Русская линия
Русский вестник Владимир Букарский05.10.2005 

Национальная идея Иосифа Волоцкого
490 лет со дня преставления преподобного Иосифа, игумена Волоцкого

Преподобный Иосиф Волоцкий (в миру Иоанн Санин, потомок литвина по имени Саня) родился в 1440 (по другим данным — в 1439) году в селе Язвище-Покровское вблизи Волоколамска, в семье благочестивых родителей Иоанна (в монашестве Иоанникия) и Марины (в схиме Марии). Кроме преподобного Иосифа, у них было ещё три сына: Вассиан (ставший впоследствии епископом Ростовским), Акакий и Елеазар.

Отрок Иоанн в возрасте семи лет был отдан на обучение к добродетельному и просвещённому старцу Волоколамского Кресто-Воздвиженского монастыря Арсению. Отличаясь редкими способностями, прилежанием к молитве и церковной службе, даровитый отрок всего за год выучил наизусть Псалтырь, а ещё через год — всё Священное Писание, и стал чтецом и певцом в монастырской церкви. Современники поражались необычайной памяти отрока: порой, не имея в кельи ни одной книги, он совершал монашеское правило, читая на память Псалтырь, Евангелие и Апостол.

В двадцать лет Иоанн, избирая путь иноческих подвигов, оставляет родительский дом и уходит в пустынь близ Тверского Саввина монастыря, к известному старцу, строгому аскету-подвижнику Варсонофию. Однако монастырские правила показались юному подвижнику недостаточно строгими, и благословению старца Варсонофия он уходит в Боровск, к преподобному старцу Пафнутию. Простота жизни святого старца, труды, которые он разделял со своей братией, и строгое исполнение монастырского устава соответствовали настроению души Иоанна. Преподобный Пафнутий с любовью принял прибывшего к нему юного подвижника и в 1460 году постриг его в иночество с именем Иосиф. Так осуществилось самое большое желание Иоанна.

Иосиф провёл в монастыре преподобного Пафнутия около 18 лет. Суровый подвиг иноческих послушаний под непосредственным руководством опытного игумена явился для него прекрасной духовной школой, воспитавшей в нем будущего искусного наставника и руководителя монастырской жизни. По кончине преподобного Пафнутия в 1477 году Иосиф был рукоположен в иеромонаха и, согласно завещанию почившего настоятеля, назначен игуменом Боровского монастыря.

Преподобный Иосиф решил преобразовать монастырскую жизнь на началах строгого общежития, по примеру Киево-Печерского, Троице-Сергиева и Кирилло-Белозерского монастырей. Однако это встретило сильное противодействие со стороны большинства братии. Лишь семеро благочестивых иноков были единомышленны с игуменом. Преподобный Иосиф решил обойти русские общежительные монастыри, чтобы исследовать наилучшее устроение иноческой жизни. Вместе со старцем Герасимом он прибыл в Кирилло-Белозерский монастырь, который представлял собой образец строгого подвижничества на началах общежительного устава.

Знакомство с жизнью монастырей укрепило взгляды преподобного Иосифа. Но, возвратившись по воле князя в Боровский монастырь, преподобный Иосиф встретил прежнее упорное нежелание братии изменить привычный отшельнический устав. Тогда, решив основать новую обитель, он с семью иноками-единомышленниками отправился в Волоколамск, в родные, с детства известные ему леса.

Именно здесь в июне 1479 года подвижники воздвигли крест и заложили деревянную церковь в честь Успения Богоматери. Довольно скоро монастырь был отстроен.

Преподобный Иосиф воспитал целую школу знаменитых иноков. Одни из них прославили себя на поприще церковно-исторической деятельности — были «пастырями добрыми», других прославили труды просвещения, иные оставили по себе благоговейную память и были достойным примером для подражания своими благочестивыми иноческими подвигами.

Деятельность и влияние преподобного Иосифа не ограничивались монастырём. Многие из мирян шли к нему получить совет. Чистым духовным разумом проникал он в глубокие тайники души вопрошавших и прозорливо открывал им волю Божию.

Жизнь святого отца Иосифа не была легкой и покойной: в трудное для Русской Церкви время он прославил Господа как ревностный поборник Православия в борьбе с ересями. Величайшим подвигом преподобного Иосифа стало обличение ереси «жидовствующих», пытавшихся отравить и исказить основы русской духовной жизни. Как святые отцы и учители Вселенской Церкви изложили догматы Православия, возвышая свой голос против древних ересей (духоборческих, христоборческих, иконоборческих), так святому Иосифу возвещено было Богом противостоять лжеучению «жидовствующих» и создать первый свод русского православного Богословия — великую книгу «Просветитель».

Еще к святому равноапостольному Владимиру) приходили из Хазарии проповедники, пытавшиеся совратить его в иудейство, но великий креститель Руси гневно отверг притязания раввинов. После этого, пишет преподобный Иосиф, «Русская великая земля пятьсот лет пребывала в православной вере, пока враг спасения, Диавол, не привел скверного еврея в Великий Новгород». Со свитой Литовского князя Михаила Олельковича в Новгород прибыл в 1470 году иудейский проповедник Схария (Захария). Пользуясь несовершенством веры и учености некоторых клириков, Схария и его приспешники внушали малодушным недоверие к церковной иерархии, склоняли к мятежу против духовной власти, соблазняли «самовластием», то есть личным произволом каждого в делах веры и спасения. Постепенно соблазнявшихся толкали к полному отречению от Матери-Церкви, поруганию святых икон, отказу от почитания святых. Наконец, вели ослепленных и обманутых к отрицанию спасительных Таинств и основных догматов Православия.

Если бы не было принято решительных мер — «погибнуть всему православному христианству от еретических учений». Так был поставлен вопрос историей. Великий князь Иоанн 3-й, обольщенный «жидовствующими», пригласил их в Москву, сделал двух виднейших еретиков протопопами — одного в Успенском, другого — в Архангельском соборах Кремля, звал в Москву и самого ересиарха Схарию. Все приближённые князя, начиная с возглавлявшего правительство дьяка Феодора Курицына, брат которого стал вождем еретиков, были совращены в ересь. Приняла иудейство и невестка великого князя Елена Волошанка. Наконец, на кафедру Митрополита Московского был поставлен еретик Зосима.

Преподобного Иосифа Волоцкого совершенно напрасно отдельные невежды обвиняют в антисемитизме. Если бы ересь имела католические корни — со стольким же упорством игумен боролся бы с «латинствующими». Святой Авва был ревнителем чистоты Православия, и для него ересь не имела национальности — она была ересью по своему факту, и её требовалось искоренить, «чтобы не прельстили сердца малых сих».

Первое свое послание — «О таинстве Пресвятой Троицы» — преподобный Иосиф написал, ещё будучи иноком Пафнутьева Боровского монастыря — в 1477 году. Успенский Волоколамский монастырь с самого начала стал духовным оплотом Православия в борьбе с ересью. Здесь написаны главные богословские творения святого отца Иосифа, здесь возник «Просветитель», создавший ему славу великого отца и учителя Русской Церкви, здесь родились его пламенные антиеретические послания, или, как сам Преподобный скромно их называл, «тетрадки». Исповеднические труды преподобного Иосифа Волоцкого и святого архиепископа Геннадия увенчались успехом. В 1494 году был сведен со святительской кафедры еретик Зосима, в 1502—1504 гг. были соборно осуждены злейшие и нераскаявшиеся «жидовствующие» — хулители Святой Троицы, Христа Спасителя, Пресвятой Богородицы и Церкви.

Преподобный Иосиф, игумен Волоцкий, был активным общественным деятелем, сторонником единого и неделимого, сильного и централизованного Московского государства. Он — один из вдохновителей учения о Русской Церкви как преемнице и носительнице древнего Вселенского благочестия: «русская земля ныне благочестием всех одоле». Идеи преподобного Иосифа, имевшие огромное историческое значение, были развиты позже его учениками и последователями. Из них исходил в своем учении о Москве как «Третьем Риме» старец Псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофей: «два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бытии».

Взгляды иосифлян на значение монастырского имущества для церковного строительства и участия Церкви в общественной жизни в условиях борьбы за централизацию власти Московского князя его противники — враги единства Русской земли — старались опровергнуть в своих политических целях, кощунственно и недобросовестно использовав для этого учение преподобного Нила Сорского о «нестяжании» — отречении монаха от мирских дел и собственности. Именно это глубоко надуманное противопоставление породило ложный взгляд на враждебность направлений преподобных Иосифа и Нила. В действительности оба направления закономерно сосуществовали в русской монашеской традиции, естественно и органично дополняя друг друга. Как видно из «Устава» святого Иосифа, полное нестяжание, отказ от самих понятий «твоё-моё» был положен в саму его основу.

Шли годы. Процветала созданная трудами и подвигами преподобного Иосифа обитель, а сам ее основатель, старея, готовился к переходу в вечную жизнь. Перед кончиной он приобщился Святых Таин, затем созвал всю братию и, преподав ей мир и благословение, блаженно почил на 76-м году жизни 9 сентября (по новому стилю — 22 сентября) 1515 года.

Местное празднование преподобному было установлено в Иосифо-Волоколамском монастыре в декабре 1578 года, к столетию основания обители. В 1591 году при патриархе Иове установлено общецерковное празднование его памяти. Святитель Иов, ученик волоколамского постриженика святого Германа Казанского, был великим почитателем преподобного Иосифа, автором службы ему, внесенной в Минеи. Учеником святителей Германа и Варсонофия был также сподвижник и преемник патриарха Иова — священномученик патриарх Гермоген, духовный вождь русских людей в борьбе за освобождение от польского нашествия.

Сегодня бы преподобного назвали «православнутым». Такая судьба у всех святых подвижников — быть осмеянными, гонимыми, преследуемыми, побиваемыми. Годы «просвещенья» и секуляризации, как и 74 года богоборческого коммунистического режима, не прошли даром. Однако истинный путь к Господу может быть только один — такой, какой начертили нам наши святые отцы Иосиф Волоцкий, Нил Сорский и многие другие. Мы очень долго ищем основы для «национальной идеи», а она есть — живая, полная, всецелая, понятная, доступная для каждого. Не обязательно становиться монахом, не обязательно отказываться от всего материального, от понятий личной собственности. Просто в учении преподобного Иосифа Волоцкого заложен тот алгоритм, по которому может строиться жизнь на Руси (во всей Руси — и в Великой, и в Малой, и в Белой — не случайно в качестве учителей своих преподобный Иосиф полагал святоучителей Киево-Печерских, преподобных Антония и Феодосия. И сколько ни пытайся изобрести что-либо иное для земли Русской — не найдёте, потому что другой национальной идеи в России, как и другой России, быть на земле не может.

http://www.rv.ru/content.php3?id=5925


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru