Русская линия
Русский дом Игорь Владимирский10.10.2005 

Проект «Расчленение»

Когда политолог, руководитель президентской администрации публично призывает российскую элиту не допустить развала страны, экспертам ясно: проект расчленения государства — в стадии реализации. Призыв Д. Медведева (надо понимать, санкционированный) прозвучал странно, впрочем, он выглядел вполне искренним и благонамеренным.

Возможно, это был своеобразный сигнал расчленителям: мол, мы о вас знаем, не делайте этого…

О развале России в последнее время рассуждают часто, но не слишком чётко. Тем временем работа по подготовке распада государства ведётся «заинтересованными кругами» вполне практически.

Сегодня под проектом развала России мы понимаем не просто смену режима, а фундаментальное переустройство государства с расчленением страны на несколько частей. Нынешний проект расчленения России — уже третий такой заход на протяжении столетия.

В 1917 году была уничтожена Российская империя. Возможно, основной задачей «советского проекта» было не столько расчленение страны, сколько ликвидация основ и устоев российской государственности и цивилизации, превращение народа в «народную массу» — чтобы, когда потребуется, бросать её на выполнение всяческих глобальных проектов. Старались крепко, «успехи» были, но сказать, что план удался, нельзя. Из-за «сопротивления материала» — русского православного человека — многое вышло совсем не так, как намечалось. В частности, Россия не только не распалась, но и притянула к себе обратно большинство национальных окраин бывшей империи, хотя вначале, казалось, всё шло именно к полному распаду: вспомнить хотя бы про возникавшие разные суверенные республики.

1916−1917 годы дают богатый опыт организации, говоря современным языком, смены режима — «активные операции» против царской семьи, диффамация власти, работа по разложению управления, создание кризисных и псевдокризисных ситуаций, т. е. провокации с их последующей политической и информационной раскруткой, использование финансовых средств иностранных государств и привлечение оперативных кадровых ресурсов зарубежных спецслужб и многое другое, что внешне выглядит сегодня по-иному, а, по сути, осталось таким же.

В 80-е годы был запущен и в декабре 1991 года реализован новый проект с той же целью, но с антисоветским знаком. Гибель Советского Союза выглядела гораздо более унизительно и зловеще, нежели конец Российской империи: президенты трёх славян- ских республик СССР просто уехали, как бы поохотиться, выпили водки и доложили президенту США о ликвидации своего государства — «Советский Союз как геополитическая реальность перестал существовать"… Народ против переворота не выступил — его, как и в начале века, привели в состояние политического аутизма, и за обещания демократии, свободы (как в 1917-м) и скорого рыночного процветания он согласился потерпеть год-полтора.

Нынешний проект — самый опасный. Дело не столько в уже известной установке на расчленение и признаках работы в этом направлении, сколько в тех условиях, в которых осуществляется проект. В весьма сложных для России внутренних и внешних обстоятельствах он реализуется планомерно, и если не остановить расчленителей, Россия как государство, действительно, может перестать существовать, и довольно скоро.

Ликвидаторы не утруждают себя изобретением новых сценариев: психологическая и информационная война против власти в целом; беспредельная диффамация получивших «чёрную метку» знаковых структур и фигур (Николай II, охранка, Православная Церковь, Сталин, КГБ, «всё плохо», «ненавистный режим — на свалку истории» и др.); настойчивая — при этом весьма общая и туманная — пропаганда близких перемен и «новой жизни» («скорее убрать эту власть — сразу всё наладится»); организация демонстраций, «массовых протестов», провокаций с целью обострения обстановки; создание параллельных органов управления и после этого силовой или несиловой переход «главной» власти в руки организаторов развала. И в первом, и во втором случае во имя «свободы и демократии» новая власть применила силу для разгрома «противников реформ» и вразумления «народных масс» — Гражданская война 1917−1920 годов и расстрел Белого дома в октябре 1993 года (судя по некоторым деталям, очень похоже, что предшествовавшие этому расстрелу события были срежиссированы).

Сегодня всё развивается по сходному сценарию, хотя есть и специфика.

В наши дни первое место в арсенале средств смены режимов занимает промывка мозгов. В условиях информатизации и свободы потоков информации она сравнительно недорога и позволяет заинтересованной стороне, не вовлекаясь напрямую в события, организовать «правильный» политический климат и «надёжные» условия для заключительных действий. Это очень важно — при «мягком», несиловом варианте смены власти президент или правительство «по воле народа» и обстоятельств уходят как бы сами, естественно, под «тяжёлую поступь истории», без кровопролития и разрушений. Правда, в последнее время лидеры США и ЕС не только не скрывают, но и публично гордятся ролью организаторов смены режимов.

Признаки виртуальной «работы с населением» всё более заметны в России.

Развернувшаяся после ареста М. Ходорковского и начала тяжбы с «ЮКОСОМ» информационно-психологическая война Запада против России означала, что американские неоконсерваторы, не закрывая полностью двери, по сути предупредили В. Путина сотоварищи: готовьтесь к большим неприятностям. Соответствующие российские и западные СМИ передали предупреждение открытым текстом. С точки зрения истеблишмента, российское руководство повело себя недопустимым образом. Ко второй половине 2003 года оно не только не приняло по-тихому предлагавшейся России роли активного младшего партнёра США вроде Англии в операциях по установлению Нового мирового порядка, но и приступило к срыву раскрывшегося сценария тихого прихода М. Ходорковского к высшей власти (сначала через установление контроля олигарха над парламентом, затем — через президентские выборы 2004 или 2008 годов, которые М. Ходорковский со своими финансовыми ресурсами, вероятно, считал делом решённым). Хуже того, с арестом олигарха пошла под откос операция покупки «ЮКОСА» американцами и, соответственно, постановки под контроль США существенной доли нефтяных запасов России и её бюджета.

Вообще Россия всегда вызывала особое раздражение англо-американского истеблишмента, особенно неоконсерваторов, а взгляды бывшего демократа З. Бжезинского, идеолога расчленения «одной шестой суши», давно стали неписаной доктриной любой американской администрации. И поскольку поведение Москвы нельзя было оставлять без наказания, в администрации и «руководящих кругах» было «принято решение» заканчивать с Россией (разумеется, неформальное). С осени 2003 года поведение Вашингтона в отношении России можно назвать «политикой параллелей»: одна линия, официальная (но второстепенная), — стратегическое партнёрство, совместная борьба с терроризмом, дружба на саммитах, взаимодействие в региональных конфликтах и пр; другая, скрытая и главная, — создание внутренних и внешних условий для операций по развалу страны тогда, когда для этого всё будет готово. Разумеется, ни в каком из государственных ведомств, за исключением, может быть, ЦРУ, и ни в одном из официальных документов последняя линия истеблишмента не разрабатывалась и не фиксировалась — для этого есть вполне надёжные неформальные национальные и международные неформальные структуры и НПО.

Вскоре после ареста М. Ходорковского в западные медиа хлынул и по сей день бушует поток сугубо негативных материалов о России (и В. Путин, и власть, и страна — очень плохие). Вовсю подключены известные российские СМИ с поправкой на внутреннюю аудиторию. Основная цель — чтобы ко «времени икс» (т.е. активных действий по смене власти), когда после тотальной диффамации президента, парламента, спецслужб и «мешающих» ведомств и фигур придёт очередь «мягкой легитимной революции» или госперевороту со стрельбой или без неё, мозги граждан России и стран мира были бы промыты настолько, что люди как минимум не встали бы на защиту вконец ославленного государства, а может, и поддержали бы новых «революционеров». То есть чтобы всё произошло так, как в 1917 году и в 1991 году.

Дискредитация власти ведётся результативно. Отчасти — благодаря натиску пропагандистов, отчасти — благодаря политике самой власти. Надо признать, властные ветви государства, особенно федеральное правительство, умеют создавать поводы для недовольства населения именно тогда, когда этого лучше было бы избежать (закон 122, реформа правительства, увеличение квот на поставки мяса из США). Трудно понять, как это получается, в чём здесь дело, — то ли в «личном интересе» чиновников и парламентариев, в их профессиональном уровне, то ли, действительно, кем-то реализуется очередная акция ликвидаторов. Но при любом раскладе выходит, что в напряжённой внутренней и внешней ситуации, когда, как говорится, громко тикает счётчик, федеральное правительство своими «реформами» как будто подыгрывает ликвидаторам и планирует делать это в ближайшем будущем с ещё большим размахом (реформа ЖКХ, другие «реформы», вступление в ВТО), создавая мощный задел для недовольства властью и в конечном итоге развала.

Виртуальные фронты широки, многообразны и вполне реально внедряют «новые ценности», «идеалы», «философию», рыночно-демократический «моральный кодекс». В то время как государство самоустранилось от формирования мировоззрения своих граждан, «демократический» агитпроп, по принципам и методам работы удивительно похожий на агитпроп коммунистический, действует вовсю. Он хорошо финансируется российскими и зарубежными источниками, его ресурсы в любой виртуальной сфере превосходят возможности государства. Не ссорясь с властью, ТВ, печать, книги, в том числе многочисленные альтернативные школьные и университетские учебники (издания системы фондов Сороса и т. п.), спокойно и без шума делают всё для того, чтобы в ситуации типа «оранжевой» революции россияне с «новым сознанием» выступили против «силовиков» и «красно-коричневых», а в случае вмешательства из-за рубежа приветствовали бы освободителей-демократизаторов. Число таких россиян возрастает.

В разном соотношении и в разной степени отрицательное отношение к власти и «новое мировоззрение» уже присутствуют практически у всех групп населения страны. Это позволяет говорить о сопоставимости сегодняшнего умонастроения российского общества с аналогичными настроениями накануне Февральской революции 1917 года и во второй половине 1991 года.

(Продолжение следует)

http://www.russdom.ru/2005/20 0510i/20 051 004.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru