Русская линия
Труд Юрий Третьяков12.10.2005 

Знак беды
60 процентов российских наркоманов — люди в возрасте от 18 до 30 лет

Министр образования и науки Андрей Фурсенко привел на заседании коллегии своего ведомства шокирующую цифру: 13 процентов молодых людей регулярно употребляют наркотики.

Проблема распространения наркомании в молодежной среде стара как мир. Но многие годы о ней зачастую говорили весьма отвлеченно, как о неизбежном зле. Вдумаемся: если в старшем классе некоей школы 30 человек, то чертова дюжина, о которой говорил министр, дает поистине дьявольский результат. Выходит, четверо из класса — наркоманы.

Наркоэпидемия поражает именно молодых. По данным экспертов, сейчас на учете в наркодиспансерах состоит 493 тысячи человек. Чтобы хоть примерно подсчитать общее количество наркозависимых в стране, эту цифру надо умножить на 10. Получаем более пяти миллионов. Из них 60 процентов — это люди в самом активном возрасте от 18 до 30 лет. Еще один возрастной срез — молодые наркоманы, не достигшие 24 лет, их у нас 1,87 миллиона. Причем что страшно — нижний порог, когда подросток впервые потянулся к сигарете с «травкой», а не дай Бог и сразу к шприцу, снизился до 14 лет.

Было бы несправедливо упрекать власти в том, что они ничего не противопоставляют наркоагрессии. И тем не менее очень часто и сами пацаны, и их родители остаются один на один со своей бедой. Прошлой осенью сидел вечером в гостинице провинциального городка Кимры в Тверской области и слушал страшный рассказ матери, которая своими руками посадила собственного сына-наркомана в колонию. К 2000 году Кимры, без преувеличения, сидели на игле. В цыганском таборе на окраине города в любое время дня и ночи можно было достать героин. И парень, только что вернувшийся из армии с прекрасными характеристиками, сломался. «Он плакал у меня на груди, — рассказывала женщина, — и признавался, что сам из этой трясины вылезти не сможет». И тогда мать с сыном задумали преднамеренную кражу. Дали четыре года. «У меня другого выхода не было, — объясняла она. — В колонии ему наркотик, надеюсь, не достать, за четыре года отвыкнет, а здесь я бы его потеряла».

Вряд ли отыщется регион, где употребление наркотиков в молодежной среде шло бы сегодня на убыль. А вот растет почти что везде. В Алтайском крае, например, через который проходит часть так называемого северного маршрута переброски афганского героина в Россию, в нынешнем году потребление наркотиков выросло на 10 процентов. По данным социологов, каждый пятый школьник в регионе хоть раз пробовал зелье.

Еще одна беда. Там, где наркотики, там и СПИД. Так везде, в любых странах, но в России происходит все с точностью до наоборот. Если, допустим, в Европе на долю молодежи приходится только треть больных, то у нас 80 процентов ВИЧ-инфицированных — люди в возрасте от 15 до 29 лет.

Только с прошлого года и местные, и центральные власти наконец спохватились. В том же Алтайском крае с 10 октября по 10 ноября проходят классные часы «Наркотик. Закон. Ответственность». В воронежских школах прошла акция «Мы выбираем жизнь», создаются отряды по борьбе с наркоманией. В сентябре принята Федеральная программа по борьбе с наркоманией, на которую из казны выделяется более трех миллиардов рублей. По замыслу ее создателей, реализация этой программы позволит вытащить из наркотического болота более миллиона человек.

Все бы ничего. Вот только часто хорошие программы остаются на бумаге. В тех же Кимрах в наркодиспансере сейчас на учете состоят более 150 человек, средний возраст которых 19−20 лет. Скрытых наркоманов в несколько раз больше. А на принятую год назад программу по противодействию обороту наркотиков в Кимрах на 2004−2005 годы из областного бюджета не было выделено ни копейки.

http://www.trud.ru/003_Srd/200 510 121 900 201.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru