на Западе, где гораздо меньше вот этого, народного, глубокого благочестия. То есть, я не хочу сказать, что у нас этого нет, но здесь это — массовое явление. Когда мы сегодня утром прикладывались к мощам блаженной Матроны, я многим своим прихожанам говорил: «Вот смотрите на эти очереди! Мыслимо ли это у нас, в Америке, чтобы люди простаивали часами для того, чтобы просто приложиться к мощам святой». Почитание мощей тоже очень потрясает. И я думаю, что все прихожане, которые со мной приехали, паломники которые тут, их тоже это потрясло и вдохновило.

Для меня было важно показать это людям, что бы они сами могли рассказать другим. Потому что все привыкли к тому, что я говорю о России, а мне хотелось, чтобы сами люди увидели своими глазами и убедились в том, что нам сейчас предстоит объединение наших Церквей. Не архиереи с архиереями объединяются только — мы объединяемся с народом верующим, с живой Церковью. С живой в прямом смысле этого слова.

Также радует то, что возрождается замечательная иконопись, классическое иконописание, это тоже радует, но самое главное — это живая вера.

— Как сейчас в Соединенных Штатах относятся к объединению? Как идет процесс сближения, что можно об этом сказать?

— Я думаю, что в основном положительно к этому относятся. Хотя, разумеется, после стольких лет разъединения, некоторым еще трудно преодолеть какие-то психологические барьеры. Это потребует некоторого времени. Но, в общем и целом, я думаю, положительно относятся. Я являюсь членом предсоборной комиссии. Мы сейчас работаем, готовимся к этому событию, собору, который состоится в мае 2006 года. Судя по высказыванию моих собратьев по комиссии, по подкомиссии, которая встречается чаще, народ из Нью-Йорка, Калифорнии (а я могу говорить о своих прихожанах из Вашингтона) положительно относится.

— А, исходя из работы предсоборной комиссии, можно ли говорить, что результат собора может быть положительный в отношении объединения?

— Я очень надеюсь, что те, кто относится к этому положительно, смогут сами приехать сюда, чтобы помолиться на богослужениях и тоже убедится в том, что-то, что мы делаем и к чему стремимся — Божие дело. Единство Церкви это богоугодное дело. Христос нам заповедовал единство. Об этом Он молился. С Божьей помощью преодолеем.

— А какие препятствия все же еще остаются? Какие неразрешенные вопросы или что, по-вашему, может послужить препятствием к объединительным шагам?

— Я думаю, что никаких препятствий нет. Но аргументы, которые выдвигают некоторые сомневающиеся, — что нельзя доверится некоторым иерархам Московской Патриархии. Некоторые боятся, что могут отобрать наше имущество. Я с этим не согласен. Конечно, вопрос экуменизма некоторых все еще беспокоит. Тот факт, что Московская Патриархия все еще состоит в организации Всемирный Совет Церквей — это смущает некоторых. Хотя, если обратиться к тем документам, которые были уже опубликованы, я имею в виду документы согласительных комиссий, то там черным по белому написано по поводу митрополита Сергия, по поводу экуменизма, по поводу имущественного вопроса — все изложено, все предельно ясно. Почему-то люди, которые выступают против объединения, ни чего об этих документах практически не говорят. А там же все сказано. И все, с моей точки зрения, в пользу всей Русской Церкви.

— В свое время Вы выступали в программах «Голоса Америки» и вели передачи. Вы могли бы сказать о целевой аудитории, насколько вам удавалось находить контакт со слушателями?

— Судя по тому, что мне говорят и по письмам, а я тысячу писем получил (в начале 90-х годов стали поступать письма, мы смогли больше общаться с людьми благодаря новой политике), оказывается, что миллионы слушали. Вот сейчас ваш монастырский садовник монах подошел ко мне и сказал: «Батюшка я же Вас с 70-х годов слушаю, я так любил ваши передачи». И могу много случаев перечислить. Конечно, это старшее поколение, молодежь уже не застала то время.

Я всегда говорил, что надеюсь, что доживу до того времени, когда нужда в моих передачах отпадет. И, в общем, слава Богу, дожил не только до этой цели, но вижу, что в России сейчас создают замечательные радио и телевизионные передачи и гораздо лучше моих. Я счастлив и благодарю Господа, что мог и свою лепту внести в дело возрождения церковной жизни в России, что Он дал мне возможность держать микрофон в руках и каждую неделю говорить: «у микрофона священник Виктор Потапов», и сообщать людям катехизические истинны, правду о положении веры и Церкви в России. И вопреки глушению и всяким другим препятствиям, которые ставила на нашем пути безбожная власть, несмотря на это, люди слушали и с благодарностью выражали свои чувства.

— А за последние пять лет поменялась ситуация на вашем приходе в Вашингтоне? Если да, то как?

— Конечно, за последние даже 10 лет: старое поколение уходит, и приходят новые люди. Многие из России, которые переехали в Вашингтон, приходят к нам в церковь. У нас в Вашингтоне сейчас очень много научных институтов, много ученых, масса людей приходят к нам крестить своих детей и очень многие не только приходят изредка, но присоединяются к нашей христианской семье, становятся прихожанами. И, кроме того, у нас много американцев принявших Православие. Вот среди наших паломников несколько человек приехало. Мы служим каждую субботу две всенощных: в 16 часов — по-английски и в 18.30 — по-славянски. В воскресение две литургии: первую, раннюю — в 8 часов утра — по-английски и вторую — в 10 утра — по-славянски.

И я бы сказал, что сейчас может быть 60% наших прихожан — это новые приезжие из России. И очень многие, которые не были воцерковлены в России, у нас воцерковляются. У них, естественно, появляется некая тоска по родине. Они приходят в наш храм. Церковь у нас расписана, у нее отличная архитектура XVII века в ярославском стиле. Да и наш приход особый — он единственный в США основанный свт. Иоанном Шанхайским (Максимовичем). Он приехал в Вашингтон в 1949 году прошлого столетия, чтобы помочь своим прихожанам, застрявшим на острове Тубабау на Филиппинах. Они бежали из Китая и хотели иммигрировать в США, в Южную Америку и жили в лагерях. Американские представители в Маниле посоветовали ему поехать в Вашингтон и ходатайствовать за них перед конгрессом. Он это сделал, как вы это узнаете из его жития. 11 сентября 1949 года он служил первую литургию в день Усекновения главы Иоанна Предтечи в нашей новообразованной общине. Мы считаем его нашим основателем и вторым покровителем после Иоанна Крестителя. Так что наш приход в этом смысле уникален, и мы всегда чувствуем в нашей жизни, что любой успех, которым мы можем похвалиться — это все благодаря молитвам владыки Иоанна.

— Вы сказали о том, что достаточно большое число приезжих из России, которые сейчас стали прихожанами вашего собора, не были воцерковлены в достаточной мере. Можно ли говорить, что их приход к вере уже в США является осознанием своей православности как русских?

— Безусловно, конечно. Разные бывают люди. Есть те, которые приезжают уже воцерковленными и легко вливаются в нашу жизнь, а есть люди, которые были крещены, но не развили своей церковности. Они приходят к нам, и это происходит. Не сразу, может быть, но это происходит.

— А что побуждает американцев принимать Православие?

— Я думаю, они ищут настоящей духовности. К сожалению, протестантские, римо-католические церкви очень многое утратили. Они это осознают. Они ищут святоотеческую духовность. Я могу привести пример. У меня была семья, которая обратилась в Православие, потому что они обнаружили для себя, что есть Церковь которая в ХХ веке явила больше мучеников, чем раннехристианская Церковь. Я имею в виду Русскую Церковь. Они нашли книгу «Новомученики Российские» изданную Свято-Германовским Братством на английском языке, которую прочли и пришли в нашу церковь. И глава семьи стал священником, а до этого был регентом англиканской церкви. И он говорил, что его поиски начались, когда женщина-священница вышла на амвон и говорила, что не обязательно верить в телесное Воскресение Христово. И он говорил: «Это все. Я уже не могу оставаться в этой церкви». И это пережили очень многие, переживают очень многие сейчас и ищут истину Христову, потому что они осознают интуитивно, что она не могла испариться и исчезнуть. И вот, разными путями приходят к Православию.

Беседу вел Иван Пиковский, студент Сретенской духовной семинарии

http://www.pravoslavie.ru/guest/51 024 121 020


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru