Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Степанов07.10.2005 

Каждому ребенку — собственную семью

То, что в России самое большое в мире количество детских домов, известно всем. Но такое положение дел сложилось вовсе не потому, что русские люди чёрствые и бездушные, в отличие, к примеру, от иностранцев, охотно усыновляющих чужих детей, в том числе из России, а прежде всего потому, что у нас в стране, по сути, не работает институт опекунства и усыновления. Иными словами, государственные органы опеки не заинтересованы в том, чтобы искать для детей усыновителей. Для них гораздо проще разместить ребят, оставшихся по тем или иным причинам без родителей, в одном помещении, как правило, изрядно обветшавшем, централизованно кормить, учить, одевать, при этом нимало не заботясь об их психике, искалеченной годами пребывания в учреждении, имеющем нечто среднее между тюрьмой и психиатрической больницей. Между тем, как показывает практика, такой подход к проблеме накладывает на дальнейшую судьбу детдомовцев неизгладимый отпечаток, делая их социально беспомощными, не способными нормально трудоустроиться или создать собственную полноценную семью. Ведь ребёнок, выросший в детском доме, не видел и не знает, как зарабатываются деньги, не знает, как должны общаться между собой домочадцы, собравшись, к примеру, вечером за столом. Рассказывают, что многие выходцы из детдомов на первых порах даже не знают, как заваривать чай, потому что видели его уже всегда готовым, налитым в чашки.

Государство, которое не часто радует нас правильными решениями, кажется, решило обратиться к проблеме сиротства и детских домов, вникнув в суть проблемы. На днях Министерство образования и науки подготовило законопроект «О деятельности органов местного самоуправления по осуществлению опеки и попечительства над несовершеннолетними». Согласно новому документу, если он, конечно, будет принят к исполнению, дети, оставшиеся без родителей, будут находиться в приютах не до совершеннолетия, а временно, пока им подыскивают семью. При этом поиском семей должны будут заниматься сотрудники Центров по устройству детей на воспитание в семьи — так будут называться детские дома после перепрофилирования. В настоящее время проект направлен на доработку в правительство, после чего его ожидает слушание законодателей. Если документ будет принят, то, по мнению его разработчиков, за 10 лет количество детских домов в России должно сократиться с 4000 до 800. Экономический эффект очевиден. Напомним, что на текущий момент на гособеспечении у нас находятся 188 тысяч 900 сирот, ежемесячное содержание каждого подопечного обходится казне в 14 тысяч рублей, при этом непосредственно на ребёнка, то есть еду и одежду, приходится едва ли 2−3 тысячи, всё остальное съедает инфраструктура. Если хотя бы часть этих средств, выделяемых государством на содержание бесперспективных детдомов, будет перечислена семьям усыновителей, то проблема беспризорности в стране будет частично решена, причём в довольно короткий срок. В России достаточно много бесплодных пар, причём их число неуклонно растёт, но тяжёлые экономические условия и слабая информированность о процедуре усыновления мешают им обрести полноценное счастье отцовства и материнства, хотя бы посредством усыновления. Экономический фактор весьма существенен, особенно в провинции. Между тем 14 тысяч в месяц — сумма вполне серьёзная, даже многие полноценные семьи не могут похвалиться таким бюджетом. Необходимо, чтобы эта сумма не сокращалась в угоду экономии, а передавалась усыновителям в полном объёме, в этом случае взять на себя роль усыновителей смогут одинокие женщины и матери-одиночки, то есть уже имеющие собственных детей и желающие усыновить ещё, в обмен на поддержку государства. При этом важно организовать серьёзную работу с потенциальными усыновителями и опекунами, которая позволит отсечь тех, чей интерес продиктован исключительно жаждой наживы.

Итак, проект, предложенный Министерством образования и науки, имеет объективно верную направленность. Приоритет, отданный государством усыновлению, опекунству и патронажным семьям вместо привычных детдомов, во-первых, даст детям, волей судьбы лишившимся родителей, хоть и приёмных, но всё же близких людей, которых можно будет назвать мамой и папой; во-вторых, вернёт обществу полноценных граждан, не имеющих в своём сознании отпечатка отбывания в госучреждении; в-третьих, даст существенную экономию бюджетных средств, связанных с содержанием инфраструктуры детдомов (здания, автомобили, коммуникации и пр.).

В заключение хочется сказать несколько слов о тех подводных камнях, которые могут загубить благое начинание. Дело в том, что перепрофилирование детских домов, система управления которыми сложилась ещё в советское время, а позже была существенно подорвана новыми экономическими и морально-этическими преобразованиями уже демократического периода — как раз тот случай, когда вливать молодое вино в старые меха ни в коем случае нельзя. Практика уворовывания и без того тощих средств государственного финансирования стала неотъемлемой частью, более того — традицией воспитательных учреждений для детей-сирот. Причём воровство осуществляется на всех этажах хозяйственной деятельности, начиная со средств на капремонт и заканчивая продуктами питания в столовой. Такая практика была бы невозможна без циничного отношения к подопечным. На сегодняшний день в российских детдомах сложилась своего рода не декларируемая система кадрового отбора: те люди, которые в силу личной морали неспособны обворовывать детей, либо сами увольняются, либо их увольняют, чтобы они своим присутствием не нарушали устоявшиеся традиции крысятничества. Поручать таким коллективам вести поиск усыновителей, проводить психологическую подготовку потенциальных родителей, то есть проявлять изрядную долю душевной теплоты и заботы, по меньшей мере, наивно, ведь отдать ребёнка на усыновление — значит лишить учреждение части государственного финансирования, а где в таком случае брать бытовую технику для личной дачи директора детдома, стиральный порошок и хозяйственное мыло для уборщицы, мясо и сыры для повара? Усыновление детей из детдомов возможно и сегодня, но каждый, кто сталкивался с этой процедурой, знает, насколько это тяжело — и даже не столько юридически, сколько морально. Вытерпеть равнодушие и призрение чиновников, от которых зависит судьба ребёнка, способен далеко не каждый. Поэтому речь необходимо вести не о перепрофилировании детдомов, а о создании принципиально новых структур, имеющих с детдомами разные каналы финансирования. Иначе в принципе хорошая затея не будет стоить выеденного яйца.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=13 338


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru