Русская линия
Военно-промышленный курьерИеромонах Феофан (Замесов)06.10.2005 

«Жизнь спасла святыня»
Рассказ батюшки о душепастырской поездке в Чеченскую республику

Настоятель храма Спаса Нерукотворного в Мураново Иеромонах Феофан (Замесов) отвечает за окормление Вооруженных Сил в Пушкинском благочинии Московской епархии. Он является также духовником 21-й бригады Внутренних войск МВД РФ, что дислоцируется в подмосковном Софрино.

Иеромонах Феофан: "Необходима постоянная духовная поддержка воинам, которые служат на Кавказе"
Иеромонах Феофан: «Необходима постоянная духовная поддержка воинам, которые служат на Кавказе»
-Поскольку многие мои подопечные часто командируются на Северный Кавказ, я навещаю их каждые два-три месяца. Духовная поддержка воинам необходима.

6 июля вместе с помощниками из нашего прихода Вячеславом Мищенко и Еленой Поповой выехали поездом во Владикавказ. Зная, что подобного рода поездки небезопасны, я, конечно, женщину брать с собой не хотел. Но получилось так, что мы собрали большой груз гуманитарной помощи — 89 коробок с видео- и аудиомагнитофонами, кассетами, телевизорами, утюгами, чайниками, а также крестиками, иконками, молитвословами, предметами гигиены и сладостями: Все это надо было сопровождать, а в данный момент была свободна только Елена, и она с радостью согласилась, поскольку груз предназначался защитникам Отечества. Я просил командование Московского округа Внутренних войск помочь с разгрузкой по прибытии на место. Обрадовался, когда узнал, что на станции Прохладное нас будет ждать машина. И на самом деле нашу группу встретили офицер и несколько солдат, они и забрали груз. Но основную часть его, которую сопровождала Елена, отправили на другом поезде, с другого вокзала. Через час пришел и этот поезд из Минеральных вод. И оказалось, что вагон с коробками отцепили! Они не пропали, в конце концов мы их получили. Правда, они стали значительно легче, чем до отправки… Вот такие у нас были искушения. Милостию Божией мы преодолели их.

Вместе с гуманитарной помощью отправились в Моздок, чтобы с военного аэродрома попасть в штаб ОГВ в Ханкале. Я уже бывал там во время прошлой командировки. Отдел по работе с личным составом отнесся к нам очень внимательно. Было особенно радостно, что сразу стали подходить офицеры из разных частей, в том числе женщины, задавали много вопросов. Все единодушно сошлись на том, что при наличии десятков тысяч военных и их семей нужен постоянный священник. Просили меня так и передать куда следует.

Расположили нас в войсковом узле связи. Это подразделение было мне знакомо: еще «дома», в Пушкинском благочинии, я бывал у них. Некоторые солдаты и офицеры знали меня лично. Командир Александр Викторович Гиревой сам был из Пушкино. Его заботу и внимание просто невозможно переоценить. Он оказал нам полнейшее содействие.

Здесь же, в узле связи, я окрестил девять мужчин и женщин, горячо просивших об этом. На «гражданке» взрослые часто принимают крещение, отдавая дань традиции, как это ни печально. Редко встретишь живую веру. А здесь люди, не знавшие каких-то богословских тонкостей, искренне стремились сделать первый шаг к Богу. Мы берем крестильные рубашки с собой, и готовящиеся к священному обряду были в них как ангелы. Отслужили молебен, роздали иконы, книги, молитвословы и другие подарки

Тут же нас позвали в соседний батальон ОМОНа. Он выполнял особые задачи, и там гибло немало людей. Нас встретили с огромным интересом. Воины усердно молились, многие просили кресты, иконки. Какую благодать испытывали многие во время проповеди! Я чувствовал, что они сердцем усваивают Слово Божие.

В тот же день мы отбыли в район, который курировала Софринская бригада. Шли бронегруппой. Сопровождал офицер, встретивший нас в Прохладном. Скоро подошла большая группа солдат, и я с радостью увидел среди них тех, кого прежде сам окрестил и причастил. Расспрашивал, как проходит их жизнь на Кавказе. Потом поехали дальше. Передвигались на большой скорости — так было безопаснее.

Нас встретил подполковник Александр Сергеевич Жидков и другие офицеры. Гуманитарную помощь отнесли на склад, нас разместили в палатке, которая выполняла функции комнаты психологической разгрузки. Во все прошлые командировки мы располагались в ней, и было очень удобно. Сразу обсудили с командованием план работы, ведь все заставы, КПП были расположены на значительном расстоянии друг от друга, и много времени уходило на дорогу.

День наш строился так. Утром, часа в четыре, я начинал в войсковом клубе исповедовать и причащать солдат. Потом завтрак, но чаще всего уже в шесть мы выезжаем на заставы. Там нас уже ждали, встречал строй солдат. Конечно, в приветственном слове, с которым обращались к военнослужащим, мы и не стремились донести до них богословские истины. Говорили о том, что солдаты и офицеры нужны Родине, о важности дела, которое они выполняют, что Кавказ — исконно русская земля и Чечня с 1781 г. входит в состав России. Отрадно было видеть, что ребята с нетерпением ждали каждого нашего приезда. Потом, после приветствия, служим молебен, окропляем строй святой водой. В бригаде, как и во всей армии, есть и мусульмане, и буддисты. Дома они не всегда соглашаются на окропление святой водой. А здесь, на Кавказе, — все как один. После обходим каждого и раздаем подарки. Мой помощник Вячеслав шел в ближайший магазин и покупал торты, пирожные, конфеты к чаю. Пели под гитару. Фотографировались на память. А вечером я обходил все палатки и окроплял святой водой. Брали одну роту и проводили общее чаепитие. Они задавали вопросы — я отвечал. Что скрывать, чувствовалась давящая атмосфера войны, но унывающих не было. Эти юные воины, живя в боевых условиях, тяжелом климате, могли бы подать пример многим людям, чья жизнь намного легче, но которые, тем не менее, постоянно ропщут и этим гневят Господа.

Все мы стали свидетелями чудесных случаев. У нас в трапезной, в киоте, находится Библия с обгорелыми краями. Мы ее привезли в марте, в предыдущую поездку. А история такова.

В ноябре прошлого года один человек пожертвовал нам ящик Библии малого формата. Находясь на Кавказе, мы ее раздавали. Одну взяла повар Надежда, готовившая пищу командованию. И в марте, когда я снова к ним приехал, она бросилась ко мне: «Батюшка у нас было чудо! В командирской кухне занялся пожар, настолько сильный, что камень потрескался. Когда стали разбирать руины — ничего целого не нашли. И вдруг видим: лежит Библия, совершенно неповрежденная!» Это необъяснимо ни наукой, никакими другими соображениями человеческого разума. Но для Бога ничего невозможного нет.

28 мая наша БМП продвигалась в сторону заставы и, съезжая на обочину, подорвалась. Взрыв был очень сильный. Машину разнесло на куски, осталась одна воронка. Страшное было зрелище! Но, слава Богу, в этой машине была иконка-складень: Господь Иисус Христос, Казанская Божия Матерь и Георгий Победоносец, а на обороте — молитва о защите жизни воина. И представьте, ехали на машине три человека — и все остались живы! В момент взрыва их всех выбросило наружу. Святыня спасла человеческие жизни.

Еще отмечу, что мы долго не могли попасть в роту разведки. Она несколько дней находилась на спецоперации. Неожиданно наш отъезд на день отложили. Из Ханкалы не дали разрешения на проезд бронегруппы, можно было идти только колонной. Мы восприняли это как Промысел Божий: именно в этот день явилась разведрота. Послужили молебен, ребята поделились воспоминаниями.

В поселке была еще комендатура, мы и там побывали. Многих бойцов я знал по прежней командировке. У них тоже служил молебен и беседовал. Окрестил несколько человек. С радостью узнал, что был здесь священник из Нижнего Тагила — навещал земляков. Беседовал я и с муфтием, с местными жителями. Узнал, что русских осталось очень мало, из 2000 — не более десяти. Директор школы русская, и местные ее очень уважают.

Дома, анализируя поездку, пришел к выводу: воинский дух в армии не упал, все солдаты и офицеры понимают свои цели и задачи, чувствуют, что не забыты на Родине.

Марина ВАСИЛЬЕВА

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2005.104.articles.chronicle03


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru