Русская линия
Аргументы и факты Эдуард Днепров12.10.2005 

Реформа против образования

Образование становится выгодным бизнесом. Те, кто подобрался близко, пытаются урвать свой кусок. Большинство тем временем молчит. А ведь мы способны повлиять на будущее наших детей…

РЕФОРМА образования может перевернуть все с ног на голову. Школа станет платной, но половина детей даже не выучит таблицу умножения. А может быть, будущее поколение будет умнее и счастливее? Об этом рассуждает Эдуард ДНЕПРОВ, академик РАО, министр образования в 1990—1992 гг.

ГЛАВНАЯ беда в том, что сегодняшние квазиреформаторы рассматривают образование лишь как «сферу услуг». И, естественно, платных. Эту бредовую идею Минобрнауки уже второй год усиленно вбивает в общественное сознание. Фурсенко заявляет, что от термина «бесплатное образование» надо уходить, поскольку такого все равно не бывает: за образование платит либо государство, либо бизнес, либо сам учащийся. Это или дремучая некомпетентность, или беззастенчивая ложь! Ведь государство платит за образование за счет средств налогоплательщиков. Люди уже так или иначе заплатили за обучение своих детей, но псевдореформаторы пытаются заставить их платить второй раз.

За последние десять лет реальное финансирование образования сократилось вдвое. Наше образование дошло до уровня беднейших африканских стран. По расходам на одного учащегося средней школы в процентах к подушевому ВВП мы занимаем предпоследнее место в мире — перед Зимбабве. Уже сегодня более 800 тысяч детей школьного возраста неграмотны, а более 3 млн. вообще не учатся в школе.

В 2000 году президент Путин посетил школу в селе Кузькино Самарской области. Случайно увидел задание для 6-го класса — сравнить строение дождевого червя и ланцетника. Задумавшись, спросил у министра образования, сумеет ли тот. Получил честный ответ — нет. «Министру — двойка, — резюмировал Владимир Путин, — впрочем, и президенту тоже».

Знания впихивают ногами

В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ста директорам и учителям были заданы вопросы из школьных экзаменационных билетов. Ни один не ответил полностью или частично на все вопросы. Максимум — на 40−50%. Без ответа остались теоремы о непрерывности рациональных и дробно-рациональных функций на области их применения, правила вычисления первообразных, аллотропия неорганических веществ, гетерозис, полиплоидия, леутагенез и т. д. Даже учителя не знают более половины того, чему учат!

Длительное время мы механически надстраивали школьные этажи и учебные предметы друг над другом. Дошли до идеи двенадцатилетки! Перегрузка достигла катастрофических размеров. Нагрузка старшеклассников с учетом всех заданий составляет 167 часов в неделю при том, что в неделе всего 168 часов. А законодательно утвержденная рабочая неделя взрослого — 40 часов.

Объем знаний, который мы даем ребенку, например, по математике, химии, физике, биологии, в два раза больше, чем в американской школе. С другой стороны, 50% детей не усваивают даже половины программы по этим предметам.

Один из самых известных российских педагогов Е. Ямбург писал: «Ни в одной стране мира никто не ставит перед собой задачи такое количество знаний ногами впихнуть в голову ребенка. Ни в одной стране мира не учат, как мы, — жестко, мощно, против шерсти, получая в итоге все больше больных детей.

Еще великий русский педагог К. Ушинский предлагал „подвергнуть генеральному смотру все науки“ — что заслуживает великой чести сделаться предметом учения для детей. Мы валим в детскую голову всякий ни к чему не годный хлам, с которым потом человек не знает, что делать. Давно пора оставить в учебниках только то, что действительно полезно, и выбросить то, что учится только для того, чтобы быть впоследствии позабытым».

На словах все согласны — школьную программу надо пересматривать и облегчать. На деле же любые попытки что-либо сократить, вымести мусор из учебников воспринимаются ни больше ни меньше как покушение на национальные интересы. Согласен, главнейшая традиция нашей школы — фундаментальность. Однако незаметно тут происходит подмена понятий. Каждому специалисту кажется, что знания именно по его предмету являются фундаментальными.

Конечно, у человека должен быть запас интеллектуальной прочности. Но он должен уметь использовать знания в жизни, а не получать только теорию. В наших учебниках по физике — 1300 понятий, в английских — 600, а в американских — 300. А теперь посмотрите, сколько нобелевских лауреатов по физике! В США — 61, в Англии — 20, в России — 9.

Ребенка превращают в шизофреника

ПОМНЮ, как я воевал со стандартом по математике. Меня проклинали! Но вскоре международный конгресс математиков признал, что в России умеют заниматься математикой только с одаренными детьми. А как же массовые школы? Ведь именно в них вырастает потенциал нации!

Что мы имеем в результате? Дети делают вид, что учатся, учителя — что учат. «Если 60−80% детей годами делают то, что им не нужно и непосильно, а потом должны делать вид, что они это знают и сдают, — это развращающе действует на одно поколение за другим», — отмечал директор одной из школ А. Пинский. Какое право мы потом имеем требовать от налогоплательщика заплатить налоги, а от бизнесмена — не утаивать прибыль?

Под разговоры о необходимости облегчения школьной программы нагрузка на школьников возрастает. Вдруг появляется какая-то «валеология». Что это такое? Оказывается, обыкновенная школьная гигиена. Я не спорю, разные подходы имеют право на существование, нельзя лишать учителя свободы. Но они должны быть не полярно противоположными, а взаимодополняющими. И учебников может быть несколько, но не тысячи же!

Сегодня при отсутствии базового школьного стандарта школы работают по принципу «кто во что горазд».

Мы пытались разработать новую школьную программу — федеральный стандарт. В среднем обновили все предметы на 30%, на 20% снизили нагрузку на школьников. Но, когда работа была уже завершена, поменялось руководство Министерства образования, и новый министр потребовал начать все заново. Но на разработку нового стандарта уйдет не менее 7 лет. А школы будут жить в прежнем хаосе.

И последнее. Начинать надо с педагогов. Я уже 20 лет пытаюсь убедить, что реформа педагогического образования должна опережать реформу школы. Педвузы до сих пор выпускают вчерашнего учителя для завтрашней школы.

Все эти пороки усугубляются крайней закрытостью и непрофессионализмом нынешних руководителей образования. Реформа готовится втайне, за спиной общества и без его участия. И то, что может случиться со школой, да и со всем образованием, грозит обернуться катастрофой для страны.

Максим ЧИЖОВ

http://www.aif.ru/online/aif/1302/0601


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru