Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Степанов24.10.2005 

Эпоха облома

В молодёжной среде есть такое понятие — «облом», означающие крушение всяческих надежд и планов. На мой взгляд, это меткое словцо наиболее точно отражает эпоху, в которой жребием судьбы нам выпало жить. Увы, все мы в той или иной степени обломались, начиная с великих философов, которые в сумраке своего сознания готовили для нас «светлое будущее», политиков, поднимавших это «светлое будущее» на знамёна, и кончая рядовым школьником.



Вероятно, я злой человек, но мне нравится время, в котором мы живём, и, прежде всего, нравится тем, что все камни, брошенные когда-то в сторону вечных Божьих истин, возвращаются теперь на наши головы. Это больно, на первый взгляд — жестоко, и всё же справедливо; во всяком случае, вразумляет довольно убедительно. Я ни в коем случае не злорадствую, ведь и я, в конце концов, не в каске родился, по мне эти камни тоже бьют, но что же делать, если мы оказались такими непонятливыми. Я искренне надеюсь, что, получив по лбу изрядную долю тумаков, мы всё-таки придём в разум и сделаем правильные выводы, если только раньше не скончаемся от сотрясения мозга.

Как это ни странно кому-то покажется, но сейчас мы переживаем торжество причинно-следственной справедливости, мы пожинаем то, что сеяли наши предки, да и мы сами. Нам оставлен очень короткий период, в который мы должны либо осознать свои заблуждения и вернуться на путь, предначертанный нам свыше, либо уйти с исторической сцены. Краткость отпущенного нам времени не позволяет расслабляться, напротив, заставляет нас взять себя в руки, сжать в кулак остатки воли, остатки веры, и засеять новое поле, которое не даст нам и нашим потомкам умереть от голода, вызванного бездуховностью, безнравственностью и, в конечном итоге, объективной невнятицей текущего момента.

Тот, кто считает прозвучавшие выше слова пустой демагогией, публицистическим красноречием или ещё чем-то, не имеющим ничего общего с реальными проблемами русского народа, глубоко заблуждается. Булгаков, утверждавший словами своего персонажа профессора Преображенского, что «разруха начинается в головах», был абсолютно прав, отечественная история наглядно подтвердила ход его мысли. Мы для чего-то начали гражданскую войну в начале ХХ-го века, пролили немало братской крови, так и не добившись провозглашённых целей, народ ведь не получил ни земли, ни братства, ни равенства. После этого мы, несмотря на то, что нация была почти обескровлена, исключительно на вере, мужестве и самопожертвовании выиграли войну — Вторую Мировую, первыми вышли в космос, заняли лидирующее место на политической сцене, но через 50 лет, мы зачем-то отдали все свои достижения в науке, образовании, медицине, промышленности; Россия отдала часть своих территорий и, по сути, утратила политическую независимость. Всё, что произошло с нашим Отечеством, выглядит по меньшей мере странным, а всё потому, что народ, утратив что-то важное в своём сознании, оказался игрушкой в ловких руках мошенников, предателей, политтехнологов и провокаторов, занявших руководящие посты во властных структурах.

Мы вот всё спорим: манипуляция сознанием масс — реальность или бред параноиков, но при этом имеем вопиющее доказательство того, что далеко не бред. Россия потеряла слишком много и без единого выстрела — это ли нам не доказательство. Между тем никакая манипуляция не могла бы заставить народ действовать против его же собственных интересов, если бы в наших головах царил порядок, а не патология. Таким образом, мы понесли огромные потери, вызванные исключительно идеологическими причинами, но при этом имеющие вполне материальную природу.

Чтобы в полной мере понять суть исторического облома, постигшего Россию, давайте вспомним, о чём мечтала русская и псевдорусская интеллигенция в конце 19-го века, то есть в период, когда накануне поистине прорывного 20-столетия, определялось будущее нашего Отечества. Проживая в довольно комфортной среде, в великой православной империи, интеллигенция не видела тех благ, которыми была обласкана, и всё норовила выискать какие-нибудь недостатки — то власти, то духовенства, а то и всего русского народа, доводя свои изыскания до абсурда или открытой исторической лжи. Подобный поиск «правды», а в действительности «кривды», чаще всего сопровождался почти эпилептическими припадками русофобии. Но не будем о крайностях — что проку вспоминать людей невменяемых, оторвавших себя от собственного рода, культуры и традиций, давайте лучше вспомним тех творцов национальной мысли, которые если и заблуждались, то искренно, и всегда были готовы признать свои заблуждения, если видели, что они расходятся с истиной. То есть вспомним тех представителей отечественной интеллигенции, которые, если бы смогли дожить до наших дней и увидеть нынешнюю Россию, ужаснулись бы и отреклись от тех советов, которыми в своё время пытались лечить русский дух.

Одним из таких представителей отечественной философии был Владимир Соловьёв, наивно мечтавший увидеть Россию лидером общемировой и общенациональной культуры, для чего рекомендовал ей «положить национальную гордыню на престол Вселенской Церкви», под которой подразумевал экуменический Ватикан, раскрыться перед Западом и вобрать его культуру, расстаться с имперскими амбициями и дать независимость малым народам. Думал ли он, что его потомки вольно или невольно выполнят все его заветы, но получат совсем не то, что предполагалось. В конце ХХ века Россия разоружилась вплоть до ножей и вилок, получив в ответ отнюдь не мир во всём мире, а мирового гегемона в лице США. Она запустила Запад на свои духовные нивы, но не получила от Запада ничего, кроме нашествия сект, разврата, порнографии, пошлой культуры, называемой почему-то общемировой. Россия дала независимость малым народам, но вместо процветания национальных культур обрекла их на нищенство, войны и борьбу с терроризмом, сделав их легкой добычей вашингтонских и брюссельских игроков в геополитику. Если бы Владимир Соловьёв ожил и увидел бы всё то, что произошло с его Родиной, он наверняка в корне пересмотрел бы свои взгляды на исторические пути России и поспешил бы записаться в ряды национальных консерваторов.

Другой русский философ — Василий Розанов, был известен тем, что, живя в православном обществе, где целомудрие до брака было нормой, как и многодетные семьи, а разводы редкостью, любил пофилософствовать о так называемой свободной любви и вопросах пола. При этом сам Розанов имел довольно большую семью и счастливый брак — кстати, благословлённый церковью. Розанову удалось откопать где-то в уголовной хронике душераздирающую историю о том, как молодая женщина, боясь общественного осуждения, утопила собственного ребёнка, рождённого вне брака. Эта история стала одним из аргументов автора в защиту свободных отношений, в которых, по его мнению, любовь обретает особую силу, отношения между влюблёнными становятся возвышеннее, а потомство рождается желанным и счастливым. Ох, и наивными же были рассуждения примерного семьянина, и в целом доброго, православного человека Василия Розанова. Мы, живущие в эпоху, когда свободные отношения полов или рождение ребёнка вне брака не только не осуждаются, но и стали повсеместным явлением, наблюдаем совершенно иную картину. Если убийство новорожденного, о котором писал Розанов в начале ХХ века, было единичным случаем, то в конце столетие стало уже массовым легализованным явлением, если учесть аборты. Зато многодетные семьи и вообще традиционные семьи, в которых мама и папа не геи, не лесбиянки, не разведены и имеют хотя бы одного ребёнка, стали редкостью, а понятие любви опошлилось бесконтрольными половыми связями до такой степени, что перестало существовать в своём изначальном понимании. Современная молодёжь постоянно путает любовь с сексом, в котором третий не лишний, а вот законный брак или рождение ребёнка приравнивается к катастрофе. [1]

В России нет ни одного поколения, которое в той или иной степени не стремилось бы пошатнуть религиозные устои бытия и в итоге не получило бы достойного воздаяния. Либеральная интеллигенция конца 19-го века получила революцию и гражданскую войну, борцы за демократию и западные «ценности» эпохи «застоя» получили развал СССР и произвол 90-х, демографический кризис и, по сути, утрату Россией политического суверенитета. Старички, которые во времена своей молодости, повинуясь моде и духу времени, разоряли храмы, свято верившие, что советское государство защитит их старость, столкнулись с предательством со стороны этого самого государства, с безумием, вызванным отсутствием религиозного понимания процесса старения организма и, в конечном счете, смерти, с жестокостью и неуважением внуков. Молодёжь, поддавшаяся на призывы сексуальной революции, теперь пожинает плоды разочарования в жизни, ведущего к наркотикам, алкоголю и самоубийствам, а также моральную неспособность создать традиционную семью и родить потомство.

Своя рубашка, как известно, ближе к телу, поэтому я сделал вполне объяснимый акцент на стране, в которой живу, и которая мне дорога. Но не следует считать Россию каким-то проклятым местом или изгоем среди других народов: подобные процессы прослеживаются и в других странах, в том числе и тех, которые мы привыкли считать «цивилизованными», с той лишь разницей, что там процессы деградации общества протекают систематизированно, то есть, своевременно компенсируясь усилением внимания государства и экономическими дотациями. Говоря иначе, на фоне высокого уровня жизни они не столь очевидно заметны, как в России. Поэтому у России есть шанс переосмыслить гибельность того пути, которым идёт цивилизация, сделать правильные выводы и не допустить того глобального облома, который поставит точку на истории человечества. К сожалению, в России нет института, кроме Православной Церкви, способного всесторонне рассмотреть губительность тех приоритетов, которые сегодня управляют обществом. А это значит, что процесс переосмысления должен начаться на уровне личности. Каждый раз, когда жизнь будет бить нас по голове, мы обязаны проводить тщательный анализ, задавая себе один и тот же вопрос: а почему, собственно, нас стукнуло по темечку, не наш ли это камешек, брошенный в отчаянии и злобе в небеса?



[1] И поэтому, когда мы слушаем разглагольствования президента кремлевской администрации о социальной реформе и помощи семье, а уточняет и разъясняет президентскую «реформу» координатор российской системы абортов (РАПС) Екатерина Ф. Лахова, видная представительница оккупационной номенклатуры, то мы понимаем, какова истинная цена социальной (анти)политики кремлевской администрации.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=13 922


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru