Русская линия
Православие и современностьСвященник Максим Плякин17.10.2005 

Церковное почитание мучеников Куликовской битвы: от XIV века к XXI веку

В «Сказании о Мамаевом побоище», одном из наиболее ранних литературных произведений о Куликовской битве (оно сложилось в конце XIV века, как предполагают исследователи — на основании свидетельств участников самого сражения), подробно рассказывается о поездке святого благоверного великого князя Димитрия Донского к «игумену Земли Русской» перед выступлением на Куликовскую битву.

В частности, в «Сказании» пересказывается разговор между святыми Сергием и Димитрием (этих сведений нет в Житии преподобного Сергия, составленном преподобным Епифанием Премудрым). Согласно «Сказанию», преподобный Сергий «рече <князю великому>:…живот ти будет; не уже бо ти еще венец на победы сия наидти, но во вспомявших летех, иным уже венцы плетутся» [1]. Это предречение святого о венцах, которые «уже плетутся» участникам битвы, предвосхитило земную и Небесную славу героев, отдавших свои жизни за Землю Русскую и Веру Православную у впадения Непрядвы в Дон.

Историки до сих пор спорят о числе погибших в Куликовской битве: по разным оценкам, на поле брани остались от ста десяти до трехсот шестидесяти тысяч русских воинов ([2], [3]). Среди погибших был ближний боярин святого князя Димитрия Михаил, прозванный Бренком. Согласно летописным сведениям, они перед битвой обменялись доспехами: Бренк одел великокняжеские, а сам князь надел одежду и доспехи простого ратника. Таким способом святой Димитрий ответил тем своим боярам, которые предлагали ему переждать битву в тылу войска. Как сообщается в Житии святого князя, им руководило горячее желание пострадать за Христа. Однако Господь судил восприять мученический венец в тот день не князю, а его боярину. Святой Димитрий был обнаружен после битвы весь израненный, но живой.

А боярину Михаилу будет суждено еще раз послужить Руси и Православной Церкви: через четыре столетия в потомстве Бренка процветет поистине благоуханный крин — великий угодник Божий, святитель Игнатий (Брянчанинов) [4].

В час битвы преподобный Сергий служил Литургию. Как сообщает святой Епифаний, «вся предсказоваше братиам бывшая святый: победу и храборство великого князя Димитрия Ивановича, преславно победу показавша на поганых, и от них избиенных по имени сказа, и приношение о них Всемилостивому Богу принесе» [5]. Эта Литургия, отслуженная великим чудотворцем, стала первой церковной памятью по страдальцам Куликовской битвы. Преподобный Сергий перечислял имена погибавших русских воинов в самый час их кончины; очевидно, что никаких записей в тот момент братия Троицкого монастыря не вела. В древних синодиках уцелели лишь около сотни имен павших, в основном, разумеется, князей (см. Приложение I).

По свидетельству летописей, лишь три княжества не прислали воинов Великому Князю. Все остальные русские князья пришли к месту сбора русского войска в Коломне со своими воинами. Среди них был двоюродный брат святого Димитрия Серпуховский князь Владимир Андреевич. В благословение от преподобного Сергия Великий Князь выпросил себе в войско двух иноков: Александра (в миру Пересвета) и Андрея (в миру Ослябю). Составитель Жития святого Димитрия замечает, что вряд ли они были нужны ему как дополнительные ратники, хотя их, бывших брянских бояр, отличали воинские выправка и искусство. Вероятнее всего, в их лице с русским воинством отправился как бы сам преподобный Сергий. Некоторые древнерусские источники называют Пересвета и Ослябю братьями. Неясно, имеется в виду родство плотское или духовное — через иноческие подвиги в Сергиевой обители, но факт памятования об этом обстоятельстве говорит о близости святых воинов-иноков.

Сам святой Сергий облек братьев в схиму, заповедав им: «Вот вам оружие нетленное, да будет оно вам вместо щитов и шлемов бранных». Схимонах Александр стал первым погибшим в битве: отвечая на вызов монгольского богатыря Челубея, он выехал на него лишь с одним копьем, облеченный, по заповеди игумена, в схиму вместо доспехов. Всадники пробили друг друга копьями и погибли оба. Схимонах Андрей уцелел в битве: еще в 1398 году он упоминается в составе посольства, отправленного Великим Князем Василием Дмитриевичем в Константинополь с милостыней [6].

Вернувшийся с победой Великий Князь озаботился не только погребением своих погибших воинов, но и церковным их поминовением. Одну из первых панихид совершил преподобный Сергий. В память погибших по воле Великого Князя было установлено особое ежегодное поминовение — субботний день перед Днем его Ангела, святого великомученика Димитрия Солунского. Димитриевская родительская суббота постепенно стала в Русской Церкви днем сугубой молитвы об упокоении православных вождей и воинов, на поле брани убиенных [7].

Святой священноисповедник Афанасий (Сахаров) замечает в своем труде «О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви»: «В XIV веке нашли нужным установить особый день для поминовения воинов, убиенных на Куликовом поле. Для этого избрали не день битвы, 8 сентября, — в этот день ради двунадесятого праздника не может быть поминовения усопших. Поминовение приличнее всего приурочить к субботе. При этом избрали не субботу пред 8 сентября, ибо эта суббота в некоторые годы может совпадать с праздником Индикта или предпразднством Рождества Богородицы, а избрали субботу пред днем святого великомученика Димитрия Солунского, которого русские считали своим особым покровителем и помощи которого, в частности, приписывали свою победу над Мамаем» [8].

С этого времени почитание «вождей и воинов», погибших в Куликовской битве или участвовавших в ней, как бы ветвится. Великий Князь Димитрий Донской в церковной памяти всегда стоял особняком — его чтили не только как победителя Куликовского сражения, но как покровителя и защитника Москвы, образец благочестивого правителя. Так, в «Слове о житии великого князя Дмитрия Ивановича», написанном вскоре после его преставления, говорится: «Дмитрий же доблестен был и добр нравом, велик в своем величии, решителен в добродетельных деяниях, пока не почил в покое… Бывал он друзьям стеной и опорой, а врагам — мечом и огнем, иссекая нечестивых и сжигая их словно хворост». В «Слове» содержатся упоминания о чудесах, совершившихся в час кончины Великого Князя: воздух «возмутился», а лицо князя просияло ангельским светом. «Слово» заканчивается молитвой к благоверному Димитрию «о роде твоем и о всех людях, живущих в царстве твоем». В этой молитве почивший князь прямо называется святым, ныне пребывающим «где пажити святых отцов и вечное насыщение» [9].

Уже в наше время приснопамятный архидиакон Роман (Тамберг) написал балладу о святых воинах, невидимо охраняющих Москву [10]:

Первый всадник — грек святый Георгий,
Рядом — Донской Дмитрий, а за ним
Скачет в схимника простом уборе
Князь смиренный инок Даниил.

На иконе Явления Угрешской иконы святителя Николая Великому Князю Димитрию Донскому (конец XVII века, находится в собрании ЦАК МДА) Великий Князь изображен в нимбе [11]. Также в нимбе святой Димитрий изображен на иллюстрациях Лицевого Жития преподобного Сергия (созданного в основанной им Лавре в конце XVI века) и на иконе преподобного Сергия Радонежского «в житии», написанной около 1680 года и содержащей иллюстрации ко всем наиболее значимым эпизодам «Сказания о Мамаевом побоище» [12].

В середине XVII века почитание святого Димитрия было зафиксировано в «Книге, глаголемой описание о Российских святых»: в лике Московских чудотворцев указан «Святый благоверный великий князь и царь Димитрий Иоаннович Донский и Московский, преставися в лето 6897 месяца маия в 19 день» [13].

Параллельно с почитанием в Москве Великого Князя Димитрия, в Серпухове складывалось почитание его двоюродного брата Владимира Андреевича, получившего за отвагу и мужество, проявленные в Куликовской битве, прозвание Храбрый. Это почитание осталось в значительной степени локальным, однако стоит отметить наличие иконного изображения князя в нимбе (с надписанием «Благоверный князь Владимир Донской») в росписях Серпуховского Высоцкого монастыря, основанного преподобным Сергием Радонежским по просьбе князя Владимира на его землях. Благоверный князь Владимир также почитался серпуховцами не только как герой Куликовской битвы, но и как святой заступник Серпухова, его Небесный воитель [14].

Второй «ветвью» почитания в Русской Православной Церкви участников Куликовской битвы стало складывавшееся вокруг Богородице-Рождественского храма в Старом Симонове почитание схимонахов Александра и Андрея. Преподобномученик Александр Пересвет был погребен в Симоновском монастыре, где настоятельствовал преподобный Феодор — племянник и постриженник преподобного Сергия, в храме, освященном в честь Рождества Пресвятой Богородицы (в день празднования которого состоялась битва). Когда отошел ко Господу схимонах Андрей, его похоронили подле его собрата. Ныне, к сожалению, точное местоположение могилы воинов-схимников утрачено, но в храме установлено надгробие с сенью, воспроизводящей облик той, которая была в храме до революции [15].

Однако и здесь память героев битвы оказалась в большей степени связана не с битвой как таковой, а с принадлежностью схимонахов Александра и Андрея к духовной семье преподобного Сергия. Это отражено в некоторых древних святцах, где Александр и Андрей указаны как Радонежские чудотворцы.

Долгое время почитание остальных мучеников Куликовской битвы ограничивалось заупокойным поминовением в Димитриевскую субботу. Упорядочивание церковного почитания Куликовских мучеников произошло только в XX веке.

Первым шагом к гласному провозглашению Церковью святости Куликовских мучеников и подвижников стало Определение Святейшего Патриарха Пимена от 10 июля 1981 года. В этот день в церковный календарь было внесено празднование в честь Собора Радонежских святых [16]. Кроме святых учеников преподобного Сергия и святых иноков Троице-Сергиевой Лавры, в Соборе Радонежских святых почитаются святые сродники и собеседники преподобного Сергия. Так в русский церковный календарь (пока лишь как местное празднование) были внесены дни памяти святого благоверного Великого Князя Димитрия Донского и преподобных Александра-Пересвета и Андрея-Осляби, схимонахов-воинов Радонежских [17]. День памяти святых Александра и Андрея был установлен (ввиду совпадения дня мученической кончины святого Александра с двунадесятым праздником) на 7 сентября. Святым Димитрию [18], Александру и Андрею ([19], [20]) были составлены тропари и кондаки. При этом в богослужебных текстах был сделан уже обратный акцент — все трое прославлялись в них именно в связи с Куликовской битвой.

Стоит отметить, что тем же Определением в Соборе Радонежских святых был прославлен преподобный Нектарий вестник — тот самый инок, который принес на Непрядву в самый день битвы грамоту преподобного Сергия со словами ободрения Великому Князю и русскому воинству.

Шесть лет спустя, 3 июня 1987 года, по благословению Святейшего Патриарха Пимена было установлено празднование соборной памяти Всех святых, в земле Тульской просиявших [21]. Поскольку Куликово поле находится в пределах Тульской епархии, то при установлении празднования имена подвижников и мучеников, связанных с Куликовской битвой, были также включены в соборную память [22].

Было установлено местное празднование в Тульской епархии благоверному Великому Князю Димитрию Донскому, святым воинам-схимонахам Александру и Андрею (с наименованием их обоих уже не преподобными, а преподобномучениками), ранее прославленным в Соборе Радонежских святых, а также святому благоверному князю Владимиру Серпуховскому и «всем святым воинам-мученикам, на Куликовом поле живот свой положившим». При установлении празднования Тульским святым им были составлены тропарь, кондак и величание. В величании сразу же было отражено богослужебное почитание Куликовских мучеников: «Величаем вас, святый благоверный княже Димитрие и мученицы-воини, и почитаем честную память вашу, вы бо на поле Куликове за веру и Отечество души своя положивше, подвигом любви землю Российскую прославили есте». Таким образом, через 607 лет после мученической кончины русских воинов Православная Церковь гласно засвидетельствовала их прославленность в Небесном Царствии, предреченную некогда преподобным и богоносным отцем нашим Сергием, игуменом Радонежским и всея России чудотворцем.

На следующий год вся Полнота Православной Церкви торжественно праздновала тысячелетие Крещения Руси. На Освященном Поместном Соборе, проходившем 6−8 июня 1988 года в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, было принято решение о прославлении в лике святых угодников Божиих, просиявших в Русской Церкви за многовековую ее историю, благоговейно чтимых народом Божиим. В их числе к общецерковному почитанию был прославлен местночтимый в Москве и Свято-Троицкой Сергиевой Лавре Великий Князь Димитрий Донской. Память ему было определено творить 19 мая по юлианскому календарю, в день его блаженной кончины. Собор одобрил для богослужебного употребления тропарь и кондак святому и благословил составление ему особой службы [23]. 6 октября 1999 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви служба Великому Князю Димитрию, подготовленная в Синодальной Богослужебной комиссии, была одобрена к употреблению в богослужебном обиходе. Служба была опубликована в Приложении ко II части Минеи-Май, выпущенной Издательским Советом Русской Православной Церкви в 2002 году [24].

В этой службе, в славнике стихир «На хвалитех», кроме святого Димитрия, поминаются и его сподвижники, участвовавшие в Куликовской битве: схимонахи Александр Пересвет и Андрей Ослябя, князья Владимир Храбрый и Андрей Полоцкий, воевода Димитрий Боброк, боярин Михаил Бренк, «с ними же и прочии вои, за землю Русскую не пощадившии живота своего».

Тогда же, в 2002 году, издательство Тульской епархии выпустило Службу всем святым, в земле Тульстей просиявшим [25]. Особенностью этой службы является структура канона (написанного под краегранесие [26] «Благословением Святейшего Патриарха Пимена»). В каждой песне канона (кроме девятой) первый тропарь посвящен соборному прославлению Тульских святых, второй — особо почитаемому в епархии преподобному Макарию Белевскому, предпоследний — какому-либо из ликов святости (с перечислением по именам тех святых этого лика, кто включен в соборную память). Третий же тропарь во всех песнях, кроме восьмой, посвящен святому благоверному князю Димитрию и мученикам-воинам Куликовской битвы.

Святые Димитрий и воины-мученики, на поле Куликовом «жизни своя положившия», упоминаются также в обеих молитвах из состава этой Службы при поименном перечислении наиболее почитаемых Тульских святых.

Так на заре наступившего XXI столетия Церковь почтила «в песнех и пениих» страдальцев, отдавших свои жизни за свободу и независимость Руси и за Православную Веру, разорить которую в Русской Земле похвалялся гордый Мамай.

Остается добавить, что день празднования Собора Тульских святых (а, значит, и всех святых Куликовской битвы) был установлен на день памяти преподобного Макария Жабынского, Белевского чудотворца, 22 сентября по юлианскому календарю. По григорианскому календарю этому дню соответствует 5 октября, день завершения работы нашего Форума. Святии благоверный Великий Княже Димитрие и мученицы-воины, на поле Куликовом жизни своя за Веру и Отечество положившия, молите Бога о нас!

М.Е. Плякин
Отдел религиозного образования и катехизации
Саратовского Епархиального Управления



[1] Сказание о Мамаевом побоище (фрагменты). // В сб.: Жизнь и житие Сергия Радонежского. / Сост. В.В. Колесова. — М.: Советская Россия, 1991. ^

[2] Святой благоверный Великий Князь Московский Димитрий Донской. // В сб.: Московский Патерик. / Сост. Игумен Иосиф (Шапошников), Я.А. Шипов. — М.: Столица, 1991. ^

[3] Жития святых: 1000 лет русской святости. Собрала монахиня Таисия. — Джорданвилль, 1983. В 2-х тт. Т. I. Репринт: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1991. ^

[4] Житие святителя Игнатия Брянчанинова. // В сб.: Жития русских святых. — Коломна: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 1993. В 6-ти кнн. Кн. I. ^

[5] [Преп.] Епифаний Премудрый, Пахомий Логофет. Жизнь и житие преподобного и богоносного отца нашего Сергия. // В сб.: Жизнь и житие Сергия Радонежского. / Сост. В.В. Колесова. — М.: Советская Россия, 1991. ^

[6] Пересвет и Ослябя. // В сб.: Московский Патерик. / Сост. Игумен Иосиф (Шапошников), Я.А. Шипов. — М.: Столица, 1991. ^

[7] О поминовении православных воинов. // Панихида о православных воинех и о всех, за Веру и Отечество на брани убиенных. — М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2005. ^

[8] Епископ Афанасий (Сахаров). О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви. — СПб.: Сатисъ, 1999. ^

[9] Слово о житии великого князя Дмитрия Ивановича. // В сб.: Сергий Радонежский. Сост. В.А. Десятников. — М.: Патриот, 1991. ^

[10] Архидиакон Роман (Тамберг). Святой Даниил Московский. // Альбом «Русь называют святою…» Свято-Данилов монастырь, 1996. ^

[11] Русские иконы из собрания Церковно-археологического кабинета Московской Духовной Академии. — М.: Изд-во Московской Патриархии, 1988. ^

[12] Преподобный Сергий Радонежский. / Сост. Н. Чугреева. — М.: Панорама, 1992. ^

[13] Книга, глаголемая описание о Российских святых. — М.: В Университетской типографии (М. Каткова) на Страстном бульваре, 1887. Репринт: М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1995. ^

[14] Пречистыя Владычицы нашея Богородицы Серпуховский Высоцкий мужской монастырь. — Серпуховский Высоцкий мужской монастырь, 2003. ^

[15] Прот. Владимир Силовьев. Воспитание истинного патриотизма. // Церковный вестник, N 17 (318) сентябрь 2005. ^

[16] Православный церковный календарь на 1994 год. М.: Изд-во Московской Патриархии, 1993. ^

[17] Собор Радонежских святых. // В сб.: Жития русских святых. — Коломна: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 1993. В 6-ти кнн. Кн. III. ^

[18] Благоверный великий князь Димитрий Донской. — М.: Изд-во Московской Патриархии, 1990. ^

[19] Икона святых воинов-схимонахов Александра Пересвета и Родиона (Андрея) Ослябя. // Приходская страница церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове. ^

[20] Полный тропарион для клироса и мирян. — М.: Лодья, 1999. ^

[21] Максим, архиепископ Тульский и Белевский. Собор Тульских святых. // Журнал Московской Патриархии, N 10, 1988. ^

[22] Собор Тульских Святых. // Официальный Интернет-сайт Тульской епархии. ^

[23] Канонизация святых в XX веке. М.: Изд-во Московской Патриархии, 1999. ^

[24] Служба благоверному великому князю Димитрию Донскому. // Минея дополнительная. Вып. 1. — М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2005. ^

[25] Служба всем святым, в земли Тульстей просиявшим. — Тула, 2002. ^

[26] Краегранесие (краестрочие, акростих) — фраза, составленная первыми буквами всех тропарей канона. ^

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/82.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru