Русская линия
Накануне.ru Оксана Короткова06.10.2005 

Церковь обложили налогом

Депутаты Курганской областной думы обязали священнослужителей платить налог с доходов, вырученных за проведение церковных обрядов. Курганская епархия, выступив против нововведения, уже обратилась в Московскую патриархию Русской Православной Церкви с просьбой вмешаться в ситуацию. Священнослужители заявляют, что подобного налогообложения Церкви нет ни в одном другом регионе страны, а поэтому в Зауралье сложился весьма опасный прецедент.

Как выяснилось, поправки в областной закон о взимании единого налога на вмененный доход (ЕНВД) с церковных обрядов были приняты еще в апреле, однако журналистам об этом стало известно только на минувшей неделе. «Наши депутаты строку закона „…оказание услуг по ремонту трикотажных изделий“ дополнили строкой „оказание ритуальных и обрядовых услуг, в скобочках указав — свадьбы, крещение, панихиды, поминания и прочее, в культовых зданиях и сооружениях, относящихся к их территории“, — рассказывает Накануне.RU помощник секретаря Курганской и Шадринской епархии, отец Филипп, — Возмущает сам факт. Посмотрите, нас приравнивают к услугам по ремонту трикотажных изделий? Но у нас нет свадеб, а есть венчание, когда священник совершает таинство… Или вот строку закона „…овощи“ дополняют строками „предметы религиозного культа, религиозная литература…“. Но я еще раз повторяю, что не услуги мы производим, а мы совершаем церковные обряды, богослужения».

По словам отца Филиппа, Курганская епархия уже обращалась за разъяснениями и к заместителю губернатора области, и к главе областной думы и даже в прокуратуру. Ответы ото всех были в том духе, мол, если бы религиозные организации не взимали плату за оказание ритуальных и обрядовых услуг, то последние не попадали бы под понятие «возмездных», то есть платных. Прокурор области, заметим, также не счел, что налог этот установлен не правомерно.

«Налог установлен правомерно. Глава 26.3 Налогового кодекса РФ говорит о том, что налогоплательщиками являются организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность, облагаемую единым налогом. Религиозные организации обладают правом осуществлять предпринимательскую деятельность. Соответственно, ряд видов деятельности религиозных организаций попадают под этот налог», — объясняет Накануне.RU начальник информационно-аналитического отдела Курганской областной думы Родион Вяткин.

То есть, по его словам, есть две совершенно разные вещи: пожертвования, которые люди безвозмездно передают церкви, и оказание услуг, когда человек платит деньги и заказывает в церкви отпевание усопшего, крещение, венчание и т. п. «Уже нельзя сказать „безвозмездно“, поскольку взимаются деньги, по сути, совершается факт купли-продажи услуг. То же касается и торговли церковной утварью и литературой. А согласно ст. 34.3 Налогового кодекса РФ, разъяснения по налогообложению дает исполнительный орган власти субъекта РФ», — отмечает Родион Вяткин. При этом он заверил, что «это не ноу-хау» зауральских депутатов. ЕНВД с ритуальных и обрядовых услуг взимается в 34-х (!) субъектах РФ, причем, в Курганской области установлен один из самых низких коэффициентов — 0,6. В некоторых регионах религиозные обряды классифицируются как «иные бытовые услуги» и к ним применяется бо льший коэффициент.

Зауральские священнослужители, в свою очередь, заявляют, что подобного налогообложения церквей нет ни в одном регионе страны. Мол, да, действительно, с юридической точки зрения противоречий нет, однако есть противоречие законам церковным (!). Церковь заявляет, что «любые посягательства на пожертвование верующих являются преступлением перед людьми и Богом». Даже татаро-манголы и фашисты не брали налогов с Церкви, припоминают курганские священнослужители. Не меньше, заметим, возмущены и их коллеги в Екатеринбургской епархии. В Свердловской области, кстати, с церковных обрядов налог не взимается. «У нас нет платы, есть добровольная жертва, — объясняет Накануне.RU помощник правящего архиерея, отец Владимир, — Мы венчаем, крестим или соборуем, церкви жертвуют эти деньги. А с жертвы, извините меня, татаро-монгольское иго не брало налога, коммунисты не брали и фашисты в оккупированных территориях с церкви налоги не брали. Во всем мире налоги с церкви не берутся, церковь во всем мире пользуется дотациями государства. А у нас в стране решили брать налоги, в частности, в Курганской области. Это полнейшее беззаконие. Церковь ничего не продает, церковь ни за что платы не берет, ей жертвуют. Пришел человек, взял свечку или его окрестили, он пожертвовал какую-то свою копейку на церковь». В противном случае получается так, мрачно шутит отец Владимир, что надо рядом с каждым нищим поставить налоговика: пожертвовали нищему пять копеек, и с них налог взимать надо.

Однако, возьмем на себя смелость не согласиться с таким сравнением. Положение Церкви во все времена было далеко не нищенским, и по сей день она обладает щедрыми государственными преференциями. В Главном управлении налоговой инспекции Свердловской области Накануне.RU пояснили, что религиозные организации в нашей стране освобождены от налогов на землю и на имущество, поскольку и то, и другое используется в религиозной деятельности. Кроме того, с церкви не взимается налог с прибыли, полученной от осуществления ритуальных обрядов, распространения религиозной литературы и предметов религиозного культа (в Курганской области как раз это и сочли коммерческой деятельностью). Церковь платит только транспортный налог (если же владелец автомобиля священнослужитель — то налог платит он), а также налог на землю под хозяйственными постройками. Плюс осуществляет отчисления в пенсионный фонд и соцстрах, и платит подоходный налог с заработной платы своих работников (официально зарегистрированных).

Как видим, льготами Церковь государство не обидело. А ведь тот же налог с доходов или с имущества, как считают независимые эксперты, мог бы больно ударить по ее карману. Хотя, заметим, сведения о доходах и расходах Русской Православной Церкви всегда были закрыты. Остается лишь догадываться, какими миллиардными средствами она располагает. «Я бы сравнил церковь [структуру Русской православной церкви] соСбербанком, хотя бы потому, отделения РПЦ есть в каждом городе, и она располагает миллиардными средствами, — высказался в интервью Накануне.RU начальник аналитического отдела ИК „Файненшл Бридж“ Станислав Клещев, — Исходя из тех активов, которыми РПЦ располагает (храмы, земли, какие-то предприятия, те же торговые помещения или лавки), можно судить о том, что имеются достаточно большие средства. Конечно, если бы эти данные были открыты, можно было бы говорить более конкретно. Вообще финансовым положением церкви, как благотворительной организации, никто никогда не интересовался: какие средства она имеет, куда тратит, это не отслеживается. Понимаете, сфера эта сугубо специфична». И, отмечает эксперт, чтобы посчитать доходы церкви, необходимо знать не только прибыль от какой-то деятельности на территории монастыря или храма, но и учитывать суммы пожертвований.

Конечно, епархия — епархии рознь. Средний Урал — промышленно мощный и экономически самодостаточный регион, тогда как сельскохозяйственная Курганская область зависима от дотаций государства. Конечно, там доходы у Церкви есть, но, не такие большие, как того хотелось бы. Зато Екатеринбургская епархия имеет не только собственно офис, храмы, монастыри и воскресные школы, но и такие активы, как «Православная газета», газету «Покров» и еще одну «Голос Православия», две типографии, радиостанцию «Воскресение», телекомпанию «Союз» (которая, кстати, будет вещать на всю европейскую часть России, страны СНГ, Балтии и даже Европы), центр социальной реабилитации наркозависимых, собственные гостиницы мн.др. А если учесть строительство и реставрацию храмов, новенькие «Жигули» десятой модели, а то и вовсе «Мерседесы», в которых уже не раз были замечены священнослужители, спрашивается, каковы тогда источники доходов? Панихиды и крещения? Свечи, книги и иконы?

Вообще-то всё это стоит денег. В каждом храме, и это не секрет, имеется готовый прейскурант: свечка от десяти до сорока рублей, венчание или крещение от нескольких сотен до тысячи рублей и т. д. Только вот отнести все это к классической коммерции не дают устоявшиеся традиции и церковные законы. Такие слова как «услуга», «торговля» и «цена» священнослужители предпочитают не произносить, ведь для Церкви все деньги, которые приносят прихожане — это не прибыль, а добровольная посильная жертва. «Человек не покупает свечку, а берет, и за это жертвует свои какие-то деньги, это касается и всех церковных обрядов. Человек обращается к батюшке, например, с просьбой его окрестить, и примерно, ориентировочно в каждой церкви есть тому цена, но вы вносите посильную жертву, возможно, в таком размере, а можете дать больше или меньше — это ваше личное дело», — объясняет отец Владимир.

В свою очередь, отец Филипп отмечает, что церковные обряды могут проводиться и бесплатно, для этого желающим надо лишь написать прошение на имя правящего архиерея: «Если человек хочет покреститься, разве церковь ему откажет? Церковь даст ему и крестик, и свечку. Если хочет обвенчаться, или отпеть своего близкого, разве церковь ему откажет? Человек приходит и пишет прошение, например, на бесплатное отпевание, на имя правящего архиерея, архиерей всегда подписывает».

«Екатеринбургская епархия не получает доходы — ей жертвуют», — продолжает отец Владимир, при этом напомнив, что только церкви Екатеринбурга ежедневно бесплатно кормят две тысячи человек, есть центр, где бесплатно лечат наркозависимых, и воскресные школы в области, в которых обучается бесплатно десять тысяч детишек, три высших учебных заведения в Екатеринбурге, обучение в которых оплачивает епархия… «На это надо смотреть, а не на доходы. И то, что мы имеем, мы полностью расходуем на эти нужны», — заключил он.

Да, действительно, Церковь занимается делами благотворительности. Но в стране есть целый ряд проблем, например, демографическая, которые без Церкви решить невозможно. И тут одними только деньгами как раз не поможешь: общество и власть нуждается в сильной Церкви как в нравственном арбитре, как мощной общественной силе, которая даст стране силы для элементарного выживания…

Но ведь что примечательно, даже на банальный, казалось бы, вопрос — сколько в нашей стране верующих — Русская Православная Церковь не знает ответа. Кроме, пожалуй, сектантов, ни одна конфессия сегодня не ведет статистического учета своих прихожан. Кстати, на этот счет есть интересный исторический факт: во время переписи населения 1937 года, на вопрос о вероисповедании (который тогда стоял в опросных листах) каждый второй (!) ответил, что он верующий. Этот факт потряс власти, которые строили атеистическое государство, и результаты переписи были засекречены. Теперь давайте вслушаемся в современные цифры, когда и власть, и бизнес стремятся быть предельно публичными. Взять хотя бы те же воскресные школы: в Свердловской области с населением 4,5 миллиона человек в них обучается всего 10-ть тысяч детей. А когда вообще в стране последний раз проводилась перепись храмов? Известна ли посещаемость храмов, ежедневная, еженедельная?

Все чаще наш президент призывает к диалогу церкви и государства… Так, в октябре прошлого года на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Владимир Путин призвал священнослужителей помочь «в важнейшем общенациональном деле — в преодолении угрозы терроризма и экстремизма». «Сегодня государству крайне необходимы авторитетные и влиятельные партнеры», — заявил президент, призвав церковь участвовать в социальных программах, таких как борьба с детской беспризорностью, с наркоманией, организация социальных приютов и оказание помощи престарелым и инвалидам. Кстати, тогда же (что весьма символично) Владимир Путин объявил о подписании им закона о льготном налогообложении сельскохозяйственных земель, принадлежащих Церкви.

Правильно, конечно, припоминают священнослужители, и во времена татаро-монгольского ига, и при коммунистах и в Великую Отечественную Русская Православная Церковь не облагалась налогами. Только вот знаете, почему? Потому что Церковь была мощнейшей духовно-нравственной, объединяющей народ силой. Поэтому и обладала обширными преференциями, налоговыми послаблениями, которые позволяли ей оставаться финансово-самодостаточной. Была ли Русская Православная Церковь политической силой, вопрос другой, к тому же спорный, но то, что Церковь всегда служила народу — это факт. Церковь и по сей день хранит богатые традиции в делах благотворительности и милосердия, но, увы, уже не обладает той прежней мощнейшей духовно-нравственной силой, способной оказать на развитие общественной жизни неоценимое положительное воздействие.

А именно это и хочется видеть сегодня в Русской Православной Церкви. В противном случае, действительно, непонятно, служит ли Церковь народу или же под внешней мишурой скрываются сугубо коммерческие интересы (в конце 90-х, например, РПЦ импортировала алкоголь и сигареты, имея таможенные льготы, а потом продавала их безакцизно, соответственно, получая сверхприбыли. Подобное вообще не вяжется ни с чем из области здравого смысла).

Ведь просто верующие люди идут в церковь сами, не из-за членства в какой-либо общественно-политической организации. Люди идут в церковь и стараются очиститься там: молятся, каются, жертвуют… Возможно, получится грубая аналогия, но людям, независимо от политических симпатий, свойственно ходить в баню — ведь тело надо очищать от грязи. Здесь все то же, только применительно к душе… Одно непонятно: почему сама Церковь сегодня не идет в массы, не объединяет, не возрождает былую духовность в обществе, почему нет реального диалога с властью в решении самых назревших в народе проблем? Ведь государственные привилегии во все времена подразумевали под собой взаимную ответственность власти и церкви за судьбу своего народа, за саму национальную идею — зачем и куда наша страна движется?!

Р.S. Вопрос о возможности изменения областного Закона «О едином налоге на вмененный доход…» зауральские депутаты рассмотрят 12 октября.Накануне.RU будет следить за развитием событий.

http://nakanune.ru/articles/cerkov_


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru