Русская линия
Известия Дмитрий Соколов-Митрич12.10.2005 

«Грабовой отнял у меня дочь»

На этой неделе истекает срок, в течение которого сектант Григорий Грабовой, объявивший себя Христом во втором пришествии, пообещал устроить в Беслане всеобщее воскрешение погибших. Тем временем прокуратура продолжает проверку деятельности «секты воскресителей», но пока ощутимых результатов нет. Главная проблема для правоохранительных органов — найти людей, которые официально назовут себя потерпевшими. Между тем в «Известия» обращаются сотни так называемых «непрямых потерпевших». Это те люди, чьи родственники, уйдя в секту Грабового, выпали из жизни. Причем некоторые выпали из жизни в прямом смысле слова. «Известия» публикуют историю москвички Марины Ильиной. Бесплатно проработав в фонде Грабового 4 года, она пропала без вести. Расследование уголовного дела по факту ее исчезновения безрезультатно тянется до сих пор. Если кому-нибудь известно о ее местонахождении после 18 сентября 2002 года, позвоните в редакцию.

Эльвира Львовна Ильина — потомственный интеллигент. Преподаватель и профессиональный переводчик с французского. Состоит в ассоциации «Друзья Франции». Эльвира Львовна всегда думала, что знание — это сила. Поэтому она сделала все, чтобы ее единственная дочь Марина получила хорошее образование. Но знания не спасли ее дочь от слепой веры в то, во что, казалось бы, не должен поверить даже ребенок.

— Марина окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза, — рассказывает Эльвира Львовна. — Талант переводчика у нее был с детства. Получив образование, стала работать при Министерстве культуры, сопровождать в качестве переводчика-синхрониста лучших представителей французской интеллигенции, когда те приезжали в Москву. В свободное время для души переводила Рембо, Верлена, Верхарна. И все это рухнуло в 1999 году, когда в ее жизни появился Грабовой.

Этот год оказался непростым для Марины. Проблемы наваливались одна за одной. Сначала трещина в семье и развод. Потом прельстилась на большую зарплату, поменяла место работы, но фирма рухнула, а на прежнее место уже взяли другого человека. Найти новую работу после дефолта было невозможно. В поисках хорошего места несколько раз оказывалась жертвой мошенников, потеряла все свои сбережения. Когда дошла до полного, как ей тогда казалось, отчаяния, кто-то шепнул про Грабового.

— Тогда встреча с ним стоила 1000 долларов, — продолжает Эльвира Ильина. — Марина пришла ко мне и попросила взаймы 700. Когда я спросила зачем, она ответила, что это вопрос жизни и смерти. Через две недели она мне деньги вернула и рассказала про Грабового. Она выглядела абсолютно счастливым человеком. Она сказала, что Грабовой ее вылечил от рака.

— А она болела раком?

— Мы ничего об этом не знали до того, как Марина не побывала у Грабового. Он ей первым делом сказал, что у нее рак в первой степени. Что она узнала бы об этом через несколько лет, когда уже было бы поздно. Потом он якобы воздействовал на нее энергетическим полем и сообщил ей, что раковых клеток у нее больше нет. Потом он сказал, что в порядке исключения денег с Марины за это не возьмет. Более того, предложил ей сотрудничество. Она будет переводить его книги и лекции на французский язык и иметь 10% с продаж. Кроме того, он гарантирует ей работу в ЮНЕСКО, поскольку он там якобы возглавляет целый отдел.

— Авторский договор заключил?

— Заключил. Если это можно назвать договором, — Эльвира Львовна дала мне почитать листок формата А4. Ее дочь подписала документ, на котором все графы о сроках стояли незаполненными, а о вознаграждении за ее труд вообще нигде не упоминалось. От лица заказчика этот «договор» был подписан издателем Алексеем Калашниковым, который давно и успешно выпускает книги Грабового.

— Мне эти книжки сразу не понравились, — вспоминает Эльвира. — Я хорошо помню первую книгу, которую она переводила. Она попросила меня прочесть ее и проверить, хорошо ли она сделала перевод. В этой книге рассказывалось о том, как у человека, которому отрезали легкое и почку, под воздействием энергии Грабового выросли новые органы. Мне этого хватило, чтобы составить свое мнение об этом человеке. А Марина стала постепенно втягиваться в его учение. Сначала она просто говорила, что он гений, что такие люди рождаются раз в тысячу лет. Потом она начала ходить на его коллективные семинары — тогда он устраивал их в «Мире Кинотавра». Затем стала слушать кассеты с его лекциями. Она их слушала всегда, когда находилась дома: даже когда готовила еду или занималась уборкой. Даже когда читала другие книги или переводила. Когда я просила выключить ее этот бубнеж, она говорила, что Грабовой требует от своих учеников, чтобы его кассеты слушали постоянно. Что от них идет положительная энергия, которая оздоровляет организм. Каждый день в 22 часа она устраивала «сеанс дистанционного общения» с Грабовым. Мне она говорила, что это делают все его последователи. Постепенно этот человек стал для нее центром Вселенной. Ее больше ничего не интересовало. С ней стало невозможно находиться рядом. Когда приходили гости, она всем рассказывала только о Грабовом. Помню, однажды у меня на дне рождения была подруга, у которой недавно умер муж. Марина стала убеждать ее пойти к Грабовому. Я очень хорошо помню фразу: «Это очень дорого стоит, но ты должна это сделать!» Она с такой яростью убеждала мою подругу пойти к Грабовому, что мне стало страшно. Это был тот момент, когда я поняла, что теряю дочь. К нам перестали ходить некоторые друзья и даже родственники. Наконец и у меня кончилось терпение, и отношения с дочерью стали портиться. Раньше мы с Мариной никогда не ругались, а теперь это стало обычным делом. Однажды во время очередной размолвки она мне сказала: «Я буду жить и работать для него или вообще не буду жить».

— Она хотя бы получала свои 10% за переводы?

— Да какие там 10%! Один раз она спросила его насчет гонораров, он ответил, что отправил рукописи во Францию, а там их потеряли. Но Марине тогда деньги от Грабового были уже не нужны. Она уже сама их тратила на Грабового.

— А на что же она жила?

— На мои. Иногда подрабатывала переводами. Но на сектантскую жизнь этого все равно не хватало. И через 3 года после знакомства с Грабовым она решила продать свою двухкомнатную квартиру на Юго-Западе и купить однокомнатную на «Соколе».

Через 6 дней после регистрации сделки — 18 сентября 2002 года Марина пропала. Последней, кто ее видел, была соседка, к которой дочь Эльвиры часто приходила звонить. Согласно ее показаниям, в тот день Марина около 12 часов дня кому-то звонила, говорила сдержанно, хотя обычно она общалась с людьми живо и эмоционально. Положив трубку, она с полминуты о чем-то думала, потом как-то неуверенно попросила разрешения прийти еще раз позвонить через час, но так и не пришла. Вместе с Мариной исчезли и деньги, которые она выручила от обмена большей квартиры на меньшую.

— В квартире я обнаружила много странного, — вспоминает Эльвира Львовна. — Например, на подоконнике лежали два зеркальца — отражающими поверхностями друг к другу. Между этими зеркальцами лежали фотографии Марины и Грабового — тоже изображениями друг к другу. На этом мистическом «бутерброде» вниз изображением лежала иконка, а на ней — крестик. Вы что-нибудь понимаете? Я — нет. Но самое интересное я обнаружила на отрывном календаре. На листке за 18 сентября рукой Марины было написано: «15.00. Встреча с Георгием». И вот тут мне как раз все понятно.

Листок календаря с этой надписью действительно имеется в материалах уголовного дела. Мать Марины Ильиной считает, что Георгий — это Георгий Станиславович Рыжаков, руководитель «фонда Григория Грабового». Этот человек дал показания следствию. Согласно этим показаниям, Марина Ильина действительно долгое время сотрудничала с фондом. Рыжаков также признал, что 12 сентября она приходила в офис Грабового и сообщила, что теперь у нее есть деньги на то, чтобы продолжать обучение технологиям Григория Петровича. Рыжаков утверждает, что больше он ее не видел. Самого Грабового следователи прокуратуры приглашали на допрос трижды, но он так и не явился.

Чтобы получить комментарий Рыжакова и Грабового, корреспондент «Известий» позвонил в офис партии ДРУГГ (Добровольных распространителей учения Григория Грабового). Секретарь записала вопрос, сказала, что Грабовой и Рыжаков обязательно будут сегодня в офисе и, если сочтут нужным, перезвонят, чтобы дать ответ. Не перезвонили.

Уголовное дело по факту исчезновения Марины Ильиной тянется четвертый год. Сначала им занимались следователи РОВД «Сокол». Не прошло и месяца, как они вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием данных о том, что пропавшая могла стать жертвой преступления. Спустя 10 месяцев заместитель генерального прокурора Николай Савченко признал отказ незаконным, постановил возбудить уголовное дело по факту исчезновения Марины Ильиной и передал дело в прокуратуру Москвы. Непосредственно расследованием дела занималась Головинская межрайонная прокуратура, но ощутимых результатов не добилась. На днях, в связи с тем что территория муниципалитета «Сокол» перешла в ведение Савеловской межрайонной прокуратуры, дело было передано туда.

— Это дело ко мне поступило недавно, я едва успел с ним ознакомиться и пока не готов комментировать, — сказал «Известиям» зампрокурора Савеловской межрайонной прокуратуры Андрей Некрасов.

Перестав надеяться на правоохранительные органы, мать Марины Ильиной сама пошла по экстрасенсам и ясновидящим. Двое из девяти сказали, что дочь мертва, семеро — что жива. Из этих семерых трое утверждают, что Марина ушла в монастырь, двое — что стала рабыней Грабового, а еще двое уверены, что она где-то в Москве, но у нее потеря памяти, поэтому она не может вернуться. Эльвира Львовна решила плюнуть на экстрасенсов и наняла частного детектива. Тот взял деньги, через месяц сказал, что видел Марину, даже говорил с ней, но она не захотела вернуться и попросила его ничего матери не рассказывать. Ни видео-, ни аудиозаписи разговора детектив не предоставил. Эльвира Львовна больше никому не верит. Мир для Эльвиры Львовны стал безумным. Недавно она нашла записные книжки дочери. В них Марина описывает свои сны. Эльвира Львовна дала мне почитать эти сны. Воспроизводить их в этой статье я не решусь. Лучше я расскажу про цифры. На последней странице записной книжки Марины Ильиной какие-то странные цифры: «41=5», «23=5», «44=8», «16=7». А потом итоговая скобочка и последние цифры, написанные рукой дочери Эльвиры Львовны: 18(9). Именно 18-го числа 9-го месяца Марина пропала.

— Я понимаю, что юридически обвинить Грабового в исчезновении моей дочери невозможно, — говорит Эльвира Львовна. — Более того, я допускаю, что Грабовой не имеет к этому прямого отношения. Но я знаю одно: я потеряла дочь задолго до того, как она без вести пропала. И я потеряла дочь именно из-за Грабового. Пока не было этого человека, наша жизнь была понятна и разумна. Когда он появился в нашей жизни, она превратилась в кошмар. И если, в конце концов, государство признает, что вот это называется свободой вероисповедания, и не накажет Грабового, значит, мы точно живем в безумной стране.

http://main.izvestia.ru/conflict/12−10−05/article2858333


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru