Русская линия
Новые Известия Михаил Поздняев19.10.2005 

Нью-Соловки
Уникальный музей-заповедник стал очередным бизнес-проектом Московской патриархии

На совещании в администрации Архангельской области на прошлой неделе была подведена черта под спорами о будущем Соловков. А споры шли десятилетиями. Уникальный музей, находящийся под охраной ЮНЕСКО, претендовал на федеральный статус, правозащитники призывали создать здесь мемориал жертв репрессий — ведь Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) перемолол 3 млн. жизней. Районные власти отстаивали права 1 тыс. местных обитателей. В итоге победу одержала патриархия.

Архипелаг превращается в еще одно масштабное коммерческое предприятие Русской православной церкви. Ведь сюда ежегодно приезжают сотни тысяч паломников и туристов, это миллионы долларов годового дохода. Не исключено, что побывать здесь теперь можно будет только с помощью Паломнического центра Московского патриархата. Реализация программы по «созданию устойчивого Соловецкого сообщества» начнется со строительства резиденции Алексия II.

Редкий путник в советские времена добирался до Соловков. Обитель, основанная в XV веке, в стенах которой в ХХ веке разместился первый в СССР лагерь особого назначения (СЛОН), являла собой мерзость запустения. В 80-х благодаря телефильму академика Лихачева, который сидел здесь в зоне, Соловки превратились в один из популярных экскурсионных маршрутов. В 1991 году, после передачи РПЦ части монастырских строений, в Архангельске разработали программу возрождения Соловков. Но документу не давали ходу в столице — других забот был полон рот.

В августе 2001 года патриарх Алексий II привез на Соловки президента Путина. Главенство РПЦ тогда всполошилось из-за того, что к Соловкам стал проявлять интерес Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса). Разгорелся конфликт музея с местной властью и монастырем. В ожидании президента конфликтующие стороны вспоминали школьное: «Вот приедет барин…» Авральными темпами построили взлетно-посадочную полосу и установили спутниковую связь. Полюбовавшись красотами, высокий гость (до которого на Соловках из российских правителей побывали только Петр I и Александр II) заявил: «Будем возрождать!» Но после отлета президента и патриарха (формально являющегося настоятелем Спасо-Преображенского монастыря) конфликт не угас, никому на островах жить легче не стало. Район остается на 96% дотационным. В аварийном состоянии дороги, нет общей системы охраны, отсутствуют очистные сооружения и водоснабжение. Причина все та же: отсутствие единого хозяина.

Блеск и нищета семи нянек

Теперь хозяин, похоже, окончательно определен: им станет Московская патриархия. Памятником этой победы будет резиденция патриарха, скорее символическая, чем предназначенная для сколько-нибудь продолжительного проживания Алексия II.

Разрешению ситуации предшествовал детективный сюжет. В июле перспективы сохранения Соловков обсуждались на коллегии Федерального агентства по культуре и кинематографии Минкульта РФ. Михаил Швыдкой восклицал: «Если в течение ближайших двух лет мы не решим насущные проблемы, то потеряем уникальность архипелага». С такой же решительностью г-н Швыдкой указал на лучшего, с его точки зрения, потенциального хозяина: «Думаю, предназначение монастыря иное, чем заниматься канализацией». Подразумевалось, что из музейщика выйдет лучший сантехник, чем из монаха. Михаилу Швыдкому было виднее: ведь это он в свою бытность министром назначил директором Соловецкого музея Михаила Лопаткина. Викарий патриарха архиепископ Истринский Арсений (Епифанов) с готовностью кивнул: «Пусть государство будет начальником, а мы не враги своих храмов и скитов, и будем сотрудничать со всеми в целях сохранности памятников». Коллегия постановила: необходимо решение правительства о придании Соловкам статуса заповедника федерального значения с передачей земель и лесов, а полномочиями по его управлению наделить музей.

На том и разошлись. И сразу же начались «подвижки в наработках».

По стечению обстоятельств, коллегия собралась в разгар конфликта Михаила Швыдкого с министром Александром Соколовым. Уже через пару дней г-н Соколов отправился во внеплановую поездку на Соловки. «Важно из первых рук услышать обо всех проблемах и все увидеть на месте», — пояснил он журналистам цель визита. Судя по всему, «славянофил» Соколов, известный своими симпатиями к РПЦ, посмотрел на проблему власти соловецкой совсем иными глазами, нежели «западник» Швыдкой. Экскурсию для министра провел, кстати, не директор музея, а наместник монастыря архимандрит Иосиф (Братищев). Об итогах поездки на Соловки министр перед прессой не отчитался. Но в принятой на днях в Архангельске совместной программе приоритет недвусмысленно признается не за музеем, а за патриархией. Главное стратегическое направление — создание условий для деятельности монастыря. Среди ближайших планов, помимо строительства патриаршей резиденции, передача Церкви большей части объектов и земли. Фактически речь идет о поэтапном возвращении Церкви всех принадлежавших ей владений с поэтапным же выводом с территории монастыря музейных структур. Обитель будет наделена полномочиями координатора усилий по охране заповедных территорий.

«Вместе мы добьемся здесь успеха!»

Директор музея-заповедника Михаил Лопаткин заявил на совещании: «Корень проблем островов — не отсутствие финансирования, а устаревшие подходы и стереотипы. Но в нынешнем году удалось снять все разногласия между Церковью и государством, что позволит использовать многоканальное финансирование». Кому-нибудь покажется странной такая покладистость директора. Однако, по информации «НИ», в качестве компенсации за передачу РПЦ памятников, числящихся на балансе Минкульта, г-н Лопаткин вскоре возглавит по совместительству музей-заповедник «Малые Корелы».

В Архангельске верят, что с началом реализации программы «Нью-Соловки» в Белое море впадет валютная река с рублевыми берегами. Такую уверенность отчасти можно объяснить эйфорией от встречи на Соловках губернатора Николая Киселева с руководством РАО «ЕЭС России». Тогда, 9 сентября, торжественной церемонией завершился проект электроосвещения монастыря. На Соловках состоялось расширенное совещание по вопросу развития энергетической инфраструктуры. Итоги совещания губернатор оценил как «положительные», а представитель РАО «ЕЭС» Леонид Гозман заявил: «Вместе мы добьемся здесь успеха!»

Трезвые головы на берегу Беломорья предпочитают в эйфорию не впадать. Им уже сегодня хочется знать: как, например, будут разрешены вопросы разделения финансирования и разграничения полномочий между уровнями власти? Другое опасение: статус заповедника-монастыря может повлечь за собой «утяжеление» любых работ на его территории, того же строительства, и не придется ли в каждом случае все долго и трудно согласовывать — уже не в Архангельске, а в Москве? Не учтено и то, что земли федерального заповедника, тем более церковные, изымаются из оборота и объектов налогообложения, стало быть, жди «конфликта интересов» между монастырем и муниципальным образованием и здравоохранением. Наконец, вопрос вопросов: что будет с тысячью с лишним жителей Соловков?

Большая часть из них сегодня кормятся от щедрот музея. Вряд ли завтра их станут переучивать на экскурсоводов. Этот хлеб не уступят им ни заезжие гиды, которые будут летом привозить на острова иностранцев, ни тем более насельники монастыря. А про какой-то другой «хлеб» в программе по «созданию устойчивого Соловецкого сообщества» не говорится. Оно и понятно: выращивать арбузы и виноград на камнях, подобно своим предшественникам, братия Спасо-Преображенской обители вряд ли научится, стать центром русской книжности монастырю тоже не под силу. Высокие стороны, приложившие руку к проекту, сходятся на том, что Соловкам уготована роль прибыльной «турфирмы». Главенство РПЦ активно муссирует идею отделения паломничества от туризма, в Госдуме должен быть рассмотрен соответствующий законопроект. Не случится ли, что увидеть Соловки станет возможным только при посредничестве Паломнического центра Московской патриархии? Ведь уже практически так выглядит ситуация с посещением Троице-Сергиевой лавры, Дивеева, Оптиной пустыни, Валаама…

После того, как Алексий II показал Соловки Путину, судьба архипелага была предрешена.

Подарок к 500-летию

На совещании был не только назван хозяин Соловков. Была также раскрыта пружина интриги — причина того, почему столь долгая эпопея вдруг так быстро завершилась.

Все моральные и финансовые победы Московской патриархии в новые времена связаны с празднованием юбилейных дат. Оно и с житейской точки зрения объяснимо: к празднику положено дарить гостинцы. Так вот: в 2007 году исполняется 500 лет со дня рождения знаменитого настоятеля Соловецкой обители, впоследствии митрополита Московского Филиппа (Колычева). Власти Архангельска на совещании, о котором идет речь, приняли решение о праздновании «года Филиппа». Такое заявление не могло быть сделано без одобрения священноначалия.

Зачем патриарху резиденция на Соловках? Вопрос риторический. Вряд ли сможет он в нее часто наведываться, равно как и на свою роскошную трехэтажную виллу в Екатеринбурге. Но и новые резиденции, и помпезные празднования — нужны вовсе не ему, а возглавляемой им структуре. Именно так была им названа Русская православная церковь в самом первом интервью после избрания патриархом летом 1990-го. «Мы спасали структуру», — так объяснил Алексий II читателям «Правды» сотрудничество РПЦ с богоборческими властями СССР и спецслужбами…

Говоря о Соловках, не обойти эту трагическую тему. Соловки — чудо не только потому, что на камнях там росли арбузы, но в еще большей мере — потому, что эти камни пропитала кровь не одного, не двух, а сотен тысяч православных людей, для кого слишком очевидна была разница между «спасением структуры» и верностью Церкви. А всего СЛОН перемолол 3 млн. жизней.

На Соловках само время сплавилось в камень. Здесь — могилы современников игумена Филиппа: при нем в обители появились первые политзаключенные, да и сам он, уже в сане митрополита, принял смерть от руки Малюты Скуратова за смелое обличение опричнины. А рядом — знать бы, где — закопаны расстрелянные в конце 20-х епископы: те, кто на «Декларацию» митрополита Сергия (Страгородского), в которой радости и неудачи большевиков объявлялись радостями и печалями Церкви, ответили резким посланием. «В задачу настоящего правительства, — писали узники, — входит искоренение религии, и успехи его в этом направлении Церковь не может признать своими успехами…»

Епископы жизнью поплатились за эти слова. Сергий — в разгар войны был по приказу Сталина избран патриархом и вскоре тихо скончался в своей постели.

Живи… и не помни?

В 2007-м — не только 500 лет со дня рождения митрополита Филиппа, но 80-летие «Декларации» Сергия и ответа соловецких епископов. Очень сомнительно, чтобы через два года, в дни празднества, кто-нибудь вспомнил об этих исторических, но до сих пор актуальных документах. Если бы Соловки, как предлагали в конце 80-х бывшие узники ГУЛАГа, стали местом всенародной скорби, мемориалом, сравнимым с Освенцимом, Хатынью, Бабьим Яром, питерским Пискаревским кладбищем — тогда, конечно, вспомнилось бы и постоянно вспоминалось впредь.

А так — пожалуй, не к месту и не ко времени.

О трагической странице истории Соловков, чье имя во всем мире стало нарицательным, желающие смогут вспомнить на Лубянке, где лежит привезенный оттуда камень. А на самих Соловках — полюбоваться на резиденцию патриарха, свидетельство того, что жить стало лучше, жить стало веселее…

МОНАХИ, АРЕСТАНТЫ И ВЕТЕР

Соловецкий архипелаг (шесть небольших островов в Белом море) расположен между 35 и 36-м меридианами, у южной границы Северного полярного круга. Острова лежат в фарватере половины всех европейских циклонов. «Настоящим хозяином Соловков является ветер», — писал из Соловецких лагерей профессор Р.Н. Литвинов. Скорость ветра достигает на островах 8 м/сек. Благодаря особенностям микроклимата Соловки являются приполярным оазисом: сильные морозы бывают здесь очень редко. Весна приходит в мае, лето наступает в конце июня и продолжается до конца сентября. На островах свыше 550 видов растительности и богатая фауна. Почвенный слой чрезвычайно тонок — от 5 до 50 см.

Большой Соловецкий остров — единственный обитаемый на архипелаге — равен по площади Мальте (246 кв. км). В XV в. здесь обосновалась монашеская община. Основатели монастыря преп. Зосима и Савватий почитаются всем православным миром. В XVI—XVII вв. монастырь, разбогатевший на беспошлинной продаже соли, фактически являлся духовной, экономической и военной столицей Севера Руси, вплоть до своего участия и разгрома в мятеже старообрядцев 1667—1676 гг. Обитель, лишенная главного источника доходов, быстро перестроила свою хозяйственную деятельность, достигнув на этом поприще значительных успехов. К 1917 г. монастырь имел свой флот, мастерские, телеграф, радио- и электростанции, сельскохозяйственные фактории, соединил озера каналами, организовал прием до 15 тыс. паломников ежегодно.

Волею судеб Соловки четыре столетия были крупнейшим в России местом ссылки политзаключенных. Монастырские камеры не пустовали задолго до 1923 г., когда чекисты создали на архипелаге первое в СССР Управление концентрационных лагерей. В годы войны здесь размещалась школа юнг Северного флота. В 1991 г. началось возрождение мужского Спасо-Преображенского монастыря, в котором сегодня несут послушание 40 человек.

ПАЛОМНИК — ЭТО НЕ ТУРИСТ

По данным Русской православной церкви, в 2004 году к отечественным святыням совершили паломничество около 2 млн. россиян. Результаты сезона-2005 еще не подведены, но, по прогнозам специалистов, поток «внутренних» паломников, пользующихся услугами фирм, действующих в структуре РПЦ, превысит 3 млн. К услугам пилигримов около 90 созданных в епархиях, приходах и монастырях паломнических служб и организаций, 47 гостиниц паломнического класса и 25 странноприимных домов. Кроме того, действуют 29 общественных православных организаций и огромное количество агентств, которые также специализируются на паломническом туризме. Преимущества их перед «частным» турсектором очевидны: стоимость поездки на 25−30 процентов дешевле (у «частников» недельный тур на те же Соловки стоит 6,5−8 тыс. рублей). Церковные туристические службы организуют поездки на грани себестоимости. Зато, по мнению экспертов, у турфирм, где работают не подвижники, а профессионалы, реже случаются накладки, получше сервис. Да и культурная программа, как правило, богаче. Но скоро конкуренции православных и светских турфирм будет положен конец. Межрелигиозный совет России направил в Думу поправки к закону «Об основах туристской деятельности в РФ». Глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Кирилл (Гундяев) так прокомментировал инициативу МСР: «Паломничество — это путешествие с целью поклонения религиозным святыням, часто связанное с постом, молитвами, определенным стилем жизни». Атмосфера предлагаемых туроператорами поездок, по словам митрополита, разрушает молитвенный настрой паломников.

http://www.newizv.ru/news/2005−10−18/33 660/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru