Русская линия
Литературная газета Юрий Болдырев11.10.2005 

Очередные задачи власти

Несмотря на «замораживание» цен на бензин, вопрос о ситуации с топливом не теряет актуальности. Чтобы понять, чего ожидать, стоит разобраться в том, что мы имеем, что можем иметь и на что имеем право.

Какие-то меры правительство принимает. Повышена экспортная пошлина на нефть, готовится отказ от привязки внутренних цен на бензин к мировым ценам на нефть через налог на добычу полезных ископаемых. Что это даст? На какое-то время «стабилизацию» того, что есть. И понятно: и в правительстве, и в СМИ, и даже в обществе все дискуссии сводятся лишь к этой самой «стабилизации».

Конечно, в условиях монополии на электронные СМИ можно сравнивать цены на бензин у нас и в Европе и говорить, что «у нас цена и так ниже мировой». При этом умалчивается, что во Франции и Германии, где цена на бензин в 3 раза выше, чем у нас, средняя зарплата в 10 раз выше.

А ведь цена на бензин в странах ЕЭС — вовсе не есть «мировая». Это — цена в странах-импортёрах (за исключением Норвегии) с развитой социальной инфраструктурой (бесплатное образование, здравоохранение, помощь малоимущим). Где на это взять деньги? Обложив население косвенным налогом, который и составляет львиную долю тамошних цен на бензин. Но даже после такого налогообложения стоимость топлива по отношению к средней зарплате в этих странах в три раза ниже, чем у нас. Это как если бы у нас бензин стоил 5−6 рублей за литр.

Но среди стран — импортёров нефти есть и такие, в которых тяжесть налогообложения не перенесена на топливо.

Пример — США, где такая политика обоснована размерами территории, необходимостью обеспечить единство страны и развитие территорий, удалённых от морских портов. В августе стоимость бензина превышала в США нашу на 15%, притом что средняя зарплата у них на порядок больше. Тяжесть «высоких» цен на бензин американцы ощущают так, как ощущали бы её мы, если бы у нас бензин стоил меньше двух рублей за литр! И их президент уже обращается к нации, просит потерпеть и пока чуть меньше совершать лишних поездок…

А сколько стоит бензин в ключевых странах — экспортёрах нефти? В Саудовской Аравии, Кувейте и Египте бензин в 3−4 раза дешевле, чем у нас. А в Венесуэле — в 20 раз дешевле, при покупательной способности населения примерно равной нашей, то есть, как если бы у нас бензин стоил дешевле рубля за литр.

На посвящённой этой проблематике телепередаче «Народ хочет знать», которая будет показана по ТВЦ в ближайшую пятницу, аудитории был задан вопрос: «Если бензин ещё подорожает, вы поставите свои машины „на прикол“?» Никто в такой ограниченности своих доходов публично не признался. Но ведь актуальнее вопрос другой: «А если бы бензин стоил у нас в 3 раза дешевле по отношению к нашей зарплате (как в развитых странах Европы) или в 10 раз дешевле (как в США или ряде стран — экспортёров нефти), вы сумели бы с пользой потратить высвободившиеся средства на жильё, лечение, образование, отдых?»

А ведь тема необоснованных и несправедливых внутренних цен на топливо (понятие «справедливой цены» — абсолютно рыночное понятие) не исчерпывается нашими расходами на бензоколонках и резким ростом цен в магазинах. Это ещё и снижение конкурентоспособности наших товаров по сравнению с зарубежными. Следствие — падение производства, рост себестоимости товаров, снижение зарплат и потеря рабочих мест, падение покупательского спроса и далее по цепочке…

Но даже и это не всё. Какой вывод сделали по результатам расследования катастрофы нашего истребителя в Литве тамошние специалисты? Да, согласились они, это не было провокацией. Просто у российского лётчика (по утверждениям нашей стороны, одного из самых опытных) — слишком маленький налёт. Почему же налёт такой маленький? Да потому, что всю нефть — за рубеж, а керосин для своей армии — дорогое излишество.

И нам за свою страну не стыдно? И непонятно, что защищать нефтегазовые прииски, за счёт которых мы сейчас живём, завтра будет некому и нечем?

Но перед властью стоят другие проблемы. Например, осуществляется перезахоронение белых генералов, вроде как примирение белых и красных. Что ж, примирение в условиях, когда у многих действительно была своя правда, а мародёров и садистов тоже хватало с каждой стороны, — дело благое. Но и не без подтекста: пора нам всем примириться, в том числе, надо понимать, тем, кто грабил страну последние 15 лет, и тому большинству, которое ограбили. Ограбили и, как это видно при сопоставлении цен на топливо в разных странах, продолжают грабить. Значит, мы должны примириться и с теми, кто продолжает проводить у нас политику обслуживания нашими ресурсами развития других стран — победителей в холодной войне? У всех ведь своя правда, в том числе у предателей?

Но если уж все силы брошены на «примирение», зачем же опять требовать перезахоронения тела Ленина, почему не заморозить эту тему, болезненную для многих из тех, с кем якобы хотят «примириться»? Нечем заняться? Или надо отвлечь внимание, скрыть в тени что-то более важное?

Но маразм имеет свойство крепчать. И если тему перезахоронения тела атеиста Ленина по христианскому обряду и степень её актуальности в период «примирения» можно оценить как спорную, то кому в здравом уме может прийти в голову, например, под предлогом того, что мы теперь — государство светское, взять и убрать крест с шапки Мономаха? Кощунственный бред, скажете? Но не такой же ли бред предложение убрать со Знамени Победы герб государства-победителя — серп и молот? Или кто-то полагает, что и это будет содействовать «примирению»?

Напрашивается предположение, что не о примирении на деле идёт речь. Задача у нашей власти, похоже, противоположная: закрепление господства одних над другими и стирание из памяти людей всего, что могло бы помочь видеть мир и свою историю объективно.

А, может быть, и с этим мы должны примириться, ведь у фальсификаторов истории — тоже своя правда?

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg422005/Polosy/21.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru