Русская линия
Православие.Ru Василий Писаревский28.09.2005 

Взгляд через столетие: раритеты с индексом «Щ»…
Выставка «Великий меценат России Петр Иванович Щукин» открыта в Историческом музее до 28 ноября

Русский меценат Петр Иванович Щукин
Русский меценат Петр Иванович Щукин
В энциклопедиях советского периода можно найти немало Щукиных: ученый-радиотехник, паровозостроитель, актер… Вот только нет там Петра Ивановича Щукина, одного из семи братьев в известном московском купеческом роду, пятеро из которых занимались коллекционированием — не ради собственного обогащения, а во имя Отечества. Между тем Петр Щукин — явление уникальное среди всех российских меценатов и просветителей на рубеже ХIХ и ХХ веков. Когда в 1905 году он передал свою коллекцию «Российские древности», которую собирал в течение 40 лет, Императорскому российскому историческому музею, то фонды последнего увеличились более, чем в два раза. А ведь к тому времени музей существовал уже треть столетия, собирался практически всей страной, и число дарителей приближалось к 1000 человек…

Вернуть «неоплаченный долг»

Щукинские коллекции поражают не одним лишь умопомрачительным количеством (почти 300 тысяч предметов — на нынешней выставке представлена лишь…одна тысячная его собрания!). Другой их особенностью было то, что, начиная с 1890-х годов, Петр Иванович приобретал главным образом памятники русского искусства и быта, в том числе церковные древности, хотя в то время коллекционирование раритетов отечественного происхождения не было в моде, они просто оставались без внимания.

Наконец, еще одну важную черту Щукина очень точно подметил его современник, тоже известный на всю Москву коллекционер и меценат, купец 1-й гильдии А.П.Бахрушин: «Он не собирает ничего, предварительно не собравши об этом предмете целую библиографию, — обо всем этом он может прочесть целую лекцию с места в карьер!». Действительно, Петр Иванович издал при своей жизни 45 томов (!) различных сборников и описаний, имеющих научное значение.

Великий меценат не только передал Историческому музею свои уникальные сокровища, он подарил их вместе с тремя великолепными зданиями в русском стиле и участком земли, то есть со всей своей московской усадьбой на Малой Грузинской улице (сейчас там Биологический музей имени Тимирязева). Для себя он просил только одной привилегии — оставаться хранителем собрания, принимать в нем посетителей, продолжая платить зарплату сотрудникам из своего кармана и нести все необходимые расходы.

Сегодня щукинскому дару просто невозможно найти денежный эквивалент ни в рублях, ни в долларах. При подготовке любой выставки в Историческом музее его сотрудники непременно используют экспонаты с индексом «Щ» — щукинская вещь.

— Основная задача нашей экспозиции, приуроченной к 100-летию передачи коллекции, — разъясняет главный хранитель выставки Ольга Молчанова, — не просто реконструкция «образа» щукинского музея «Российские древности». Это взгляд через минувший век на значимость феномена отечественного меценатства и благотворительности, на место собрания Щукина в культурном контексте эпохи. Это также попытка возместить лишь в малой части «неоплаченный долг», лежащий на нас, и вернуть из исторического небытия имя этого человека.

Как собирал Щукин свои коллекции? Об этом в его времена ходили целые легенды. Петра Ивановича знали все московские антиквары, начиная с мелких лавочников. И считали честью предложить что-то «необычное», в первую очередь, именно ему. Свои агенты выискивали для него редкости по всем губерниям России и в странах Европы. К нему стекались вещи, которые никогда не выкладывались на прилавок, но могли бы украсить крупнейшие музеи мира. Причем предпочтение Щукин всегда отдавал находкам с «изюминкой» — с интересной надписью или необыкновенной историей.

Для юбилейной выставки сотрудники Исторического музея отобрали, по их словам, экспонаты, которые особенно ценил собиратель, в том числе те, которые приобретал лично он, — от драгоценных нательных крестов и панагий до редчайших исторических документов, от книжной застежки на голубой эмали и чернильного прибора из Великого Устюга (ХVII век) до древних икон.

Разделы выставки повторяют структуру щукинского музея, когда он существовал еще на Малой Грузинской, — это отделы церковных древностей; тканей, ковров, гобеленов и шпалер; драгоценностей и посуды; оружия; архив и библиотека; картинная галерея. Самостоятельный раздел образуют памятники ремесленного производства и народного искусства, отражающие быт и культуру российского общества ХVI-ХIХ веков.

Отдел церковных древностей

Щукин собирал их на протяжении десятилетий, и эта коллекция в целом огромна и уникальна по своему характеру. Она интересна не только с точки зрения временного охвата (с ХI по ХХ век) нашей духовной и материальной культуры, но и разнообразием представленных в ней русских земель. Комплексный характер собрания позволяет оценить художественную сторону православной литургии в полном объеме: архитектура и убранство православного храма, все составляющие богослужебный процесс детали.

Среди драгоценных жемчужин коллекции на выставке представлены Евангелие второй половины ХI века (на «пергамене»), выносные иконы ХVI — ХVII веков, уникальные подписные и датированные памятники ХVIII века Русского Севера, например, трехстворчатый складень с изображениями распятия слева, Богоматери Знамения справа и Святой Троицы — по центру, или икона Соловецких чудотворцев, выполненная в виде рельефной резьбы по мамонтовой кости, или лубяные, с резьбой по дереву и росписью темперой, брачные венцы…

Хочется разглядывать вновь и вновь великолепные образцы миниатюрного рельефа (панагии, образки, нательные крестики, кресты-мощевики), богослужебные книги в драгоценных окладах (так и стоит перед глазами «Житие Зосимы и Савватия Соловецких» из Анзерского скита с медной гравюрой на обложке, изображающей этих двух святых), различные литургические сосуды, светильники, элементы храмового убранства и церковной утвари (например, южная, «дьяконская», дверь иконостаса «Грехопадение, изгнание из рая» московской школы иконописи ХVII века, или подвесная пелена на зеленом атласе с расшитой золотыми и серебряными прядеными нитями Казанской Богоматерью, или потир с вкладной надписью царицы Евдокии, жены царя Михаила Романова).

ВсЈ это по праву составляет «золотой фонд» Исторического музея. И, поверьте, данное определение идет не от благородного металла (хотя он и присутствует почти в каждом изделии), а, прежде всего, от высочайшего художественного исполнения, яркой самобытности «духовных» изделий русских мастеров.

Думаю, что если бы Петр Иванович собрал только эту коллекцию церковных древностей, то и тогда он был бы достоин того, чтобы его имя знали все, кто интересуется культурно-историческим наследием России. Наверное, без Щукина и всей плеяды российских меценатов прошлого наша сегодняшняя духовная жизнь была бы беднее.

…Уходя с выставки, я, не удержавшись, пролистал книгу отзывов посетителей. Записи на многих языках, полные восхищения, а также благодарности в адрес ее организаторов. Вот лишь два отзыва наших соотечественников. «Почаще бы такие выставки, чтобы не забывать Россию, которую мы потеряли». Наталия К., ученица московской школы. «Спасибо Историческому музею — имя Щукина возвращается к нам во всем своем великолепии. Конечно, земное признание несравнимо с вечным, небесным, но чего-то стоит!». О.К., профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.

Нашлись и критические отзывы, которые лично меня только порадовали, показывая живейший интерес людей к теме: почему дано мало информации о самом Щукине? Почему нет отпечатанного варианта его писем — ведь почерк трудно читаем? Почему не выпущен памятный каталог с иллюстрациями о выставке (действительно, очень жаль!)?

А вот гость из Санкт-Петербурга был весьма категоричен: интересно, сурово вопрошал он, в каком поколении семьи наших олигархов дорастут до величия духа семьи Щукиных?! Вопрос, надо сказать, по сути…

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/50 928 104 757


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru