Русская линия
Страна.Ru Наталья Елисеева05.10.2005 

Генерал Деникин считал счастье призраком
В эмиграции легендарный военачальник отказался сотрудничать с нацистами и разводил кроликов

К перезахоронению праха Антона Деникина, которое состоялось 3 октября в некрополе Донского монастыря, приурочен выход книги Марины Деникиной-Грей «Генерал Деникин. Воспоминания дочери». Следует отметить, что это произведение не является мемуарами в прямом смысле этого слова. Это, скорее, биографический очерк, в котором 220 страниц из 300 посвящены детству, юности и боевому пути Антона Деникина вплоть до его отъезда в эмиграцию в 1920 году.

Сражавшийся на фронтах трех войн XX века — русско-японской, Первой мировой и Гражданской — генерал-лейтенант царской армии и лидер Белого движения, воевавший с большевиками за «Бога, Россию и Свободу», Антон Иванович Деникин умер в эмиграции, но все-таки нашел последнее пристанище на родине. Это событие произошло во многом благодаря стараниям его дочери. Покинув Россию вместе с родителями в младенческом возрасте, когда ей был всего год от роду, она всю жизнь провела во Франции. В этой стране, приютившей многих эмигрантов, Марина Антоновна получила образование, занималась журналистикой, вышла замуж, вырастила детей и внуков. Учитывая, что Марина родилась весной 1919 года, она может «помнить» эти события только по рассказам своих родителей, по документам из семейного архива, переписке и книгам отца, которые она обильно цитирует.

Публикуя воспоминания, дочь генерала пытается разобраться сама и одновременно донести до читателя смысл жизни этого непростого во всех отношениях человека. Она пытается ответить на вопрос: кем же был Антон Деникин — офицером, политиком, писателем? Чего он хотел для себя и своей страны, к чему стремился? «Однажды, — пишет Марина Деникина в своих воспоминаниях, — две знакомые студентки попросили ее отца спрятать у себя какую-то запрещенную литературу. Он согласился с условием, что ему разрешат просмотреть эту «литературу». Так состоялось знакомство поручика Деникина с идеями социализма, и он «отметил про себя, что авторы апеллировали к самым низменным чувствам, совершенно не знали реальных проблем, призывали к всеобщему разрушению. Одна фраза особенно шокировала Антона: «Победоносная социалистическая революция, опираясь на крестьянские и рабочие массы, окончательно покончит с проклятой кастой военных». Это неожиданное чтение полностью укрепило его политические воззрения. Он так определил концепцию русского либерализма, которая соответствовала его взглядам: 1) конституционная монархия; 2) радикальные реформы; 3) мирные пути обновления страны. Позиции, принятой в 1898 году, Антон будет придерживаться и дальше, избегая непосредственного участия в политике вплоть до 1917 года, когда провозглашение «победоносной социалистической революции» вынудило его вмешаться».

Генерал-лейтенант царской армии встал во главе Белого движения «не за торжество того или иного режима, не за партийные догматы, не за классовые интересы и не за материальные блага». Разочарование в идеалах Белого движения наступило через два года. Весной 1920-го Главнокомандующий Вооруженными Силами на Юге России Антон Деникин покинул армию и страну, написав в письме председателю Военного Совета генералу Драгомирову следующие горькие слова: «Три года Российской смуты я вел борьбу, неся власть, как тяжкий крест, ниспосланный судьбой. Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность армии и в ее историческое призвание не потеряна, но внутренняя связь между вождем и армией порвана. И я не в силах более вести ее».

О событиях Гражданской войны и роли в них Деникина Марина Антоновна рассуждает с точки зрения белогвардейского генерала, явно недостаточно зная и понимая их. Поэтому в ее «воспоминаниях» можно встретить такие фразы, как, например: «Части Красной армии, пришедшие на помощь Троцкому, оттеснили армии Юденича», «героическая оборона Крыма белыми» или «Троцкому удалось привлечь на свою сторону таких компетентных военных, как Ворошилов, Буденный, Тимошенко» и даже «неприязнь белых к евреям отчасти объяснялась их большим количеством среди советских руководителей и большевистских палачей».

Воспоминания непосредственно самой Марины Антоновны относятся к более поздним годам, а именно к жизни семьи во Франции, когда Деникину из-за недостатка средств приходилось менять квартиры, содержать кур, гусей, кроликов, обрабатывать сад. Семья находилась в очень стесненных обстоятельствах, так как «издательства отказывались переиздавать книги Деникина, хотя все они были распроданы, а существовавшие русские издания проявляли «идеологическую» недружественность».

Начало Второй мировой войны застало семью Деникиных в окрестностях небольшого городка Мимизана на юге Франции, и пять следующих лет оказались, по словам Марины, «самыми тяжелыми, и большую роль сыграл здесь мой двадцатилетний эгоизм». В феврале 1941 года Марина вышла замуж и уехала в Париж. Здоровье родителей тем временем ухудшалось, они почти голодали, выбирая из чечевицы камушки и насекомых.

После нападения Германии на Советский Союз немцы, уже хозяйничавшие во Франции, отправили всех русских моложе 55 лет в концлагеря, в том числе и мать Марины — Ксению Васильевну. 71-летнего Деникина они не тронули. Его жену, впрочем, отпустили через две недели, а самого Деникина немецкое командование пригласило в Берлин для работы «с обнаруженными архивами» Белой армии и выразило готовность оказать любую помощь. Деникин отказался, заявив, что «ни в чем не нуждается». По словам Марины, на этом его «контакт с немцами кончился». Деникин еще в 30-е годы осуждал русских эмигрантов, которых «эмоционально привлекала гитлеровская Германия» и призывал их «бороться, чтобы открыть глаза на истинную природу и коммунизма, и нацизма».

Все дальнейшие события изложены по дневникам матери — Ксении Васильевны, которые она вела регулярно. Как пишет в своей книге Марина, после окончания войны, опасаясь депортации в Россию и вспомнив о том, что и сам Деникин, и его жена родились на территории Польши, они решили добиваться американской визы, ссылаясь на «польское происхождение». Марина уезжать из Франции отказалась, и осенью 1945 года ее родители отправились за океан. В 1947 году Деникин умер в американском госпитале, а после вскрытия на сердце генерала обнаружили шесть рубцов.

«Пробивая себе дорогу в жизни, — писал Деникин в одном из писем к жене, — я испытал и неудачи, разочарования, и успех, большой успех. Одного только не было — счастья. И даже как-то приучил себя к мысли, что счастье — это нечто нереальное, призрак…».

Деникина-Грей М.А. «Генерал Деникин. Воспоминания дочери», М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005, тираж 1000 экз.

http://www.strana.ru/stories/03/06/25/3355/261 359.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru