Русская линия
Православие.Ru Дарья Рощеня12.10.2005 

Прикосновение к православию в Польше

По-европейски деловой подход, немногословность и блестящее воплощение задуманного — вот, пожалуй, самые характерные черты выставки «Православие в Польше». Два полу-коридора в нижней церкви Храма Христа Спасителя вместили емкую по содержанию и глобальную по существу экспозицию. Все о Православии в Польше от фотографий до икон, от архитектурных проектов до возрождения уникальных храмов, от именитых иерархов Церкви до простых православных верующих.

Андрей Рублев нашего времени?

Говоря «икона», подразумеваем Церковь, говоря «Церковь», вспоминаем икону. Пожалуй, ни одна выставка, посвященная христианским традициям, не сможет обойти вниманием иконопись. Польская православная иконопись требует особого разговора. В первую очередь потому, что все мы знаем Польшу как католическую страну, где латинская Церковь играет важную роль даже в политической жизни государства. Однако и православные традиции в Польше сильны и имеют более чем шестивековую историю.

Иконописная школа в Бельске Подляском представила на выставке 20 работ своих мастеров. Иконы «Не рыдай мене мати», «Положение во гроб», образ св. Ксении Петербургской, св. Георгия лишены так ожидаемого католического налета, влияния. Они в полном смысле этого слова согласны канонам древнего иконописания. Именно древние, и в том числе русские, иконописные традиции возрождаются и сохраняются в школе.

Иначе на этом фоне выглядят репродукции икон Ежи Новосельски — самого знаменитого изографа Польши. Девятнадцатилетним юношей он открыл для себя иконопись в монастыре св. Иоанна Крестителя во Львове. Там он был послушником иконописцем. Этот опыт Новосельски вспоминает и по сей день, говоря: «Все, что я на протяжении жизни реализовывал в живописи, было… определено моим первым столкновением с иконами во львовском музее. Настроило оно меня, похоже, на всю жизнь». После войны он учился в Краковской академии искусств, но закончил ее чуть не через двадцать лет после поступления. И все эти годы принимал активное участие в культурной жизни Кракова. Он попробовал себя, пожалуй, во всех стилях живописи — от абстракционистских композиций со звучными названиями: «Зима в России» или «Битва за Адис-Абебу», до портретов и сюжетных полотен.

Критики брались сравнивать его с Модильяни. Но согласились во мнении, что своим исключительным языком художественного выражения Новосельски обязан скорее византийскому искусству, «в котором сидит по самые уши». Сам Новосельски не только не скрывает любви к традициям византийского иконописания, но, похоже, именно в иконописи художник нашел и сумел выразить себя полностью. Его безупречная, четкая и сдержанная манера письма стилистически оправдана. Чуть более положенного вытянутые фигуры, удлиненные лица, дышащее воздухом пространство, склонность к абстракции, к лаконичности — почерк, который Новосильски вырабатывал в течение многих десятилетий работы над живописными полотнами, стенописью, иконами, полихромными композициями.

Посетители выставки «Православие в Польше» смогут полюбоваться фотографиями с потрясающими росписями храма в Михайлове на Белосточине, выполненными Ежи Новосильски, и репродукциями его икон.

Фотография как отражение

Репродукции и фотографии наиболее доступные и выразительные информационные формы, из которых легко слагается рассказ и рождается выставка. На выставке «Православие в Польше» представлено более 160 фотоснимков самых известных польских фотографов. Это и Гжегож Домбровски, Марек Долецки, Кшиштоф Мишулович, и Пётр Савицки, Виктор Волков, Веслав Мариуш Зелински.

В репортажном тоне их фотографий ничуть не утрачена художественность. То волнение, которое фотографы испытали перед увиденным, опыт общения с православным миром Польши, доходчиво и убедительно перенесен на плоскость снимков. Снимков цветных и черно-белых, сюжетных и пейзажных, печальных и оптимистических. Эти фотографии, заставляющие приостановиться и задуматься, далеко не тени реального мира, напротив, — разные стороны и проявления мира православной Польши. Выставка так и задумывалась кураторами. Целью было показать литургическую и монашескую жизнь, святые места и обыденность, все векторы присутствия Православной Церкви в Польше.

В «Молитве» Кшиштофа Мишуловича, «WOJNOWO» («Пожертвуйте») Томаша Мосцицки показана жизнь монашеская — тяжелая, и при этом освященная радостью бытия и общения с Богом. «Помазание больных елеем в Супрасльском монастыре» Петра Савицки взятое в ракурсе сверху, эмоционально переполнено. Будто слышишь, как звучат мольбы о помощи и раздаются благодарственные песнопения.

В фотографиях «Паломники идут в село Зверки» (родина святого младенца Гавриила), «Покаяние», не возможно не заметить молодежь и детей. Улыбчивых, бодрых детей, для которых и крестный ход, и дальнее паломничество, и литургия, и исповедь есть торжество православия, есть легкое общение в удовольствие и в будущем — самое светлое воспоминание из детства.

Серия фотографий, сделанных в монастыре св. Марии и Марфы на горе в Грабарке, дает представление о самой древней православной святыне Польши. Буквально усеянная и поросшая крестами гора. Паломники, поднимающиеся к храму с крестами в руках (по традиции, каждый пришедший сюда оставляет на горе крест) — большими, малыми, светлыми, темными. Старуха, присевшая в задумчивости, опершись на крест, вереница монахинь в коридоре между стеной храма и стеной крестов — все это и восхищает и пугает кладбищенской прохладой и напоминанием конца.

Стеклянные иконостасы

Серебрящиеся купола церкви в Василькове, будто из сказки вышедший Свято-Троицкий собор в Гайнове, или Свято-Духовская церковь в Белостоке (самый большой православный храм Польши) живописуют национальные черты. Внутренние интерьеры храмов, запечатленные на фотографических снимках, озадачивают. Как возможен, например, стеклянный витражный иконостас, витражное паникадило? Витражи Адама Сталоны Добжанского, фотографии которых у москвичей есть возможность увидеть, это далеко не иконы, но по своему выразительному потенциалу они стоят бок о бок с фреской. Витраж «Утоли моя печали» — серия евангельских сюжетов о страдании Спасителя, со словами из акафиста. И текст молитвы здесь как орнамент, в обрамлении которого заключен сюжет за сюжетом: страдание, распятие, снятие со креста. «Благодарственно восписуем Ти Богородице…» — витраж с сюжетами из жизни Девы Марии: Благовещенье, Рождество Христово, бегство Святого семейства в Египет.

Перечислять названия храмов не будем. Пожалуй, важнее сказать, что жизнь православной Польши не стоит на месте. В Польше идет экстенсивный процесс, когда православные приходы увеличиваются за счет молодежи. И надо признать, что здесь православная молодежь более активна, чем в России, даже небольшая выставка в Храме Христа Спасителя может быть тому свидетельством.

О развитии говорит и растущее число православных храмов — вновь построенных. Целый стенд дизайнерских и архитектурных проектов храмов, колоколен известного польского архитектора Ежи Устиновича выглядит логическим завершением экспозиции. То, что делает Устинович — это продолжение развития, следующий шаг. Но шаг этот, несмотря на свою твердость, кажется чересчур техногенным, минимально рукотворным. Кого-то это даже отпугнет своей прогрессивностью. Впрочем, все не так драматично: некогда и стиль Арт Нуво (Art Nouveau) казался заморской диковинкой, а теперь модерн для нас стал эпохой. Архитектура Ежи Устиновича для Польши — это сегодняшний день.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/51 011 161 317


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru