Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург03.10.2005 

3 октября — память мучеников и исповедников Михаила, князя Черниговского, и болярина его Феодора, чудотворцев

К сонму святых Православная Церковь давно причислила двух мучеников земли русской — Черниговского князя Михаила и боярина его Феодора, подвиги которых в исповедании ими Христовой веры она и воспоминает в нынешний день. Более шестисот лет отделяют нас от мученической их смерти, но размышление о ней всегда сопровождается для нас, их потомков, великою нравственною пользою.

Князь Михаил жил в то тяжелое для России время, когда ею владели татары — язычники. Получив приказание явиться в Орду, как данник хана, он отправился туда с твердою решимостью скорее умереть мучеником за христианскую веру, чем постыдно изменить ей, поклонившись идолам, на что решились некоторые князья, раньше его отправлявшиеся к татарскому хану. Одинаковых мыслей с князем был и сопутствовавший ему боярин его — Феодор. Хан Батый, враждебно расположенный к Черниговскому князю за то, что тот, пылая любовью к святой вере и дорогой родине, побуждал своих соседей восстать против татарского ига, приказал не иначе допустить его к себе, как после того, как он пройдет чрез так называемый «священный огонь» и поклонится языческим богам татар — войлочным идолам. «Нет, — мужественно отвечал Михаил, — я могу поклониться вашему царю, которому небо вручило судьбу земных государств; но христианин не служит ни огню, ни бездушным идолам». Батый пришел в ярость, услышав такой смелый ответ от своего бессильного данника. Он велел передать на его выбор одно из двух: или поклониться его богам и получить жизнь, свободу и право на владение княжеством, или за сопротивление его воле умереть злою смертью. Когда Батыю был передан решительный отказ Черниговского князя поклониться идолам, последовало приказание замучить его до смерти. Явились убийцы и бросились, как дикие звери, на князя; повалив на землю, кулаками и палками били его по груди и, повернув лицом к земле, продолжали с удвоенной яростью наносить удары. Последнее слово мученика было: «я — христианин», после чего ему отсекли голову. Подобным же образом был замучен татарами и благочестивый его боярин Феодор.

Благочестивые слушатели! Не словами, а делом, не учением, а самою жизнью учат нас эти мученики нашего любезного отечества исповеданию нами святой веры во Христа Спасителя пред всеми врагами ее, кто бы они ни были.

В настоящее время, слава и благодарение Богу, ни в нашем отечестве, ни в какой-либо другой стране нет ничего подобного тем ужасным гонениям на христиан, когда их жгли живыми на кострах и тысячами бросали на растерзание диким зверям. Такие благоприятные условия, по-видимому, должны были бы всех — и сильных и слабых верой и духом мужества — побудить и расположить к истинно-христианской жизни, к обнаружению в себе всех добродетелей, предписываемых Христовым учением. Но не то мы видим в действительности, в жизни православных христиан в нашем отечестве. Жизнь, преданная греху и чувственным удовольствиям, простирающаяся до забвения всех потребностей души, пред-назначенной для высшего, неземного существования, и неверие в Божественное учение и святые установления Православной Церкви — вот два зла в нравственно-религиозной жизни нынешнего общества и вместе с этим два современные врага христианства.

Искренно и действительно, словом и жизнью, твердо и решительно всякий истинный христианин должен исповедовать пред ними свою веру и свои дела.

Итак, в наше время и в нашем отечестве, когда повсюду стало распространяться служение греху, когда заповеди благочестия не исполняются, верность церковным уставам и порядкам нарушается, в семейную и супружескую жизнь вошли разлад и нестроение, в воспитание детей — расслабление и потворство; в службу государственную и общественную — нерадение и своекорыстие, в науку необузданное вольномыслие; в душу каждого — гордость, любостяжание и зависть, жажда удовольствий и невоздержание, тогда все, именующие себя христианами должны прийти в себя, сознать свое нравственное состояние, ужаснуться своих заблуждений и пороков, так удаливших их от милости Божией и совершенства христианской жизни, побороть и умертвить свои страсти и сделаться, так сказать, духовными мучениками за Христово учение. Один святой муж (св. Димитрий Ростовский) делает сравнение наших пороков, которым мы служим, с божествами язычников, идолами, которым они поклоняются. Кто все время проводит в удовольствиях плоти, тот уже отрекся Иисуса и поклоняется языческому богу — Афродите или Венере; кто побеждается гневом, тот служит Арею или Марсу; кто предается пьянству, для того бог Дионис; кто сребролюбец, у кого сердце не трогается несчастием ближнего, тот также служит идолам и у него бог — идол языческий Аполлон. Подлинно, слушатели, можно быть язычником, называясь христианином, но не творя дел христианских.

Не прямой ли долг таких мнимых христиан сделаться истинными последователями Христова учения и в своей жизни исповедовать его пред своей плотскою, зараженной грехом природою, как пред прямым врагом Христа? И подвиг такого исповедания может стать венцом духовного мученичества.

Пример празднуемых в нынешний день Черниговских чудотворцев, которые за свое мужественное исповедание веры умерли мученическою смертью, да напомнит нам, братия, о нашем долге с терпением, любовью и радостью перенести те малые скорби, какие могут постигнуть нас за живое исповедание своей веры во Христа и Его учение. Аминь.

http://orthodox.etel.ru/2005/36/k_3mixail.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru