Русская линия
Православие и современностьСвященник Александр Мурылев12.10.2005 

О недетских играх

…В начале девяностых старинную воровскую игру «в наперстки» можно было видеть где угодно. Бывшие советские граждане, соблазняемые видом первых более или менее роскошных витрин, охотно давали себя вовлечь в игру, в которой выигрыш принципиально невозможен. Иные, проигравшись, пытались искать управу на первых, еще некрупных «акул игрового бизнеса», однако практически всегда безуспешно. Сегодня, несомненно, криминальных наперсточников сменили совершенно легальные, весьма респектабельные казино для «элиты» и общедоступные игровые автоматы для публики попроще. Теперь «мастера наперстка» представляются жалкими кустарями. Города оказались во власти хорошо развитой индустрии игр. И даже на трассе, в так называемых шоферских кафе, ожидают своих жертв «однорукие бандиты».

А недавно в Саратове при Торгово-промышленной палате была создана Гильдия предпринимателей игрового бизнеса. Причина ее создания объясняется так: «задавили налогами». И уже в саратовских газетах появились статьи: вот-де безобразие… А вдруг они уйдут в другие города? Или в Интернет? Как же бюджет? Старики, дети, инвалиды и госслужащие?… Или опять подпольные шулера? А сколько людей лишится работы… И потом — они ведь хорошие, эти самые «игровые предприниматели»: помогают бедным, спортсменам и чеченским сиротам.

Сторона, пожелавшая «задавить налогами», в долгу не осталась. Явились и статьи, повествующие о каких-то крестьянах, которые убивают себя, проиграв все деньги, или про алкоголиков (через раз — «трясущиеся руки кидают пятачок в щель автомата»). Психологи и психиатры дружно заговорили об игровой зависимости, или, по-научному, лудомании, которая характерна для психопатов. А политиков вдруг озарило, что игровой бизнес — оказывается, «асоциальный». В Москве даже провели демонстрацию: «Долой игровые автоматы!».

По всем признакам, мы присутствуем при начале большого передела ОЧЕНЬ больших денег, которые вращаются в игорном бизнесе.

* * *

Те, кто хоть однажды бывал в игорных заведениях, пожалуй, согласятся: действительно, это отвратительное зрелище.

Возле игровых автоматов можно встретить, например, средних лет (и старше) мужчин с характерными «пивными» животами — любителей футбольных трансляций и бесконечных разговоров на тему «Как нам обустроить Россию». Или молодых людей, воспаленные взоры которых наводят на мысль об употреблении наркотиков. Заглядывают порой очень пьяные дамы, судя по характерному загару — базарные торговки. Эти и не надеются выиграть. Они, кажется, ищут способ хоть на время забыть про жизнь, в которой ничего нет и уже не будет, кроме базара. Иногда заходят «бросить стольник» милиционеры или военные — деловито и как-то бочком, точно боятся быть узнанными. Эта категория посетителей утверждает, что ходят к «одноруким» для развлечения, но тщательно таимая тоска в глазах убеждает: и они ищут забвения…

В казино же собирается публика, вполне довольная собой. Отменно учтивая прислуга, комфорт, дорогая кухня — все ради клиента. Вернее — ради его денег. Хорошим тоном в казино считается оставаться безучастным к выигрышу и проигрышу. Дескать, десятком тысяч больше или меньше — не принципиально. Игроки стремятся таким образом выразить свою фешенебельность, а в действительности только лишь следуют традициям мещанского этикета.

Общее впечатление — очень грустно. Понаблюдав некоторое время разнообразных посетителей игорных заведений, уже без особого труда можно вычислить «игроков» даже из числа встреченных на улице прохожих. Их выдает та пустота во взоре, которую ни с чем невозможно перепутать, и которая укажет на пустоту души, выжженной грехом.

* * *

…А теперь вообразим: большой передел игорного бизнеса закончен. Что же? Словно нечистоты после ливня, исчезают игровые аппараты? Игроков лечат от лудомании за счет казино? Ходить в такие заведения считается неприлично и постыдно?

Конечно же, ничего подобного ожидать не приходится. Индустрия игр тщательно культивирует в человеке страсть. «Однорукий бандит» вначале проигрывает, чтоб увлечь жертву, и делает это значительно тоньше и продуманнее (не он, конечно, а его создатели или хозяева), а значит, и успешнее, нежели его предшественники с наперстками. Это приносит немалые деньги. И самое главное — человек, порабощенный страстью, быстро теряет не только мир совести и покой, волю и способность к критическому осмыслению происходящего, но и самый человеческий облик. И, конечно, им становится чрезвычайно легко «владеть и править».

Силам зла — как духовным, так и материальным — это, несомненно, выгодно.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/02society/69.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru