Русская линия
Русское Воскресение Оливер Вулович12.10.2005 

Чьих детей пожирает ДОС-овская революция?
Пятая годовщина великого обмана Сербии

То, чего не добились самолёты и бомбы НАТО, удалось достичь с помощью денег из-за рубежа, шантажа, угроз, ложных обещаний и отечественных «исполнителей работ»:

• С тех пор, как Запад ввёл в действие план по развалу СФРЮ, началась работа по «созданию» виновника всего, что должно произойти

• Америка не может быть виноватой, она только «вводила демократию»

• Решение падает на сербов и Сербию, и всё начинается…

• Сербские жертвы не существуют, ведь сербы «виноваты»

• НАТО как «преступный союз»

• Љутити Гелбард предлагает «маленькую гражданскую войну» в Сербии

• План ЦРУ: деньги решат всё

• Кому и сколько иностранных денег поступало в Сербию

• Кто из отечественных «оперативников» и как должен был отработать полученные деньги

• Новый спасительный план: «Победа на выборах»

• Советник Милана Панича в Будапеште «объединяет» ДОС

• Американский отставной полковник Халвей во главе «Отпора»

• Как норвежские дипломаты в чемоданах ввозили в страну миллионы долларов для «верной победы на выборах»

• «Наблюдателям» из ЦеСИД — по пять долларов

• «Энергия за демократию» как дешёвый трюк

• Как «голосовал» Вильям Монтгомери в посольстве-призраке в Будапеште

• «Победу» Коштуницы провозгласили западные финансисты

• Здание Скупштины подожжено, чтобы сгорели избирательные бюллетени

Ещё с начала девяностых годов, когда, более-менее открыто, Запад, под предводительством и командованием вечно воинственной «демократической» Америки, приступил к развалу тогдашней СФРЮ, подкармливая национализмы и подстрекая сепаратистов и экстремистов в Словении, Хорватии и Боснии и Герцеговине всевозможными способами: деньгами, лоббистами, военными инструкторами, вплоть до, конечно, оружия для паравоенных вооружённых и полицейских формирований (публично, впрочем, цинично называя их «невооружёнными гражданскими»), что сегодня, пятнадцать лет спустя, ясно свидетельствует о том, что кровавые столкновения и гражданские войны были спланированы и «учтены», — проводилась и интенсивная работа по «созданию» виновника всего, что такой развал одного государства и «введение демократии» на Балканах повлекут за собой.

Америка и её западноевропейские эпигоны не только не будут виноваты — ведь они «вводили демократию», — но к тому же, чтобы ирония была полной, провозгласят себя «мировыми праведниками», чей «святой» долг и обязанность — обвинить, поймать и осудить этого назначенного виновника.

Сербы и Сербия — «виновники» по плану

Ещё на самом старте погружения страны в хаос и деятельного «содействия» в разжигании вооружённых столкновений, принёсших только зло, страдания и смерть народам, живущим на этих просторах, было видно, что «ключевой проблемой» и «главным злом», стоящим у них на пути (прежде всего у хорватских и мусульманских сепаратистов и их западных наставников и инструкторов) было предусмотрено объявить сербов и Сербию. Началась невиданная доселе информационная сатанизация в «демократической» западной печати, введение жестких экономических санкций и «содействие» росту преступности в самой Сербии, которую им никак не удавалось вовлечь в войну с собой, вплоть до беспримерного ультиматума в Рамбуйе и 78-дневных преступных бомбардировок со стороны НАТО и последующего обманного ввода войск НАТО под «вывеской» ООН в Космет как прямой опоры и защиты шиптарских террористов и сепаратистов, которые вот уже шесть лет беспрепятственно терроризируют и изгоняют сербов, намереваясь создать отдельное государство и отторгнуть часть территории Сербии…

Сербские смерти, сербские мучения и страдания, изгнание сотен тысяч сербов с их вековых очагов, грабёж их имущества, сожжение их домов — всё это на «демократическом» Западе не получило почти никакого отголоска. Более того, на официальном уровне и в СМИ это было воспринято почти как некое нормальное последствие «сербских преступных действий». Ведь как бы это выглядело, если сербы «виноваты во всём» — и вдруг их жертвы объявляются невинными?

НАТО — преступный союз

Однако, все эти «меры», задуманные и спланированные разными гнёздами ЦРУ и бесчисленными американскими институтами «мира», равно как и «акции», предпринятые против Сербии, вплоть до варварских бомбардировок НАТО, которые, чтобы западное общественное мнение их легче «проглотило», были охарактеризованы как «свержение Слободана Милошевича», по сути являлись преступным объединением против одной свободной и суверенной страны. Особенно если иметь в виду общеизвестный факт, что агрессия НАТО против Сербии была предпринята без согласия Организации Объединённых Наций. Но ожидаемые результаты не были достигнуты! Даже десятки тысяч тонн бомб и снарядов с обеднённым ураном и обогащённым безумием не дестабилизировали Сербию! В сомнительного здоровья головах тогдашних американских правителей Клинтона и Олбрайт это вызвало дополнительную фрустрацию и ещё более жестокий гнев. В этом смысле, конечно, следует понимать и заявление, данное специальным американским представителем на Балканах Робертом Гелбардом сразу после неудавшейся агрессии против Сербии, что во всяком случае в нашей стране следовало бы организовать «маленькую гражданскую войну».

Другими словами, Гелбард дал пояснение тому, что приведено в действие и интенсифицировано почти годом раньше, за несколько месяцев до агрессии НАТО — плану ЦРУ, то есть его Балканского Института, как «строго секретной информации в интересах национальной безопасности», под названием: Содействие демократии в Югославии — основные элементы финансовой помощи.

Контейнеры для оппозиции

Одним из ключевых видов поддержки Запада сербской оппозиции в «борьбе с Милошевичем», то есть в расшатывании Сербии, было партнёрство между городами Сербии и западных стран. Около 45 миллионов марок таким образом поступило ровно в 40 городов, в которых власть удерживала оппозиция. «Энергия — миру», «Энергия — демократии», «Образование — миру», «Асфальт — миру» — вот названия крупных акций западной поддержки и помощи городам Сербии, а по сути — их подкупа для «правильного» голосования на предстоящих выборах.

«Всё было как на Рождество», — радостно рассказывал Йозеф Возен, бывший депутат Бундестага от СПД и градоначальник Дирена, координировавший акции помощи сербской оппозиции от 16 немецких городов. Всего в этом приняли участие 45 городов западных стран, преимущественно европейских, а также четыре из Огайо, США.

Так, например, Йена подарила электрический агрегат одному детскому саду в Арилье. Через Бонн в Белград переданы медицинские аппараты, протезы и зимняя обувь общей стоимостью 2,4 миллионов марок. Ганновер и Ингольштат обязались направить в город Крагуевац оборудование для водоснабжения, мусорные контейнеры, мазут и отопительное масло. Гёттинген и Дуйсбург помогли городу Кральево оборудовать школы и интернаты, направили компьютеры и гигиенический материал в клиники

ЦРУ предлагает: наши деньги, их исполнители[1]

Итак, что предлагает ЦРУ в этом секретном документе, датированном декабрём 1998 года? Простыми словами этот план мог бы гласить: «наши деньги, их исполнители». Это ясно уже в самом начале плана, где говорится: «Правительство США должно значительно усилить свою поддержку демократии в Югославии (значит, поддержка оказывалась и прежде, иначе и быть не может) с теперешнего уровня 15 миллионов долларов до 35 миллионов в этом бюджетном году». Далее, «американские и европейские негосударственные организации нужно поощрять к наращиванию своего присутствия в СРЮ; основной акцент должен быть сделан на развитии нового поколения руководителей, уважающих политический плюрализм, рыночные реформы, правовое государство и терпимость. Эти усилия должны охватывать более твёрдую позицию по общественным вопросам: народ Югославии заслуживает лучшего (как трогательно — прим. авт.), чем сегодняшний авторитарный режим. Соединённые Штаты должны предводить своих союзников в осуществлении политики твёрдой, неизменной поддержки демократической Сербии, как это сделано в других частях Восточной Европы (открытое упоминание всё того же преступного объединения, результатом которого стала агрессия НАТО! — прим. авт.).

Далее в данном плане ЦРУ даётся специальная оценка и делаются конкретные предложения, на кого в Сербии можно рассчитывать и сколько долларов при этом потребуется. Итак, первые в этом списке ЦРУ — «открытые СМИ» (10 миллионов долларов), далее следуют «местные негосударственные организации» (пять миллионов долларов), «рабочие профсоюзы» (один миллион), на «образование» (альтернативные сети образования) отводится пять миллионов долларов, на «независимое судопроизводство» — один миллион, конечно, «политическим партиям» — 10 миллионов долларов), затем, ясное дело, «избирательным комиссиям» — один миллион, и, наконец, «молодёжным организациям» — два миллиона долларов. В придачу ко всему этому, в конце ЦРУ предлагает организовать и «международную группу поддержки», в рамках которой могли бы собираться и «регулярно встречаться доноры», и чьей задачей было бы «рассмотрение приоритетов» (кто «выдвинется», получает прибавку!).

Конечно, речь здесь идёт только о плане ЦРУ и американских деньгах (существуют мнения, что речь идёт и о наших деньгах, «замороженных» в американских банках!), а сколько проникало в чемоданах дипломатов, сколько поступало в виде бумаги для газет и оборудования для радио- и телестанций, которые по всей Сербии стали возникать как грибы после дождя, вплоть до окончательного краха и поражения Сербии 5 октября 2000 года, не так и просто уcтановить.

Платёж в «соросах», долларах, марках, кронах…[2]

Хотя вышеупомянутый план ЦРУ и значительное увеличение «бюджета» для «оперативников» и «сотрудников» в Сербии, некоторые из которых «за отличную учёбы и примерное поведение» получали и дополнительные «дотации» и «премии», как в «соросах», так и в марках и норвежских кронах, дали ощутимые результаты, особенно в «подготовке почвы» для агрессии НАТО (распространение пораженчества среди граждан, подстрекательство к дезертирству в армии и уклонению от призыва на военную службу, восхваление «союзнического оружия», определение целей для бомбардировок и различные другие донесения…), желаемые результаты, как мы сказали, не были достигнуты, а реакция рассерженного и воинственно настроенного Гелбарда требовала новых, ещё больших и, если понадобится, дополнительных усилий в «работе» по разрушению и покорению Сербии. Разумеется, и далее под предлогом «свержения Милошевича».

Самолёты не сумели, пехота не посмела, 1999 год подходил к концу, и всё свалилось на, правда, хорошо оплачиваемые, но слабые плечи оппозиции, грызущейся внутри себя, как кошка с собакой, состоящей из фрустрированных уличных крикунов и маргиналов, в которой было больше воображаемых «лидеров», чем членов. И, пока все остальные, то есть «негосударственные», потом «открытые СМИ», «независимые профсоюзы», «студентские лидеры» и им подобные «работали» над выполнением полученных заданий и старательно играли в такт шелесту тайно доставленных долларов, марок или крон, чего и близко не хватало для осуществления западных планов, положение в рядах разобщённой оппозиции было отчаянное. Требовалось реализовать новый план, который подразумевал «победу на выборах» (с соответствующими «технологическими приготовлениями» и долларами для «избирательных комиссий»!), но даже на такие «выборы» некому было выйти! Поэтому прежнюю «уличную» оппозицию нужно было срочно объединить и организовать. Сколько бы это ни стоило, деньги — не проблема.

Создать ДОС, и его «выбрать»![3]

Октябрь 1999 года. Задачу объединить то, что на данный момент составляло подходящую для Америки оппозицию в Сербии, то есть почти двадцать партий, чьи лидеры не особо и разговаривали друг с другом, получил американский социолог Даг Шен. По приглашению Национального демократического института (НДИ) с резиденцией в Вашингтоне, оппозиционеры из Сербии собрались на семинар в отеле «Мариотт» в Будапеште. Здесь социолог Шен ознакомил их с результатами одного «глубинного опроса», проведённого среди сербов, и представил им определённые выводы. А заключил этот прежний советник Милана Панича следующее: «Ключевое слово на этой встрече должно быть — единство!»

Так в Будапеште началась американская кампания по предвыборному и избирательному обману сербского народа, названная «кампанией по укреплению демократии в Сербии», или «стратегией свержения Милошевича», в которую, опять с американской точностью, было вложено 41 миллион долларов. На протяжении 12 месяцев после этой встречи в Будапеште иностранные консультанты, финансируемые США, из-за кулис играли ключевую роль практически в любом аспекте антимилошевичевской предвыборной кампании, проводя опросы, обучая тысячи активистов оппозиции и помогая организовать жизненно важный параллельный подсчёт голосов.

Америка оплатила и 5.000 флаконов автолака, которыми купленные активисты исписывали граффити против Милошевича, и 2,5 миллионов наклеек с лозунгом «Готов је!» («С ним покончено!»), ставшим крылатой фразой т. н. октябрьской революции в Белграде.

Так, в конце сентября и начале октября 2000 года, при помощи сильных мира сего, то, чего не удалось достичь силой — агрессией НАТО, бомбами, убийствами гражданских и детей, разорением страны, достигнуто по-хорошему — долларовыми подкупами, долларовым шантажом и ложными обещаниями гражданам, униженным и обнищавшим за десять лет санкций. И дело не только в том, что при крайне сомнительном исходе выборов побеждён и «свергнут» Слободан Милошевич (ведь зачем нужно было поджигать и разграблять здание Скупштины и уничтожать избирательные материалы, если «победа» была чистой?), но поражена, разрушена и обесчещена Сербия как государство. Как государство, которого больше нет — это сегодня, спустя полдесятилетия после этой исторической гибели, вызванной иностранными деньгами и отечественными «сотрудниками» и «исполнителями работ», мы ясно и со всей трагичностью видим.

Пятого октября 2000 года, с помощью ДОС, долларов, шантажа, угроз и ложных обещаний совершён Великий обман сербского народа!

Обман, который, к сожалению, продолжается…

Американский полковник во главе «Отпора»

Когда действия ЦРУ не принесли ожидаемых результатов в акции «свержения Милошевича», то есть сокрушения Сербии, в Америке было решено, что ведущую роль в этих грязных делах переймёт Госдепартамент и Американское агентство международного развития, государственное агентство помощи зарубежью, переводившее средства через коммерческих подрядчиков и некоммерческие группы, такие как НДИ и его республиканский аналог — Международный республиканский институт (ИРИ).

В то время как НДИ тесно сотрудничал с сербскими оппозиционными партиями, ИРИ своё внимание сосредоточил на «Отпоре», служившем идеологическим и организационным позвоночником «революции». В марте 2000 года ИРИ оплатил расходы по организации семинара по ненасильственному сопротивлению для пяти десятков лидеров «Отпора», проведённого в отеле «Хилтон» в Будапеште. В течение двухдневного семинара сербские студенты (как они представлялись) прошли обучение таким вещам, как организация забастовки, общение при помощи символов, преодоление страха и подрыв авторитета «диктаторского» режима. Главным лектором был отставной полковник американской армии Роберт Хелвей.

«В первый раз мы это изучали систематически, по-научному. Мы сказали себе — вернёмся и это применим», восторженно заявил об этом «научном» мероприятии один из лучших «учеников» из «Отпора» Срджа Попович, бывший студент биологии.

В отличие от востоженного Поповича, другой «отпорыш» говорит, что был «безгранично зол», что это собрание состоялось в роскошном отеле «Хилтон». «Я сказал американцам: вы ничего не понимаете, шлёте в роскошный отель молодых людей, у которых за душой ни гроша, людей, которые никогда не выезжали из Сербии. Но они не поняли, о чём я им говорю. Ответили мне только: «Не беспокойся из-за денег, у нас их много», — заявил «отпорыш».

С американцами из ИРИ лидеры «Отпора» весной задумывают крупную кампанию под названием «Выходи и голосуй!» Нужно было убедить молодых людей выйти на выборы. Бюджет составлял 2,5 миллионов немецких марок.

«Мы хотели организовать 40 концертов, нам нужны были автобусы, звуковое оборудование, питание для музыкантов, а кроме этого — и сотни тысяч лостовок, брошюр, роликов на местных телеканалах».

Немногим позже решено организовать другую кампанию, под названием «Готов је!» («С ним покончено!», — что, конечно, относилось к Милошевичу). Неделями разрабатывавшаяся маркетинговая стратегия была очень детальна. Один из деятелей «Отпора» говорит: «2,5 миллионов наклеек, один миллион плакатов, один миллион спичек…»

И несколько дополнительных миллионов марок

Кстати, отставной американский полковник Халвей провёл несколько подобных встреч с лидерами «Отпора»; некоторые встречи проведены в Будапеште, другие в Черногории. Члены «Отпора», по утверждению английского журналиста (и осведомителя?) Тима Маршалла, с этих «научных» семинаров всегда возвращались не только с новыми «знаниями», но и с оборудованием и сумками, полными денег.

В книге «Игра в тени» Тим Маршалл об организации «Отпор» скажет ещё и вот что: «У „Отпора“ было своего рода военное крыло, люди, которые имели доступ к оружию и умели сражаться. Их было только десяток, но они с помощью своих связей могли установить сотрудничество с армией… „Отпор“ не был только толпой студентов, они были организованы. Это была революционная организация, как и любая другая…» Маршалл даст также и некое своё резюме: «Америка, Британия и Германия затратили свыше шестидесяти миллионов долларов на финансирование оппозиции».

Конечно, немалая доля этого западного «пирога» досталась «ненасильственным» штурмовикам «Отпора».

Победа на выборах — в твёрдой валюте![4]

После «победы» оппозиции, то есть «свержения» Милошевича, т. н. сербской революцией и её «финансовыми аспектами» занималась и французская газета «Нувель обсерватер», которая, помимо прочего, напишет: «Эта сербская революция — это и необычная история с чемоданами с немецкими марками и счетами за рубежом. На протяжении более года вся оппозиция Милошевича — независимые СМИ, негосударственные организации, а также „Отпор“ и политические партии — выживали только благодаря деньгам Запада, а прежде всего деньгам из Вашингтона. Вне зависимости от того, признают они это или нет, Воислав Коштуница, Зоран Джинджич и их сотрудники своим триумфом на выборах частично обязаны этой помощи с неба в твёрдой валюте».

В итоге, в срок одного года средства массовой информации, партии, демократические организации и города, в которых оппозиция находилась у власти, получили из-за рубежа помощь в размере свыше ста миллионов франков. Сколько точно?

«Вероятно, этого мы никогда не узнаем», — говорит одна сотрудница Фонда Сороса. Летом 1999 года, спустя несколько недель после авиаударов НАТО, американский Конгресс выделил 25 миллионов долларов на «демократизацию» Сербии.

Затем, в начале года, когда было очевидно, что Милошевич в скором времени организует выборы, тот же самый Конгресс выделил ещё 10 миллионов долларов. Союзное агентство УСАИД отвечало за распределение этих денег. Кому? В первую очередь, особым американским организациям, своего рода «государственным негосударственным организациям», как их называют в Соединённых Штатах: прежде всего институту ИРИ или его демократическому эквиваленту — Национальному демократическому институту (НДИ).

УСАИД также проводил акцию через своё специальное бюро — Бюро инициатив по переходу (ОТИ), которое может действовать быстро и открыто. Один американский дипломат оценит их: «Они почти так же эффективны, как ЦРУ».

Семь лиц из ОТИ работали по Сербии, не покладая рук. В июле 2000 года, в начале предвыборной кампании, Государственный департамент открыл что-то вроде посольства-призрака в Будапеште (Вильям Монтгомери!), целью которого было отслеживание событий в Сербии. Миссией посольства было координирование усилий всех американских организаций, работавших в Сербии против Милошевича.

Британцы выделили по меньшей мере 30 миллионов франков. Большую часть этого взноса распределил необычный Фонд Вестминстер — государственная организация, которой вместе управляют три британские политические партии. Немцы, со своей стороны, заплатили 70 миллионов франков в последние три месяца перед выборами. Страны Скандинавии, очень популярные в Сербии, прежде всего Норвегия (родина Квислинга!), дали двадцать миллионов франков.

Наконец, среди самых значительных доноров был и фонд миллиардера Джорджа Сороса, который, по словам представителя в Белграде Сони Лихт, в том году в Сербии потратил 40 миллионов франков. А Европейская Комиссия также уплатила примерно такую же сумму.

Однако, продолжает «Нувель обсерватер», французская помощь сербской оппозиции была совсем незначительной. В ноябре 1999 г. Ке д’Орсей выделила каких-то три миллиона франков для сербских негосударственных организаций, а затем в мае 2000 года два миллиона были выделены французским городам, желающим помочь сербским муниципалитетам, в которых у власти была оппозиция — к реализации этого бюджета даже не приступили. Наконец, перед выборами, из тайных фондов выделено три миллиона франков как помощь «Отпору» и группе «экспертов» из Г17 плюс.

На выборы — 30 миллионов долларов

Около 30 миллионов долларов, преимущественно из Америки, переброшено в страну через бюро в Будапеште с целью обеспечения оппозиции компьютерами, телефонами и печатным материалом на нужды предвыборной борьбы (не считая тех «шести миллиардов долларов, что ждут на границе», чтобы «войти в страну, когда победит оппозиция», как на все лады говорили «лидеры» ДОС и будапештские «семинаристы». Эти «шесть миллиардов», похоже, так и застряли на какой-то границе).

Энергия — демократии", или сотрудничество западных городов с оппозиционными муниципалитетами в Сербии, должно было служить посланием: смотри, Сербия, как демократия оплачивается!

Оказание этой помощи оппозиции было организовано через «Сегедский центр». В этом венгерском городке в сентябре 1999 года по инициативе Пакта стабильности на Балканах и его шефа Бодо Хомбаха проведена встреча десятка сербских градоначальников.

Конечно, это партнёрство городов было только маской, трюком, благодаря которому Германия, как и другие страны, установили прямые связи с оппозицией в Сербии и определённым образом взяли их под свой контроль.

Источник немецких денег — 16.951.800 марок, только в рамках партнёрства городов — фонд министерства, ответственного за Пакт стабильности. Однако, многие немецкие коммуны, выбранные для этого плана, выделяли дополнительные средства из своих городских фондов.

Всё для «надёжных» выборов

Помимо «Отпора» Запад, не жалея денег, постарался наспех слепленному, но по-прежнему шаткому ДОС-у, обеспечить ещё одну, но решающую поддержку — ЦеСИД. Это своего рода «независимая» избирательная комиссия (можно сказать, паракомиссия), негосударственная организация (имеется в виду сербское государство), желающее контролировать голосование на каждом из 10.000 избирательных участков и — ключевой момент — «сообщить результаты раньше, чем это сделает власть»!

«Представьте себе только, сколь трудна эта задача и сколько она стоит», — сетовал перед иностранными журналистами 25-тилетний Марко Благоевич, один из представителей ЦеСИДа, и продолжал: «Нужно было обучить свыше 10.000 добровольных наблюдателей за один день, а перед этим обучить самих инструкторов: 250 за три дня».

Однако, это не всё: эта система сбора результатов от города до города полностью компьютеризирована. В этот регион направлены десятки компьютеров. Наблюдатели будут общаться по электронной почте. Чтобы безопасность была большей (то есть, «победа» — гарантированной!), провайдер будет в Софии, а сервер — в Берлине. Все данные будет обрабатывать центральный компьютер в Белграде. Однако связь двусторонняя, и на всякий случай в Будапеште (в том самом американском посольстве-призраке, где, пожалуй, проголосует и Монтгомери, — прим. авт.) второй компьютер будет обрабатывать результаты.

Второй мерой предосторожности было снабжение региональных координаторов сателлитными телефонами на случай, если власть решит обрезать другую телефонную связь?!

«Очевидно, всё это мы не смогли бы сделать без помощи извне», — признал Марко Благоевич и отказал журналистам французской «Нувель обсерватер» в ответе на вопрос, сколько стоила вся операция.

Двойная игра Норвегии[5]

Если о Венгрии, как и Болгарии, можно сказать, что в силу своего географического положения им было суждено стать местом размещения логистических баз и американских полигонов, откуда велась «работа» по «дисциплинированию» и поражению Сербии (а служили они и полигонами, с которых взлетали самолёты НАТО, чтобы сеять смерть по всей Сербии!), то пока без вразумительного ответа остаётся вопрос, какие причины (кроме Америки, разумеется) вынудили власти Норвегии до такой степени вмешиваться во внутренние дела СР Югославии и Сербии, чтобы наряду с Америкой, Германией, Францией и Британией практически участвовать в интервенции в другую страну.

Эта замешанность Норвегии, тем не менее, не осталась незамеченной в печати этой скандинавской страны. Так, газета «Афтенпостен» в номере от 12 октября 2000 года опубликовала следующие строки: «Норвегия и другие страны Запада применили методы, не описанные во внешнеполитической «традиции», чтобы покончить с режимом Милошевича. Оказывается, современная внешняя политика может представлять собой действия, которыми одна или несколько стран осуществляют самую настоящую интервенцию в другую страну.

«Конечно, это политическое решение — вмешиваться в избирательную кампанию определённой страны. Мы приняли это решение, потому что этот режим должен уйти», — заявил министр Ягланд.

«Мы стоим перед новым феноменом. Это — новый тип внешней политики, не рассматривающей отдельный режим как легитимный», — говорит преподаватель Института политических наук Холанд Матлари, лично принимавшая участие в драме на Балканах в свою бытность государственным секретарём в МИДе. «Существовало широкое согласие в Норвегии и между нашими союзниками по НАТО и партнёрами в ЕС относительно политики в отношении Югославии… Норвегия в прошлом (1999) году выделила 150 миллионов крон. Дипломатические источники отрицают, что деньги контрабандой ввозились в Югославию. Это было бы рискованно. По словам высокопоставленного источника, деньги выплачивались «на руки» посольству в Белграде, чьё руководство могло их делить. Значит, была угроза высылки поверенного в делах. Немалая часть денег канализировалась через негосударственные организации и через ООН…» Кстати, вышеупомянутый поменутый в делах был Свере Берг Йохансен, который в акциях против Сербии непосредственно сотрудничал с министром Ягландом.

В те дни, во время трагических событий сербского 5 октября, в норвежской печати можно было прочитать и такое: «Проблематично активно поддерживать оппозицию в стране, с которой поддерживаются официальные дипломатические отношения. Прежде всего, это может создать проблемы и для Парламента, если правительство проводит политику, отличную от декларируемой. Этот тип внешнеполитической двойной игры становится всё более распространённым, и не только в Норвегии. Кроме того, обычным явлением становится ведение политики через т.н. негосударственные организации, чья роль становится всё более значительной. Это происходит во многих странах, но акцентировано в норвежской внешней политике. Этот образ действий сейчас зовётся норвежской моделью…»

Немногим позже, спустя месяц после «сделанного дела» в Сербии, газета «Дагбладе» обнародует и следующее: «И норвежские дипломаты, и представители норвежских организаций, предоставляющих помощь, тайно перебрасывали миллионные суммы наличными через границу Югославии. «Дагбладе» получил подтверждение этому из нескольких источников, занимающих центральное место и детально знакомых с операциями. Источники, независимо друг от друга, утверждают, что деньги транспортировались через границу до и после воздушной войны НАТО против Югославии весной 1999 года. Норвежские дипломаты на протяжении последних лет лично перевозили немецкие марки в чемоданах через границу Югославии. Помощь оказывалась в две отдельные фазы. Сначала это делали министр иностранных дел Кнут Волебек и государственный секретарь Вегер Стремен для Черногории. Потом, после войны, деньги перевозил представитель Норвегии в Белграде Свере Берг Йохансен для оппозиции в Сербии. Значит, оба правительства, и Бондевика, и Столтенберга, очень нетрадиционными методами содействовали низложению Милошевича… Волебек и Ягланд предоставляли своим сотрудникам чуть ли не «карт бланш» делать всё необходимое для тайного предоставления помощи и поддержки оппозиции. Одно из центральных лиц в истории прихода к власти президента Воислава Коштуницы, лидер оппозиции Зоран Джинджич, говорит, что норвежская помощь была очень важна для объединения оппозиции и её победы на выборах. Посольство Норвегии летом распределила 1.000 стипендий по 1.000 немецких марок сербским студентам. Эти деньги — из тех, что ввезены в Югославию в чемоданах дипломатов. Посольство в Белграде таким образом получило значительные суммы, пишет, помимо прочего, «Дагбладе» от 11 ноября 2000 г.

Чьих детей пожирает ДОС-овская революция?

Дети ДОС-овской «революции» очень разочарованы. Намеревались помпезно отпраздновать годовщину своего личного счастья и благосостояния, а нашей национальной гибели и экономического падения, но как раз те, что им платили за организацию путча, который они восторженно называют революцией, не удосужились проявить уважение даже к этому их единственному личному празднику, чтобы начать, как заявлено ранее, десятилетия продлящиеся переговоры о вступлении в ЕС.

Это и годовщина одной из самых ненародных «революций» в истории народов Европы. Вместо того, чтобы пожрать своих детей, а народу принести благосостояние, ДОС-овская революция принялась жадно пожирать народ этого государства, а в придачу — и его природные богатства, в то время как её дети не то что с каждым днём, но с каждой минутой становятся всё богаче и сильнее. Те, от чьего имени ДОС-овцы продались и поднялись против собственного государства, — пенсионеры, рабочие, крестьяне — сейчас в такой ситуации, что положение до агрессии пакта НАТО кажется им эпохой возрождения и надежды.

В ДОС-овском послереволюционном формировании им удалось предоставить черногорцам такое пространство, что те из хорватов, албанцев и мусульман сделали своих друзей, а из сербов — злейших врагов. В их послереволюционной Сербии, в Космете погибло больше людей и сожжено больше церквей, чем за все годы вооружённых столкновений режима Милошевича с шиптарскими террористами. Государство, созданное на фундаменте сожженных объектов в Белграде, имеет голодную армию, коррумпированное правосудие, ростовщические банки и экономику, в которой богатые становятся ещё богаче, а нищие всё больше погрязают в нищете. К нашему несчастью, они планируют занести в свой календарь ещё больше красных дней, подобных пятому октября.

Первое октября — это и годовщина т.н. народной канцелярии Президента Республики, единственное предназначение которой — быть параправительством Тадича в противовес правительству Коштуницы. Хотя этой Территорией по сути ни одно из них совсем не правит — здесь правят «негосударственные организации» Кандич, Вучо, Павичевич. Роль отечественных «негосударственных организаций» и их деятельность в ДОС-овской изнурённой Сербии страшнее и сильнее подрывает Сербию, чем самые непосредственные агентуры шиптарско-мусульманской наёмнической группы, наподобие Международной кризисной группы Лайона или Балканского совета Свилановича и Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы Хомбаха. Выставление себя на показ со стороны этих истинных правителей Сербии за счёт богатых западных концернов и их власть над отечественными СМИ достигли такой степени, что мы оказались в ситуации, когда национальное телевидение сведено к площадке для упражнений молодняка ТВБ92, БКТВ и Пинка, а ведущий сербский ежедневник «Политика» докатился до уровня доски объявлений, на которую вешают самые зверские антисербские памфлеты, которых народ отродясь не знал. Ещё худшим злом, чем их революция, для народа могла бы стать только контрреволюция, которую в надежде на хаос в государстве, позволивший бы им ещё легче довести до конца свой грабёж, тайно подло желают как раз те, которые нам больше всего говорят о вхождении в Европу и принятии её ценностей и достижений.

Послереволюционная власть в Сербии не только провозгласила, что история этого государства началась с них, разрывая преемственность с СРЮ, но и отозвала наши контр-иски против боснийских мусульман и Хорватии перед судом, перед которым нас последние поставили своими первичными исками, но своим поведением и вредительскими действиями пустила под откос и Республику Сербскую, оставив её на милость и немилость преступнику и лжецу Эшдауну, хотя наша договорная обязанность — защищать и безусловно помогать этому сербскому государству выжить.

За время этой их послереволюционной Сербии македонские власти ещё больше обнаглели и, не довольствуясь запретом на въезд и проезд наших священников через Македонию, начали выдвигать и территориальные притязания к Сербии, и вдобавок осмеливаются заключать под стражу наших Владык. А чего ещё ожидать от Македонии, только равнявшейся на остальную Европу, которая, вопреки обильным предреволюционным обещаниям Дос-овцев, ещё более ужесточила визовый режим для нас и продолжила арестовывать всех, кто служил хотя бы поваром в войсках РСК, РС и СР Югославии.

Того, что эта власть с самого начала своего правления уступила Рашскую область турецким разведывательным службам и внутренним мусульманским экстремистам, оказалось достаточно для того, чтобы отечественные сборные не могли там играть ни один международный матч из-за атмосферы, царящей на тамошних спортивных стадионах, которая по сути является прямым отражением их политических позиций и личного восприятия Сербии как оккупанта. Сборная этой Территории чувствовала бы там себя нежеланным гостем. В Воеводине от ДОС-овской политики самоуничтожения нас спасло только сознание венгерского народа, который, вопреки политической атаке коалиции венгерского правительства, брюссельских технократов и местных венгерских экстремистов на политическую стабильность в Воеводине, на выборах всё-таки осадил экстремистов назад к кормушке Сороса и отбросил их от управления краем и его бюджетом.

ДОСу в совокупности и всем его частям, разбросанным везде, где нужно — от позиции до оппозиции, пусть разочарованным, что их наставники не уважают их годовщины и так дают им понять, что их роль с самого начала была ясна, также как, к их сожалению, ясно и их будущее, всё-таки есть что праздновать. Они действительно на пути к полному осуществлению задач, полученных в Будапеште непосредственно перед пятым октября. Государство всё меньше, всё меньше у него и государственности, народ гибнет, наша культура сведена к организации выставок для гаагских судопроизводителей при мощной материально-технической поддержке газеты «Политика», а передовые спортсмены приносят нам только разочарования. По их пятам не пошли только молодые спортсмены. Это — единственное, что у нас осталось. Надеяться на молодёжь и однажды вернуть всё на круги своя.



Примечания

[1] НЕД, ответственный за СМИ и «Отпор»

National Endowment for Democracy (НЕД), основанное в 1983 году, переняло определённые функции у ЦРУ. Однако, в отличие от ЦРУ, агентство НЕД пользуется публичной финансовой помощью Конгресса, и его деятельность доступна общественности.

Например, программный сотрудник НЕД Пол Маккарти раскрыл в свидетельстве перед Комиссией по безопасности и сотрудничеству в Европе, что НЕД на протяжении 1998 года ведало газетами в Сербии, перечислив названия: Наша Борба, Време и Данас, телеканал Неготин, информационное агентство БЕТА и белградская радиостанция и телеканал Б92. В августе 1999 года НЕД значительно увеличил размер финансовой помощи «молодёжной» организации «Отпор», уделяя особое внимание вербовке активистов в среде безработных. Плоды этой стратегии раскрывает само агентство НЕД в своей литературе.

[2] Что было бы, если бы…

Любимый тезис западных разрушителей Югославии и Сербии, что «Югославия распалась сама по себе», в прошлом году в радиопередаче Би-Би-Си повторил и бывший британский министр иностранных дел Даглас Херд: «Югославия сегодня была бы такой, как Польша, если бы только Милошевич принял либерализацию».

Однако, Херд не говорит, каковы последствия такой «либерализации» Польши".

В Польше бывшая судостроительная верфь в Гданьске, колыбель профсоюзного движения «Солидарность», закрыта и превращена в музей. Свыше 20% рабочих в Польше — безработные…

[3] Миллионы марок для «независимых» СМИ

В большом объёме и «очень, очень тайно», как заявил Бодо Хомбах, оказывалась поддержка и оппозиционным СМИ в Сербии. «Шпигель» писал, что «независимые» газеты получали бумагу, чтобы вообще могли выходить в свет. В редакции меньших газет доставлялись даже новые маленькие печатные машины. Радио- и телевизионные станции получали современное оборудование для транслирования передач. Редакции имели бесплатный доступ к независимым международным информационным агентствам. Журналисты приглашались в Германию для краткого обучения и лечения.

Официально помощь СМИ осуществлялась через радиостанцию «Дойче Велле», Второго германского телевизионного канала и Баварского радио. А деньги на эти нужды в основном шли через Союзное бюро печати. Ровно четыре миллиона марок затратила Германия с начала 1999 г. на оборудование опозиционных и «независимых» СМИ в Сербии. «Дойче Велле» вложило в 1999 г. ещё около 10 миллионов марок, чтобы могло транслировать программы на языках народов Сербии.

[4] «Бакшиш» для наблюдателей за выборами

С середины 2000 года предвыборная деятельность закипела. Америка не жалела ни долларов, ни инструкторов. «Туризм» между Сербией и Венгрией переживает «бурный расцвет».

«Посещение Сентандре» стало любимым предлогом активистов оппозиции для поездки на очередную программу, щедро оплаченную США. На этот раз, для нужд этих «туристов», Сентандре «переселилось» в пограничный городок Сегед, где американские инструкторы читали лекции для «наблюдателей» за будущими выборами в Сербии. Ведь если грядущее поражение Сербии на выборах решено и оплачено, тогда за этими выборами нужно было хорошо «наблюдать», то есть их выиграть!

«Мы имитировали избирательные участки с урнами для голосования и детально проработали процесс голосования», — вспоминает Джон Аньели из Республиканского института, описывая операцию, которая стала одним из важнейших компонентов падения Милошевича.

«Всего обучено около 16.000 наблюдателей», — уточнит американский инструктор. Массовую операцию по «наблюдению» за ходом выборов и такой же массовый (и самый важный!) параллельный подсчёт голосов организовал Сербский центр за свободные выборы и демократию (ЦеСИД), организация, также финансируемая из-за рубежа.

Соединённые Штаты оплатили обучение и в Сегедине, и на другом, массовом уровне в Сербии. До выборов оппозиционные партии были в состоянии отправить по крайней мере двух обученных наблюдателей на каждый избирательный участок в стране. Каждый наблюдатель (и подсчитывающий голоса!) получал около пяти долларов из денег, обеспеченных Западом, а это — немалая сумма в стране, в которой средняя заработная плата не достигала и 30 долларов.

[5] Кто победил на выборах в Сербии?

Норвежская газета «Афтенпостен» в номере от 20 ноября 2000 года знакомит с интересным взглядом на результаты выборов в Сербии из-под пера Карла Фредерика Берга: «Норвешкие СМИ ликовали по поводу установления „демократии“ в Югославии, но могли ли сербы свободно голосовать? Запад применил два древних метода управления выборами: пряник и кнут. На одной встрече Демократической оппозиции Сербии с представителями Запада, состоявшейся в Болгарии, была достигнута договорённость, что нужно сделать, чтобы страны НАТО сняли санкции с Югославии. Представители ДОСа отбыли домой с договором и огромной суммой денег в чемоданах. И гарантиями ещё больших денег в случае победы ДОСа.

Большой пряник для бедного сербского народа, стонущего под санкциями НАТО… Пряник был очевиден: если будет избрана оппозиция, Запад предоставит Югославии экономическую помощь. И, что ещё важнее, страны НАТО снимут санкции, которые многих довели до нищеты. Кнут был также налицо: 15 военных кораблей Британии находились в Средиземном море поблизости Югославии. Американские и хорватские силы проводили совместные военные учения в 20 милях от Черногории. Ясно, что военное присутствие вокруг Югославии было кнутом. Результаты выборов (в Сербии) далеки от того, чтобы быть убедительными. Согласно официальным цифрам, Коштуница не собрал 50 процентов, которые ему были необходимы, но Запад без вопросов признал, что он получил 55 процентов. Русские, наблюдавшие за всем ходом выборов, утверждают, что никаких нарушений не было. Трудно верить русским, но ещё труднее верить цифрам оппозиции. Победила ли в Сербии демократия, или это Запад победил государственный коммунизм и ввёл государственный капитализм?» — заключает норвежский журналист Карл Фредрик Берг.

http://www.voskres.ru/bratstvo/vulovitsch.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru