Русская линия
Правая.Ru Илья Бражников24.10.2005 

Аристократия неизбежна

Когда мы начинаем рассуждать о восстановлении монархии в России, мы постоянно спотыкаемся о вопрос о монархической элите, аристократии, без опоры на которую представить себе царскую власть довольно сложно…

Исторически монархи всегда являлись представителями знатных родов, позже — королевских или императорских домов; выборные византийские императоры все равно являлись представителями знатных фамилий.

Вполне очевидно, что те, кого называют сегодня в России «правящей элитой», мыслят себя эдакими «джентри», новым дворянством и, как и все разбогатевшие буржуа, мечтают породниться с настоящим, «столбовым» русским дворянством. Для нынешних либералов это был бы сильный ход в сторону легитимации власти, противоходом которому могла бы стать разве что полномасштабная социальная революция. Подобные прожекты существовали в 90-е. Какое-то шевеление в эту сторону заметно и сейчас — вспомним недавнее перезахоронение останков А.И. Деникина и И.А. Ильина или историю с установлением памятнику Александру II по инициативе, Б. Немцова, А. Чубайса и А. Коха. Так называемым российским «правым силам», чтобы иметь право называться так, нужен свой Царь. Потому что настоящих правых без Царя в России быть не может. Однако, расхождение имени и сущности «правых сил» проявилось и в истории с памятником Царю — в совершенно идиотской, антиисторичной, левой надписи: «Император Александр Второй отменил в 1861 году крепостное право в России, освободил миллионы крестьян от многовекового рабства, провел военную и судебную реформы, ввел систему местного самоуправления». Автор крылатого выражения про «многовековое рабство» недавно почил — в Бозе или нет, не нам судить — но солидаризация этих как бы «новых белых» с тем настоящим махровым красным, их показательно-ханжеские некрологи и, собственно, цитата последнего «класссика марксизма-ленинизма» на памятнике Александру Второму, — все это говорит само за себя и показывает их сущностное единство. Это единство, разумеется, против исторической России, против исторических и реальных русских.

Однако, наблюдение за нашей либеральной «тусовкой», считающей себя элитой, невольно вызывает протестные настроения. Если таковы белые, то лучше красные. Если таковы правые, то лучше левые. Если таковы государственники-имперцы, то лучше революционеры. Ход мысли понятный, но, тем не менее, ошибочный. Попробую это доказать.

Да, эта власть, приурочивающая свои выборы ко дню отречения последнего Государя от престола, заявляющая устами своего главы, что из всех событий истории России наиболее интересной, с точки зрения участия, является Февральская революция (правда, без уточнения, на чьей стороне), формирующая правительство из «министров-капиталистов», не обладающая, в полной мере, суверенитетом, — это власть временщиков, которой довлеет логика Февраля. Февраль в России — месяц нестабильный, это время распутицы и перепада температур. Крайне неприятный месяц, в чем в свое время даже признавался известный поэт, плакавший об эту пору. Февраль не может длиться в России долго — такая погода невыносима. Февраль неотвратимо ведет к большевизму. Такова логика Февраля.

Аристократия не вылупляется враз, из яйца. Сомневаюсь, что варяги IX века смотрелись выгоднее, нежели нынешняя «элита». Летописи сообщают нам и об их «разборках», и о разбое. Западноевропейские хроники вообще видят в норманнах апокалиптический народ Гога и Магога, пришедший накануне конца света. А Дмитро Корчинский, например, в таком образе действия видит суть власти. Но все же это не наш путь.

Варяги ассимилировались, приняли Православие — и стали нормальной знатью, стали христианскими государями. Половецкие ханы тоже, надо думать, были не сахар. Ничего — породнились с Рюриковичами, крестились. Святой страстотерпец князь Андрей Боголюбский, в ком справедливо видят прообраз русского Царя, был по матери половец. О чем все это говорит?

Становление аристократии долгий и мучительный процесс. Может быть, на него уже нет времени. Тем не менее это не значит, что не надо прикладывать усилий. С элитой нужно работать. Ее нужно воспитывать. Элиту необходимо, если мы хотим дальше жить в истории, национализировать и воцерковить.

Альтернативой национализации и воцерковлению власти — путь, который можно четко обозначить как правый, является сегодня, естественно, «левый поворот» имени «Михаила Ходорковского» — очередная попытка повернуть от Февраля к Октябрю.

Октябрь, в отличие от Февраля, в России классичен и воистину прекрасен. Особенно в нынешнем году. За Октябрем стоят Пушкин, Лермонтов, Вячеслав Бутусов, Константин Крылов, Никита Михалков (которого, пользуясь случаем, Правая.Ру поздравляет с юбилеем!), многие другие знатные и талантливые люди — элита в собственном смысле этого слова. Но «Октябрь уж наступил», как говорится. Перешёл в Ноябрь и привёл к гражданской войне. Быть может, Красный Октябрь и сохранил когда-то Великую Россию, но на нем кровь Царственных Мучеников. На нем уничтожение настоящей аристократии, взамен которой мы, к сегодняшнему дню, остались ни с чем.

И совершенно непонятно, почему, если нынешняя элита чем-то нехороша, нужно поддерживать идею новой социальной революции. Ведь совершенно очевидно, кто будет ее делать и кому она нужна. Или будем рассчитывать на новый 37-й год, когда вместе с климовскими дегенератами казнили тысячи русских священников, знатных и простых русских людей? Кто даст гарантии, что этого не повторится — если править революцией будут лица все с той же «идентичностью»? Кто даст гарантии, если делать революцию будут все те же капиталы? Может ли новая революция обойтись без Березовского, Ходорковского, Белковского, Гусинского? Или есть какие-то иллюзии относительно новых «комиссаров в пыльных шлемах» — кем они будут? Откуда берется самонадеянность, что удастся «оседлать революцию»? В 1917 году для этого было гораздо больше возможностей — тем не менее, все мы читали Григория Климова, все мы знаем, кто победил и стал во главе. И если бы не Сталин, неизвестно, кем бы и где мы сейчас были. Почему-то думается, новая революция бы сегодня уже не требовалась — вполне хватило бы той. Можем ли мы рассчитывать на нового Сталина? Это было бы ещё большей самонадеянностью.

Аристократия неизбежна в любом случае. Белая или красная. Все мы любим ругать романовскую элиту, но все же, по сравнению с советской номенклатурой, она была почти идеальна. Если белые и были в чем-то виноваты перед Россией, они уже получили свое. Воздадим им должное за верность Престолу, Православию, русской культуре. Дадим возможность вернуться. Царь-Мученик и Его Святая Семья омыли Своей кровью всех — и прежде всего Романовых и белых. Как и Господь Своей кровью омыл предательство Иуды. Иуда ведь, как известно, не удавился: веревка оборвалась.

Нам жизненно необходимо реальное примирение белых и красных в рамках русской нации. Нужно понять простую вещь: если у нас не будет своей элиты, то будет чужая — что, собственно, и называется «внешним управлением». Россия не сохранила своей аристократии, значит, нами будут править те силы, где аристократия так или иначе сохранилась. Поскольку править — дело аристократии в истории, данное ей от Бога.

Не знаю, как вы, я комиссаров в пыльных шлемах больше не хочу. Нужен не приход к власти новых людей «с раскосыми и жадными очами». Нужно научиться воздействовать на этих, «сирых и убогих». Научить их быть аристократией, если они не могут. Заставить, если не хотят. Но прежде — нужно самим стать властью на своем месте в бытии.

И не надо ничего больше говорить о «поворотах» и «переворотах»! С нас уже достаточно.

http://www.pravaya.ru/column/5334


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru