Русская линия
Нескучный садПротоиерей Всеволод Шпиллер07.10.2005 

Христос посреди нас
Из цикла бесед о Евхаристии

Прот. Всеволод Шпиллер (1902−1984) — старец, духовник, богослов, проповедник, более 30 лет был настоятелем Николо-Кузнецкого храма в Москве, воспитав многих священников.

В наследии о. Всеволода особое место занимают проповеди-лекции, с необычайной силой и ясностью отвечающие на самые трудные вопросы современности. Мы предлагаем одну из них — Слово о Евхаристии. (Печатается в сокращении по изданию: О. Всеволод Шпиллер. Проповеди. Красноярск, 2002.)

Самое важное место среди всех богослужений, совершаемых в Церкви, занимает служба, которую мы называем Литургией. Литургия — слово греческое. Оно значит общее служение. Иногда им обозначалось служение ближним, благотворительность, иногда — служение при алтаре.

Богослужения имеют целью сблизить нас с Богом, приблизить к Нему в молитве. Но высшее проявление близости, присутствие Господа среди верующих, «обожение» человека и природы осуществляется в таинстве Евхаристии — в этом центре жизни Церкви.

Евхаристия была установлена Самим Господом Иисусом Христом во время устроенной Им Тайной вечери. Иисус Христос собрал Своих учеников в тот вечер, когда должен был быть и был предан на страдания, муки, распятие и смерть. Он собрал Своих учеников как глава, как старший, хотя по возрасту им не был. Он совершил вечерю точно по образцу, по которому было принято это в народе во времена ветхозаветной Церкви, но только с одной особенностью: когда Он преломил Хлеб, когда поднял Чашу, прочитав особые благодарственные молитвы Богу за все, Он сказал ученикам: «Вот это творите в Мое воспоминание. Хлеб — это Мое Тело, и это Вино — Моя кровь. Когда будете вспоминать Меня таким образом, то будете от Моего Тела есть и от Моей Крови пить. И тот, кто будет это делать, будет пребывать во Мне, и Я буду пребывать в нем всегда».

Во время Евхаристии мы вспоминаем все, что было со Христом: Его воплощение, всю Его жизнь, Голгофу, воскресение и вознесение. Но когда мы это все вспоминаем в символах на Божественной Литургии, тогда это совершается вновь! «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5, 17), и это делание не прекращается никогда. Тайна, таинство Святой Евхаристии в том-то и заключается, что тут не одни наши с вами воспоминания.

Литургия дает реальное, действительное с Богом общение, освящающее каждого ее участника, так как за каждой Литургией происходит, исполненное глубокой тайны, преложение принесенных в алтарь хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы. И причащаясь Самого Тела и Самой Крови Христовой, каждый верующий реально, действительно, а не только мысленно или в воображении соединяется в этот момент с Самим Богом. Во время Литургии присутствие Божие среди людей по данному Богом обетованию осуществляет самое полное освящение человека.

Тут происходит особенное действие Божие, которое вводит в этот мир Божественную силу, и к этой силе приобщается каждый из нас, эта сила входит в наши сердца и потом через нас и с нами действует во всем, что мы делаем. Та сила Божия придает тому, что вы делаете, каким бы это дело ни казалось ничтожно маленьким, огромный смысл, глубину, в этом духовное значение Православия. Через все то, что делает христианин в этом мире, участвующий в Евхаристии достойно, идет в мир сила Божия, мир преображающая, мир освящающая, переделывающая, несмотря на то, что мир этого не понимает. Мир об этом даже и не знает. Вот что такое Евхаристия! Вот почему с самых первых времен Евхаристия — жертва благодарения, преломление хлеба — является центральным фактом в жизни христиан.

Евхаристия есть высшее выражение единения христиан, жизни Единого тела, Единой Святой Церкви Христовой. Таинство — источник этого единения. Мы — одно Тело, Его Тело. Мы все — одно: и живые, и мертвые. «Нас всех, — читает священник в алтаре, — от единого Хлеба и Чаши причащающихся соедини друг ко другу». Всех стоящих здесь, живых и умерших, Церковь земную и Церковь прославленную, «имеющу Одну Главу».

От скудости, от нищеты, от мрака моего бедного «я» я прихожу к Божественному Таинству и свету. «Вниде свет Твой и просвети тьму мою». Живя еще здесь, на земле, мы в эти моменты вступаем уже в Его благодатную жизнь, так как Он приходит к нам и «творит у нас обитель свою» (Ин, 14, 23).

Во время Евхаристии происходит самое главное, самое важное — Христос оказывается между нами. «Там, где двое или трое собрались во имя Мое (и именно так собрались, как собираются христиане во время Евхаристии), там Я — посреди них». Там Христос посреди нас со всей силой Своей состраждущей любви, способной каждому из нас дать решительно все, что нам нужно и для того, чтобы семя слова Божия, которое попадает в нашу душу, когда мы слышим благовестие — евангельскую весть, — не пропадало даром, но могло возрасти в каждом сердце.

Среди господства стихий мира сего Таинство Евхаристии — Божественная Литургия — есть предвосхищение иной жизни, иного Царства — «идеже — свет лица Божия». Евхаристия есть звено, соединяющее настоящее с грядущим, состояние нынешнее со славой грядущего Преображения.

В Евхаристии время исчезает, время входит в вечность. И мы принадлежим вечности и в ней участвуем. Потому что все то, что мы вспоминаем как бывшее: был выход на проповедь Иисуса Христа, была Тайная Вечеря — это все для нашего ума, — БЫЛО, а в Боге это — ЕСТЬ. Все, что было, то и есть. Умом понять это невозможно.

Смерть Иисуса Христа — это жертва. Тут и смерть, и воскресение, и вознесение. Это все было и есть. Для нас — еще будет, а для Господа — уже есть. А что будет? Наша собственная смерть, наше собственное воскресение, наше собственное вознесение. А оно уже… есть. Мы — в прошлом, настоящем и будущем во время Литургии. И это не представление, не фантазия, не мысли, так есть на самом деле. Вот что такое Таинство Евхаристии.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=15§ion=9999&article=312


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru