Русская линия
Православие и современность Владимир Кузин24.10.2005 

Милостыня

Диву даешься, какими порой неожиданными путями Господь помогает человеку избавиться от порока и обрести душевную чистоту и веру. В этой связи хочу поведать Вам о моем приятеле Юрии, ставшем прихожанином одного из православных храмов нашего города.

Еще в молодости Юрий пристрастился к рюмке. Тяга к «зеленому змию» не оставила его и после женитьбы. По настоянию супруги он начал лечиться: пил отвары специальных трав, принимал таблетки, даже ездил к знахарке, якобы исцеляющей заговорами. Однако ничего не помогало. Хочется выпить — и все тут! А без водки Юрию жить было просто тошно (кодироваться боялся, поскольку знал немало случаев, когда этот метод приводил пациента в дальнейшем либо к беспробудному запою, либо к серьезным отклонениям в психике).

Постоянные скандалы в семье, порой доходившие до рукоприкладства с его стороны, а также то, что он пропивал большую часть своего заработка, вынудили жену Юрия подать на развод. Оставшись один, он запил с еще большей силой. Со временем из-за систематических пьянок его уволили с работы. В поисках денег на вино он начал продавать свою мебель, одежду. А однажды с двумя своими собутыльниками они избили и ограбили старика, жившего в соседнем доме. Через несколько дней, кое-как возместив ущерб, уговорили родственников пострадавшего не подавать заявление в милицию. В противном случае Юрию с приятелями грозила бы тюрьма…

Как-то утром, проснувшись с головной болью после очередной вечерней попойки, он бросился к бутылке, но та оказалась пустой. Оглянулся: из мебели остались табуретка и стол, из продуктов — заплесневелая корка хлеба. В который уже раз грудь сдавило отчаяние. И вдруг будто голос внутри: «Сделай петлю — и решишь все проблемы разом!»

«А ведь это выход, — мелькнуло у Юрия в голове.- Тогда и „опохмелка“ не понадобится, и тоска пройдет». (Только впоследствии, в беседе со священником, он узнал, что после самоубийства бессмертная душа человека страдает еще сильнее). Так и решил: вечером покончит со всем!

И он вышел на улицу.

В поисках пустых бутылок обследовал помойки возле частных домов — безрезультатно. А когда заглянул в мусорный бак возле универмага, чуть не подпрыгнул от неожиданности: целый контейнер стеклянной посуды!.. В несколько заходов сдал ее, собрав пятьдесят два рубля с копейками. «Это ж поллитра!" — сладко засосало у него под ложечкой. И, не медля ни секунды, он поспешил в ближайший продуктовый магазин.

А у его двери увидел мальчишку лет десяти в потрепанной одежонке и с протянутой рукой. Замедлил шаг.

— Дяденька, я очень есть хочу, — запричитал подросток, глядя на Юрия.

— А родители твои где?- полюбопытствовал тот.

— Мамка давно болеет, сейчас тошнит ее — ужас как!

— Что с рукой? — он заметил на другой ладони мальчишки рваную рану.

— О гвоздь порезал, теперь нарывает…

Юрий хотел было еще с ним поговорить; однако жажда выпить у него была так сильна, что, сунув в карман бедолаги мелочь, он вошел в магазин.

Увидев рядами стоящие бутылки с заветной жидкостью, сглотнул слюну. Но едва протянул продавцу деньги, перед его глазами возник страдальческий взгляд мальчугана.

«На те копейки, что я ему дал, он не сможет купить даже хлеба», — подумал Юрий.

И вдруг ноги сами понесли его в соседний отдел, где он взял сдобную булку, несколько сосисок и бутылку лимонада. Затем опять подошел было к витрине с водкой, чтобы на оставшиеся деньги купить хотя бы «чекушку»; однако, подумав о гноящейся ране на ладони пацана, в отделе лекарств приобрел все необходимое — пузырек йода, вату, бинт; а вспомнив бледное, изможденное лицо ребенка — еще и плитку гематогена…

Они отошли в сквер неподалеку и сели на скамейку. Мальчишка набросился на еду с нескрываемой жадностью… Затем Юрий обработал рану на его руке. А из разговора с Сашей узнал, что его отец никогда с ними не жил, теперь у того где-то на Урале своя семья; что кроме матери, нигде в последнее время не работающей, а теперь и серьезно больной, у Саши из родных никого нет; что сам он уже около года не ходит в школу, поскольку денег нет не только на одежду и учебники, но даже на питание.

Юрий отдал пацану оставшуюся у него «десятку» и сказал:

— Купишь молока и дашь мамке — может, попьет. А завтра приходи сюда в это же время, что-нибудь придумаем…

— Спасибо, дяденька, — тихо заплакав, мальчишка прильнул к нему.

Юрий ласково погладил его по макушке, и вдруг у него самого по щеке покатилась слеза. Он внезапно почувствовал в груди что-то теплое. И понял, что в его жизни появился смысл, несравненно чище и прекраснее желания напиться. Он отчетливо увидел, что, по сравнению с заботой об этом несчастном ребенке, все мирские удовольствия — ничтожество! Он ощутил в своей давно огрубевшей душе ЛЮБОВЬ — это неземное, бесконечно-радостное и великое чувство, напрочь вытесняющее из сердца все гадкое и низкое. И хотя Юрий пока не понимал, что будет делать дальше, он ясно осознал, что к своей прежней жизни не вернется никогда…

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/03person/24.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru