Русская линия
Седмицa.Ru Владислав Петрушко10.10.2005 

Из истории ликвидации унии на Украине после II мировой войны

В годы Второй мировой войны митрополит Андрей Шептицкий [1] и возглавляемая им Греко-католическая Церковь Галиции тесно сотрудничали с нацистскими оккупационными властями и украинскими националистами [2]. Андрей Шептицкий, Иосиф Слипый и другие униатские иерархи приветствовали «победоносную германскую армию», служили молебны о даровании победы нацистам и призывали население Галиции к послушанию оккупационным властям. Андрей Шептицкий не только направлял Гитлеру послания с приветствиями и пожеланиями победы германскому нацизму, но и посылал фюреру Третьего Рейха «пророчества» экзальтированных монахинь-базилианок, якобы предвещавшие скорую и полную победу гитлеровцев и утверждение «нового порядка» в мире [3]. В военные формирования украинских националистов, входившие в состав немецко-фашистской армии, были направлены капелланы из числа греко-католического духовенства. Многие из них (в частности, священники И. Гриньох, В. Дурбак, Р. Лободич и др.) лично участвовали в кровавых карательных акциях. Греко-католическая Церковь также активно содействовала созданию украинской дивизии СС «Галичина», помогала проводить реквизиции у сельского населения региона продовольствия и сырья для нужд германской армии, отправлять молодых украинцев на принудительные работы в Германию [4]. Такая лояльная по отношению к немецким фашистам позиция должна была обеспечить Униатской Церкви не только благоприятные для существования при нацистском режиме условия, но и возможность прозелитизма на оккупированных восточных территориях.

Как и следовало ожидать, после освобождения Западной Украины от немецких фашистов советский режим припомнил униатскому духовенству его коллаборационизм в период гитлеровской оккупации. Однако произошло это не сразу, на первых порах отношение советских властей к Униатской Церкви было вполне терпимым. В свою очередь, священноначалие Греко-католической Церкви готово было сотрудничать с новым режимом и стремилось выразить свою лояльность по отношению к советскому строю. В этом плане показательно восторженное приветственное послание, которое глава галицких униатов митрополит Андрей Шептицкий и епископ Никита Будка 10 октября 1944 г. направили Иосифу Сталину. В нем униатские иерархи именовали советского лидера «Верховным вождем» и «Правителем СССР, главнокомандующим и великим маршалом непобедимой Красной Армии». В послании к Сталину Шептицкий и Будка писали по поводу вступления советских войск на территорию Западной Украины: «Эти светлые события и терпимость, с которой Вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей Церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастье» [5].

Митрополит Андрей Шептицкий не успел наладить отношения со сталинским режимом: он скончался 1 ноября 1944 г. Тем не менее, показательно, что по распоряжению Сталина коммунистические власти Украинской ССР и военное командование дислоцированных в Галиции частей Советской армии устроили почившему главе Униатской Церкви грандиозные похороны во Львове, включавшие в себя военный караул, шествие по городу, венки от властей и погребение в крипте собора св. Юра.

После кончины Шептицкого отношение советского режима к Униатской Церкви на Западной Украине стало резко негативным. Безусловно, одной из важнейших причин начавшихся репрессий против Греко-католической Церкви стали вскрывшиеся в это время многочисленные факты сотрудничества униатских иерархов и духовенства с немецкими фашистами и украинскими националистами. Кроме того, в условиях наметившегося после Второй мировой войны идеологического противостояния и «холодной войны» между социалистическим лагерем и странами Запада сталинский режим стал видеть в существовании униатства на Западной Украине фактор, через который на сознание только что вошедшего в состав СССР, «идейно нестойкого» населения Галиции могло быть оказано политическое влияние извне. Это опасение сталинского режима усугублялось в силу антисоветского характера политики, которую в период Второй мировой войны и послевоенные годы все более активно проводил Папа Римский Пий XII [6].

Другой существенной причиной изменения отношения сталинского режима к западно-украинским униатам стал их отказ способствовать прекращению партизанской борьбы, которую вели с представителями советских властей в Галиции воинские формирования украинских националистов. Вскоре после того, как Иосиф Слипый стал главой Греко-католической Церкви, он направил послание Советскому правительству, в котором заверял власти в лояльности новому режиму себя лично и возглавляемой им Церкви.

Слипый пошел еще дальше в стремлении наладить отношения с советскими властями: в конце ноября 1944 г. он направил в Москву делегацию представителей униатского духовенства во главе с родным братом покойного митрополита Андрея Климентием Шептицким, игуменом ордена студитов. Делегация привезла в Москву собранные униатами 100 тыс. рублей — для помощи раненым в годы Великой Отечественной войны. Представители Униатской Церкви были тепло приняты в Московской Патриархии и Совете по делам Русской Православной Церкви. Однако вскоре они были вызваны в Генеральный штаб, где им сообщили, что отношение советских властей к Греко-католической Церкви будет, в свою очередь, всецело зависеть от изменения отношения последней к ОУН-УПА. Но лидеры униатов отказались содействовать разоружению бандеровцев и прекращению их партизанской деятельности на Западной Украине, которую ранее Греко-католическая Церковь благословляла, принимая прямое участие в формировании подразделений ОУН-УПА и поставляя последней капелланов [7].

Указанные факторы в итоге обусловили решение руководства СССР ликвидировать Греко-католическую Церковь на Западной Украине. Наиболее оптимальным способом сделать процесс упразднения униатства быстрым и эффективным властям представлялся отказ западно-украинских греко-католиков от унии и их переход в подчинение Московскому Патриархату. С этой целью советское руководство решает использовать существовавшее внутри униатского духовенства движение, направленное на сближение с Православной Церковью и постепенное воссоединение с ней. Это направление отчасти являлось продолжением русского движения, которое было весьма влиятельным среди русинов Галиции в XIX — начале XX в. и ориентировалось в политическом плане на воссоединение с Россией, а в религиозном — на возврат к православной традиции [8]. Однако в период Первой мировой войны русское движение в Галиции было практически полностью разгромлено австро-венгерскими властями, а большинство лидеров и наиболее активных приверженцев физически истреблено (главным образом — в концлагерях Талергоф и Терезин) [9]. Тем не менее, и в период между мировыми войнами часть греко-католического клира, хотя и немногочисленная, сохранила приверженность идее возвращения в лоно Православной Церкви. Лидером этого течения в Униатской Церкви был протоиерей (впоследствии — протопресвитер) Гавриил Костельник [10], который засвидетельствовал свою искреннюю приверженность православной традиции еще в 1920-е — 1930-е гг., за что подвергался взысканиям со стороны священноначалия Греко-католической Церкви [11]. Единомышленниками прот. Г. Костельника были протоиереи Михаил Мельник [12] и Антоний Пельвецкий [13], впоследствии ставшие епископами Русской Православной Церкви.

После освобождения Западной Украины от немецкой оккупации прот. Гавриил Костельник и его сторонники выступают за воссоединение греко-католиков Галиции с Русской Православной Церковью. 28 мая 1945 г. они направляют в Совет народных комиссаров Украинской ССР сообщение, в котором извещают власти о намерении вывести Униатскую Церковь «из анархии в состояние консолидации для преобразования ее в Православную Церковь» и просят одобрить этот «почин» [14]. Костельник, Мельник и Пельвецкий также сообщали, что «решили возглавить Инициативную группу греко-католической церкви по воссоединению ее с Православной Церковью» и просили санкционировать ее деятельность [15].

Инициаторы движения за воссоединение галицких униатов с Православием полагали, что этот процесс должен будет протекать постепенно и займет длительный промежуток времени. «Психология религии имеет очень деликатную натуру и поэтому не следует думать о моментальном преобразовании нашей униатской церкви в православную. Для этого необходимо время, чтобы сохранить личную честь священников, чтобы перевоспитать и переубедить последних, успокоить и подготовить верующих и т. д.» [16], — считали руководители «Инициативной группы». Тем не менее, советские власти решили форсировать события и стали оказывать на униатов давление с целью ускорить процесс их воссоединения с Православной Церковью.

Прот. Гавриил Костельник в рапорте на имя Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) 3 октября 1945 г. отмечал: «Доныне уже сверх 800 священников присоединились к „Инициативной группе“. К новому году, вероятно, весь состав духовенства будет охвачен „Инициативной группой“. Упорствующих останется каких-нибудь 50−100 лиц» [17].

В то же время, несмотря на размах, которого в самые короткие сроки достигло на Западной Украине движение за воссоединение с Православием, искренних его приверженцев было немного. Большинство униатских клириков примкнули к «Инициативной группе» по конформистским соображениям. Прот. Гавриил Костельник отмечал: «Я должен подчеркнуть, что только очень небольшой процент между нашими священниками, присоединившимися к „Инициативной группе“, сделал это по убеждению. Таких священников нет, вероятно, и 50. Другие сделали это потому, что „нет иного выхода“ из образовавшегося положения. Это, конечно, не означает, что все эти священники являются на 100% папистами (приверженцами папы). Но если не было бы нажима со стороны государства, то наверняка в нынешних условиях даже 50 священников не нашлось бы таких, какие хотели бы „разрушить“ греко-католическую церковь, чтобы преобразовать ее в православную» [18].

Вопреки рекомендации прот. Гавриила Костельника советские власти не стали полагаться на естественное развитие процесса перехода западно-украинских униатов в Православие, а предпочли ускорить его, оказав силовое давление на греко-католическое духовенство [19]. Подавляющее большинство представителей приходского клира Униатской Церкви легко поддалось нажиму и заявило о готовности перейти в Православие, но высшие иерархи и монашество отказывались воссоединиться с Русской Православной Церковью. Наибольшее сопротивление деятельности «Инициативной группы» оказывали приходы, которые находились под влиянием греко-католических монастырей орденов базилиан, редемптористов и студитов [20]. Епископат Греко-католической Церкви, в силу своего положения более тесно связанный с Ватиканом, также был настроен непримиримо по отношению к Православию. Кроме того, епископы видели в деятельности «Инициативной группы» покушение на свои иерархические права, что также усугубляло их негативное отношение к вопросу о переходе в юрисдикцию Русской Православной Церкви.

Вероятно, эта позиция иерархов во многом послужила причиной репрессий, предпринятых советскими властями в отношении епископата Греко-католической Церкви в 1945—1946 гг. В то же время униатским епископам инкриминировалось сотрудничество с немецкими нацистами и украинскими националистами. 11 (по другим данным — 12) апреля 1945 г. был арестован митрополит Львовский и Галицкий Иосиф Слипый [21], возглавивший Униатскую Церковь после кончины Андрея Шептицкого. В продолжение 1945−1946 гг. также были арестованы все греко-католические епископы, находившиеся на территории Украинской ССР и Польской Народной Республики [22]. Аресту подверглись епископы: Никита Будка [23], Николай Чарнецкий [24], Григорий Хомышин [25], Иоанн Лятышевский [26], Иосафат Коциловский [27] и Григорий Лакота [28].

8−10 марта 1946 г. в Свято-Юрском соборе во Львове при активном содействии советских властей был проведен собор греко-католического духовенства, на котором было принято решение о самоупразднении Униатской Церкви и воссоединении ее клира и мирян с Русской Православной Церковью [29].

Над арестованными иерархами Униатской Церкви в Киеве 29 мая — 3 июня 1946 г. состоялся суд. Прокуратура Украинской ССР сообщала, что греко-католические архиереи арестованы «за активную предательскую и пособническую деятельность в пользу немецких оккупантов». В сообщении прокуратуры отмечалось: «При аресте у названных лиц обнаружены документы, изобличающие их в преступной связи с немецко-фашистскими оккупантами, в частности с гестапо и другими немецкими карательными и разведывательными органами. На предварительном следствии арестованные признали себя виновными в проведении враждебной деятельности против СССР». Согласно данным прокуратуры, «обвиняемые на следствии показали, что, используя свое руководящее положение в греко-католической церкви, они активно помогали немецко-фашистским оккупантам угонять на немецкую каторгу трудящееся украинское население и способствовали выполнению грабительских повинностей, установленных немецкими оккупационными властями» [30].

В прокуратуре УССР отмечали: «Слепой, Будка, Чарнецкий, Хомышин и Лятышевский, начиная с июля 1941 года, по указаниям гестапо, неоднократно в своих обращениях призывали духовенство и верующих униатской церкви содействовать немцам в создании местных оккупационных органов власти, активно участвовать в поставках сельско-хозяйственных продуктов для немецкой армии и, тем самым, содействовать вооруженной борьбе немецких захватчиков против Красной Армии». Одним из важнейших пунктов обвинения, которое прокуратура Украинской ССР предъявила униатским епископам, было содействие оказанное ими гитлеровцам при формировании дивизии СС «Галичина»: «Активная враждебная деятельность обвиняемых особенно ярко выразилась в их участии в формировании дивизии „СС — Галичина“ для борьбы с партизанским движением и Красной Армией. Документальными данными и показаниями всех обвиняемых, в том числе Слепого, установлено, что последний в апреле 1943 года заключил соглашение с немецким ставленником — губернатором Галиции доктором Вехтер об образовании специального комитета по формированию дивизии „СС — Галичина“, согласно которому в состав названного комитета был введен представитель греко-католической церкви. Выполняя это предательское соглашение с немцами, обвиняемые Слепой, Будка и др. дали указание всем униатским священникам принимать непосредственное участие в формировании дивизии „СС — Гличина“ и направили в состав последней 11 священников в качестве капелланов» [31].

Дело в отношении иерархов Греко-католической Церкви велось по статьям 54−1 «а» и 54−11 УК Украинской ССР и по окончании следствия было передано на рассмотрение Военного трибунала [32]. Епископы Григорий Хомышин и Иосафат Коциловский скончались 1947 г. в киевской тюрьме наркомата госбезопасности. Остальные архиереи во главе с митрополитом Иосифом Слипым были осуждены на различные сроки заключения в лагерях [33].



Примечания:

1. Андрей Шептицкий (граф Роман Мария Шептицкий) — род. 29 июля 1865 г., ум. 1 ноября 1944 г. Происходил из польской аристократической семьи западно-русского происхождения, внук знаменитого польского драматурга графа Александра Фредро. Перешел из римо-католичества в греко-католичество. В молодости оставил военную службу в австро-венгерской армии и вступил в монашеский Базилианский орден. С 1892 г. — священник. С 1899 г. — униатский епископ Станиславский. С 1900 г. митрополит Львовский и Галицкий, глава Греко-католической Церкви в Галиции.

2. Члены ОУН-УПА (Организация украинских националистов — Украинская повстанческая армия), лидером которой являлся Степан Бандера, первоначально поддерживали гитлеровцев. Однако после того, как германские нацисты отказали бандеровцам в создании независимого Украинского государства, ОУНовцы перешли к партизанской борьбе, как против немцев, так и против Советской армии и польской т.н. «Армии крайовой». Организованное сопротивление ОУНовцев советскому режиму прекратилось в 1950 г., после гибели возглавлявшего УПА Романа Шухевича. Однако отдельные отряды бандеровцев продолжали действовать на территории Западной Украины до начала 1950-х гг. Их жертвами стали не только воины Советской армии и представители советских властей, но и многочисленные мирные жители региона.

3. Петрушко В.И. К предполагаемой беатификации униатского митрополита Андрея Шептицкого // Ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. 1999. Материалы. М., 1999. С.374−380; Дмитрук К.Е. Униатские крестоносцы: вчера и сегодня. М., 1988.

4. Петрушко В.И. Из истории Украинской греко-католической церкви в годы Великой Отечественной войны // Ежегодная Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского института. 2003. Материалы. М., 2003. С. 312−316; Дмитрук К.Е. Униатские крестоносцы: вчера и сегодня. М., 1988; Масловський Вiталiй. З ким i проти кого воювали украiнськi нацiоналiсти в роки Другоi свiтовоi вiйни. М., 1999; Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам’янець-Подiльський, 1996. С. 78−117.

5. Архив Президента РФ. Ф.3. Оп. 60. Д. 9. Л. 94−95.

6. Пий XII (Эудженио Пачелли) — род. в 1876 г., ум. в 1958 г. По происхождению итальянец. С 1899 г. — священник Римско-католической Церкви, на дипломатической службе в государственном секретариате Святого Престола. С 1917 г. — титулярный архиепископ Сардский, папский нунций в Баварии. С 1919 г. — нунций в Германии. С 1929 г. — кардинал, государственный секретарь Святого Престола. На Папский престол избран в 1939 г.

7. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам’янець-Подiльський, 1996. С.107−109.

8. Пашаева Н.М. Очерки истории русского движения в Галичине XIX—XX вв. М., 2001.

9. Там же; Ваврик В.Р. Терезин и Талергоф. М., 2001.

10. Гавриил Костельник — род. 15 июня 1886 г., ум. 20 сентября 1948 г. Происходил из семьи галицких русинов, проживавших на территории Югославии. Доктор философии. С 1913 г. — священник Греко-католической Церкви. Клирик униатских храмов г. Львова. Профессор Львовской Духовной академии, откуда уволен в 1930 г. за симпатии к Православию. В 1945 г. возглавил движение за воссоединение галицких униатов с Русской Православной Церковью. Протопресвитер, настоятель Преображенской церкви во Львове. Убит на паперти Преображенской церкви.

11. Обрембальский И.Р. Протопресвитер Гавриил Костельник и его деятельность по возрождению Православия на Западной Украине. Курсовая работа. ПСТБИ. М., 2001 (машинопись); Обрембальский, диакон Иоанн. Сравнительна характеристика экклезиологичских воззрений униатского митрополита Андрея Шептицкого и протопресвитера Гавриила Костельника. Дипломная работа. ПСТБИ. М., 2002 (машинопись).

12. Михаил (Мельник) — род в 1903 г., ум. в 1955 г. Уроженец Галиции. С 1929 г. — священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. Впоследствии — протоиерей, генеральный викарий Перемышльской епархии. Перешел в Православие и в 1946 г. рукоположен во епископа Дрогобычского и Самборского Русской Православной Церкви.

13. Антоний (Пельвецкий) — род. в 1897 г., ум. в 1957 г. Уроженец Галиции. С 1925 г. — священник Греко-католической Церкви. Впоследствии — протоиерей, декан Гусятинского деканата Станиславской епархии. Перешел в Православие и в 1946 г. рукоположен во епископа Станиславского и Коломыйского Русской Православной Церкви. В 1954 г. возведен в сан архиепископа.

14. Архив Президента РФ. Ф.3, оп. 60, д. 9, л. 132−139.

15. Там же.

16. Там же.

17. ГА РФ. Ф. 6991, оп. 1, д. 32, л. 104−106 (об.).

18. Там же.

19. ГА РФ. Ф. 6991, оп. 1, д. 32 («Совет по делам Русской Православной Церкви. Материалы по подготовке и проведению Собора греко-католической (униатской) церкви во Львове 8−10 марта 1946»). Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь и II Ватиканский Собор. М., 2004. С. 70−82; Сергiйчук Володимир. Нескорена Церква. Киiв, 2001. С. 16−39.

20. ГА РФ. Ф. 6991, оп. 1, д. 32, л. 104−106 (об.).

21. Иосиф Слипый (Коберницкий-Дичковский) — род. 17 февраля 1892 г., ум. 7 сентября 1984 г. Уроженец Галиции, происходил из зажиточной украинской крестьянской семьи. С 1917 г. священник Греко-католической Церкви. С 1918 г. — доктор богословия. С 1922 г. — преподаватель, а в 1925—1939 гг. — ректор греко-католической Львовской духовной семинарии (в 1928 г. преобразована в академию). С 1925 г. — архидиакон митрополичьего капитула во Львове. 22 декабря 1939 г. Шептицкий тайно совершил епископскую хиротонию Слипого, объявил его своим коадъютором и назначил экзархом Центральной и Восточной Украины (1939−1944 гг.). С 1 ноября 1944 г. — митрополит Львовский и Галицкий. В 1945 г. арестован, в 1946 г. осужден на 8 лет, повторно осужден в 1953, 1957 г. и 1962 гг. В общей сложности провел в советских тюрьмах и лагерях около 18 лет. Освобожден в феврале 1963 г., после чего выехал в Рим. С 1965 г. — кардинал. Скончался в Риме.

22. Архив ЦНЦ «Православная энциклопедия». Кардинал Иосиф Слипый (биография); Баб’як Августин. Новi украiнськi мученики ХХ ст. Рим, 2002. С. 115−117, 129−131;Сергiйчук Володимир. Нескорена Церкви. Киiв, 2001. С. 21.

23. Никита Будка — род. в 1877 г., ум. в 1949 г. Уроженец Галиции. С 1905 г. — священник Греко-католической Церкви. С 1912 г. — титулярный епископ Патарский. В 1912 — 1928 г. — экзарх для украинских греко-католиков в Канаде (Виннипег). В 1929 — 1949 гг. епископ-помощник митрополита Львовского и Галицкого. Арестован в 1945 г., скончался в заключении в г. Караганде.

24. Николай Чарнецкий — род. в 1884 г., ум. в 1958 г. Уроженец Галиции. С 1909 г. — священник Греко-католической Церкви, доктор богословия. С 1919 г. — монах ордена редемптористов. С 1931 г. — титулярный епископ Лебедо, апостольский визитатор для греко-католиков Волыни, Холмщины, Полесья и Подляшья. С 1939 г. — епископ Луцкий. В 1945 г. арестован и осужден. После освобождения проживал во Львове, где и скончался.

25. Григорий Хомышин — род. в 1867 г., ум. в 1947 г. Уроженец Галиции. С 1893 г. — священник Греко-католической Церкви. С 1904 г. — епископ Станиславский. Арестован и осужден в 1945 г. Скончался от сердечной недостаточности в тюремной больнице в Киеве.

26. Иоанн Лятышевский — род. в 1879 г., ум. в 1957 г. Уроженец Галиции. С 1879 г. — священник Греко-католической Церкви. С 1905 г. — доктор богословия. С 1930 г. — титулярный епископ Ададский, епископ-помощник Станиславской епархии. В 1945 г. арестован и осужден. После кончины епископа Григория Хомишина номинально числился епископом Станиславским. Освобожден из заключения в 1955 г. После освобождения проживал в г. Станиславе (ныне — Ивано-Франковск), где и скончался.

27. Иосафат Коциловский — род. в 1876 г., ум. в 1947 г. Уроженец Галиции. С 1907 г. — священник Греко-католической Церкви, с 1917 г. — епископ Перемышльский, доктор богословия. В 1946 г. арестован и осужден. Скончался в заключении в Киеве.

28. Григорий Лакота — род. в 1883 г., ум. в 1950 г. Уроженец Галиции. С 1908 г. — священник Греко-католической Церкви. С 1911 г. — доктор богословия. С 1926 г. — титулярный епископ Данио, епископ-помощник Перемышльской епархии. В 1946 арестован и осужден. Скончался в заключении в Воркуте.

29. ГА РФ. Ф. 6991, оп. 1, д. 32 («Совет по делам Русской Православной Церкви. Материалы по подготовке и проведению Собора греко-католической (униатской) церкви во Львове 8−10 марта 1946»). Дiяння Собору Греко-католицькоi Церкви 8−10 березня 1946. Видання президii Собору. Львiв, 1946; Львовский Церковный Собор. Документы и материалы. 1946 — 1981. М., 1982; Цыпин Владислав, прот. Львовский собор 1946 г. и его последствия // Ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Материалы. 1998. М., 1998. С.261−267; Васильева О.Ю. Русская Православная Церковь и II Ватиканский Собор. М., 2004. С. 70−82; Сергiйчук Володимир. Нескорена Церкви. Киiв, 2001; С. 16−39; Iсторiя релiгii в Украiнi. Т. 4. Католицизм. Ред. Яроцького П. Киiв, 2001. С. 451−472;

30. ГА РФ. Ф. 6991, оп. 1, д. 33, л. 187−188.

31. Там же.

32. Там же.

33. Iсторiя релiгii в Украiнi. Т. 4. Католицизм. Ред. Яроцького П. Киiв, 2001. С. 472−509.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=27 293&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru