Русская линия
Военно-промышленный курьер Ирина Павлюткина26.09.2005 

Небесные купола отца Михаила
19 командировок военного священника в Чечню

Когда в 1999 г. в Московской патриархии встал вопрос о командировании священника в российский воинский контингент, направляющийся с миротворческой миссией в Косово, отец Михаил вызвался туда добровольцем. Он был тем самым русским священником, который с иконой Владимирской Божьей Матери встречал в порту греческого города Салоники корабли с российским десантом. После этого у «голубых беретов» был тяжелейший 470-километровый марш в Сербию. На головном БТРе с иконой Божьей матери этот путь преодолел и отец Михаил.

Те месяцы отец Михаил мерил не числами, а событиями особого духовного календаря. Вот они с командующим российским миротворческим контингентом в Косово генерал-майором Валерием Евтуховичем разворачивают полевой храм. С сербскими священниками спасают из разоренных войной храмов православные святыни и везут гуманитарную помощь сербам. Вот чудом вместе со съемочной группой ОРТ удается вырваться из толпы обезумевших исламистов. Вера в торжество правого дела спасала отца Михаила на той войне от камней фанатиков-албанцев, закрывала от осколков и пуль во время обстрелов.

Тогда же, в 99-м, по благословению святейшего Патриарха отца Михаила назначили заведующим сектором ВДВ военного отдела Московской Патриархии. Увидев мужество и бесстрашие батюшки в Косово, тогдашний командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Георгий Шпак ходатайствовал, чтобы именно он стал главным священником крылатой пехоты.

С тех пор где ВДВ, там и отец Михаил. А десантники всегда там, где «горячо» и опасно. В Чечне батюшка уже побывал 19 раз! Вместе с окормляющими десантников сподвижниками — отцом Петром из Ишима, отцом Лаврентием из Рязани, отцом Сампсоном из Троице-Сергиевой лавры, отцом Александром из Москвы, отцом Олегом из Пскова, отцом Сергием из Омска — с 1999 по 2005 г. батюшка окрестил в воюющей группировке без малого три тысячи военных.

На «большой» земле в обустроенных храмах с вековыми традициями обряд крещения воспринимается как великое таинство. Надо приложить немало стараний, чтобы на таком же уровне проводить православные обряды в полевых условиях. Православные часовни и храмы в базовых районах и на блокпостах устраиваются, как правило, на базе обычных армейских палаток типа УСТ-56. И даже действующую модель православной звонницы батюшки смогли открыть, правда в качестве колокола используется гильза от снаряда САУ.

Что значит окрестить, к примеру, две сотни военнослужащих на опорном пункте высоко в горах? Туда, во-первых, еще надо добраться. Гористый, «серпантинный» рельеф легких путей не предполагает. Во-вторых, это постоянный риск для жизни. Потому что на войне, как на войне: шальной осколок или снайперскую пулю можно поймать в любой момент. Совершение обряда крещения требует и многочисленной церковной атрибутики. Ведь особая атмосфера, которую она создает, и помогает людям обрести душевный подъем, спокойствие и уверенность в своих силах. Батюшке надо иметь при себе все необходимое для проведения обрядов, чтобы люди почувствовали особый душевный подъем и обрели спокойствие и уверенность в своих силах. Так что на священниках, окормляющих российское воинство на Северном Кавказе, можно увидеть даже специальный… «разгрузочный» жилет. Где помещаются и, как говорится, всегда под рукой, сотни крестиков и все необходимое для совершения служб. Так и колесят бесстрашно отцы-подвижники из роты в роту по осыпающимся горным серпантинам. В полевых условиях приходится носить и камуфляж, правда со специально разработанной отличительной эмблемой. Кстати, в отличие от священников дореволюционной русской армии жалованья от военного ведомства батюшки при этом не получают.

Чтобы поделиться опытом работы в военных условиях, глубже понять специфику работы в войсках, организуются специальные сборы военных священников. На них-то и научился отец Михаил десантироваться с парашютом. Так «десантному батюшке» небо стало ближе вдвойне. Президент России Владимир Путин во время визита в Рязань благодарил отца Михаила за его духовное подвижничество и был удивлен, узнав, что священник ВДВ прыгает с парашютом.

…У отца Михаила вполне сложилась бы успешная карьера и в миру. Сын капитана ПВО из военного гарнизона на Севере безо всякой протекции поступил на философский факультет МГУ, окончил аспирантуру, год преподавал в университете. Но как раз эти знания помогли ему определить свое главное призвание: нести людям слово Божье. Но армия для Михаила всегда была родной. Его дед — офицер — с честью сражался и погиб в Великую Отечественную войну, отец тоже выбрал военную судьбу. В этой семье всегда понимали сердцем: «Нет выше любви, чем положить душу свою за друзей своих». Изначально дух воина российского формировался этой заповедью. Не убивать, но жертвовать своей жизнью во имя другого. К этому призывала и призывает Святая Православная Церковь. Многовековая история нашего воинства, овеянная ратной славой, — верное тому свидетельство. К лику святых отнесены и русские полководцы — Александр Невский, Дмитрий Донской. На боевых знаменах русских дружин лики святых и православные символы присутствовали еще с ХI века. «Не в силе Бог, а в правде», — так определил истоки ратного подвига и мужества русского православного воина святой благоверный Великий Князь Александр Невский. А правда — в чистоте помыслов. В этом и суть подвижничества отца Михаила. Хотя он искренне считает, что исполняет лишь малую толику того, что надо бы.

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2005.102.articles.army01


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru