Русская линия
Интернет против телеэкрана В. Иванов26.09.2005 

Baby-boom

В последние полгода о буме молодежных политических проектов, как «революционных», так и «охранительских» не писал только ленивый. Тот, кто еще как минимум не высказался по поводу НБП и не сформулировал мнения о «НАШИХ» и т. д., определенно, не вправе претендовать на статус «погруженного в контекст».

Представим себе гражданина, который год путешествовал в отдаленных местах, где плохо с Интернетом и прочими источниками информации. Вот он вернулся и решил ознакомиться с текущей политической ситуацией. Несомненно, он весьма удивится, обнаружив, что известные политики и эксперты всерьез обсуждают, в частности, деятельность нацболов. Кто-то их хвалит, кто-то жалеет, у кого-то они вызывают ненависть: Так или иначе, но «лимоновцы» теперь актуальны. НБП существуют довольно давно, но еще год назад нацболы если и как-то были известны, то в качестве проповедующих красно-коричневую эстетику прибогемленных хулиганов, обливавших майонезом Вешнякова, забрасывавших яйцами Касьянова и пр.

Серьезные СМИ и ньюсмейкеры их обычно игнорировали либо отзывались скупо, но обязательно негативно. Однако погром в кабинете Зурабова и захват общественной приемной администрации президента, завершившиеся заключением в СИЗО и тюремными сроками для нескольких десятков активистов, спровоцировали такую волну паблисити, которая была просто немыслима еще пять лет, даже три года назад. Да, тогда нацболы бузили меньше, а власть была слабее и мягче. Но несомненно, что если бы они в каком-нибудь 1999 году навестили кабинет Калашникова (был такой министр труда и соцразвития, если кто забыл) или ту же общественную приемную, а прокуратура их «закрыла» и принялась сажать, вой стоял бы только в маргинальных левых газетах. Те же Зюганов с Мельниковым сами бы публично нипочем не стали заступаться, в лучшем случае выставив вместо себя какого-нибудь Макашова. А либеральная и даже лево-либеральная публика в лице своих лучших представителей (в том числе Шендеровича) вовсю скулила бы о «коричневой угрозе», о «распоясавшихся фашЫстах», с которыми власть плохо борется.

И вот наш возвращенец узнал, что теперь нацболы — «герои сопротивления», их сидельцев называют «декабристами», им адвокатствуют не только лидеры КПРФ, но и Рогозин, вроде бы некогда командир «президентского спецназа», и практически вся либеральная тусовка, самым горластым представителем которой оказался Каспаров, вроде бы шахматист. Сюр какой-то:

На самом деле все очень просто.

1. В конце прошлого года на Украине кризис соревновательной олигархии, крайне обостренный президентскими выборами, завершился «оранжевой революцией». Под нажимом оппозиционных лидеров во главе с экс-премьером Ющенко президент Кучма согласился отменить итоги выборов, на которых победил его якобы наследник Янукович, а также лишил того всяческой поддержки. В обмен «оранжевые» пообещали проголосовать в парламенте за конституционную реформу, представляющую, по сути, отложенную на определенный срок политическую кастрацию президента.

Оппозиция опиралась на поддержку зарубежных правительственных и неправительственных структур и грамотно организованные протестные выступления, кульминацией которых стал т.н. «Майдан» — многодневное народное гуляние в центре Киева, разбавленное акциями ненасильственного сопротивления. Самое активное участие в «Майдане» приняла молодежь как вовлеченная в процесс «деланья истории» умелой пропагандой, так и заранее мобилизованная и обученная через специальные проекты. Только и разговоров было про молодежную организацию «ПОРА». Потом все узнали, что их даже две — т.н. «Черная» и «Желтая».

Все слово сдержали. Было проведено переголосование второго тура («третий тур») и Ющенко стал президентом. Далее начался такой цирк с конями, что Кучме с Лазаренко остается только нервно покурить в тамбуре. Украина на глазах скатывается чуть ли не к конфликтной олигархии, а выборы в Раду явно пройдут не менее весело, чем президентские.

Но в январе, во-первых, перспектива этого цирка была не всем очевидна не только на Украине, но и в России. Во-вторых, среди тех, кто последствия представлял, было много тех, кто спит и видит как раз такой же цирк в нашей стране. Для одних это шанс «подняться», для других — вернуться и вернуть.

Составная часть «майданного» опыта, как уже сказано, равно как и опыта прежних «революций» (в Сербии и Грузии) — это именно «молодежка». Более того, считается, и в общем не без оснований, что без нее «революции» не сделать. Нужен понятный образ обновления, а что его лучше создаст, как не толпа персиковых мальчиков и девочек, требующих перемен? Естественно, что одной из тактических задач «партии революции» стало привлечение молодежи под свои знамена.

Однако наивно считать, что все дело в одних только политтехнологиях, которыми «зомбируют» молодежь. Разумеется, технологии вовсю используются, без них никак. Но настоящая проблема в том, что молодежное поле, что называется, готово и ждет пахаря, который пройдется по нему плугом и бросит зерна. Как я уже писал, между революцией и «самореволюцией» на постсоветском пространстве выросла пара поколений, по известной причине незнакомых с печальным опытом «народных фронтов», массовых митингов и т. п. В этом смысле эти поколения начисто лишены соответствующего иммунитета. Протестные настроения распространены как среди более-менее благополучной части молодежи — они недовольны недостатком каналов социальной мобильности либо просто «бесятся с жиру» — тема, хорошо известная с 1968 года, так и, разумеется, среди тех, кто родился и рос в нищете и беспросветности, но не оскотинился и жаждет «пробиться». Но в каком-нибудь 1994 году молодежные политические проекты не имели никаких перспектив, а сейчас все иначе. Протест легко канализировать и политизировать педократическими лозунгами. Обмануть молодых нетрудно, ведь они сами рады. С песнями пойдут.

2. Политика — это рынок, есть спрос, значит, будет и предложение. И вот «лимоновцы» сделали удачную заявку на грант, точнее оферту (даже не дожидаясь полной и окончательной победы «Майдана»), захватив приемную администрации. Впрочем, никаких нацболов не напасешься, если сдавать их в тюрьму по несколько десятков за раз, и вскоре НБП вернулась к старой тактике «индивидуального» хулиганства. Знающие люди добавляют, что, мол, оферта акцептована, есть контракт. Активизировался и «Авангард коммунистической молодежи» (АКМ) Удальцова — исторически молодежный придаток анпиловской «Трудовой России», отколовшийся и позже взятый под опеку Пономаревым и компанией в рамках фантомного «Молодежного левого фронта» (МЛФ). Есть мнение, что АКМ гложет комплекс «младшего брата» НБП, но силенок и драйва все равно не хватает.

На «демократическом» (т.е. лево-либеральном и право-либеральном) участке один за другим заявились на продажу сразу несколько молодежных проектов. Какие-то уже существовали к тому времени, прозябая и пробавляясь мелким пакостничеством, какие-то специально создавались под «русский Майдан». Это «Идущие без Путина», «Русская ПОРА», «Мы», «Стоп-кран» и т. п. Большинство из них состояли лишь из предприимчивых основателей и нескольких их друзей-приятелей. Они наряжались в оранжевое, ездили в Киев «принимать эстафету», раздавали интервью, в которых клялись в любви Касьянову и Ходорковскому, и вообще всячески старались привлечь к себе внимание. Но пена быстро схлынула, и на поверхности остался фактически лишь один Яшин, слепивший вместе с более опытными товарищами на основе «Московского молодежного «Яблока» пока вполне востребованный проект «Оборона». Последним, правда, фактически со второго запуска, стартовал «Союз молодежи «За Родину!» — молодежный дивизион «рогозинцев». По времени это близко совпало с показушным переходом «Родины» в якобы непримиримую оппозицию.

Собственно, создание или переформатирование этих структур и их презентация публике зимой-весной и дали повод говорить о baby — boom’e в российской политике. Это действительно было свежим веянием и вполне справедливо привлекло к себе внимание СМИ и экспертов.

Но «Майдан» не разбудил российскую молодежь, как часто ошибочно утверждают. Успех «Майдана» создал спрос на проекты по «революционному» окучиванию молодежи, которая сама была уже давно готова к этому. И немедленно нашлись те, кто взялся его удовлетворять.

Поскольку все затачиваются под одну задачу — «революцию», программа-максимум которой состоит в недопущении переизбрания Путина или передачи власти его преемнику, то идеологические различия перестают играть сколь-либо содержательную роль. Но если лидеры «взрослых» партий связаны своим традиционным позиционированием и могут публично позволить себе только осторожное тактическое сотрудничество, то с молодежью проще. Что с нее взять? Поэтому совместные акции юных леваков и либералов едва ли не прямо поощряются. Это не говоря о коллективной истерике в защиту «декабристов». «Младородинцы» пытались даже объединить под своей эгидой НБП, АКМ и «Оборону» в «Лигу объединенной молодежи» (ЛОМ), но ясно, что далеко не все захотят в нее вступать, ведь это в том числе означает и хотя бы частичную централизацию финансирования и PR.

Желающие легко найдут в Интернете сведения, что в НБП вкладывает Березовский, а в финансировании «Обороны» участвует Невзлин и некие западные структуры, и т. д. Не так уж важно, что именно эти или другие инвестируют в названные проекты. Важно, что инвестируют. До сих пор вложения были незначительны, что и сказывается на результате. По состоянию на начало лета успехи весьма невелики. Посмотрим, что нам предъявят в ближайшие месяцы, подозреваю, что ничего выдающегося. Объявлено, правда, о замысле устроить в декабре «Майдан» по случаю выборов в Мосгордуму. Причем и «оборонцами», и «младородинцами». Деньги под это, конечно, выделят, но вряд ли большие, посредники и организаторы отложат себе положенные «дольки», а оставшегося хватит, чтобы собрать «майданчик» (не «Майдан»). Но там же не отмена итогов выборов будет реально важна, а картинка для телевизора. Мол, мы есть, мы работаем, в 2008 году обязательно вздуем «гэбню», а сейчас, дядя, нам надо еще денег, ведь скоро Новый год:

Теперь о грустном. На месте молодежных вожаков я бы всерьез опасался своих старших товарищей, особенно тех, кто сейчас проживает далеко за пределами страны и славен полным отсутствием комплексов. Режим же должен быть кровавым, причем тупо кровавым, и один из наиболее очевидных способов демонстрации этого — ликвидация какого-нибудь раскрученного оппозиционного деятеля. Вот де смотрите, Путин-Сечин-Сурков перешли к террору (вариант: потеряли контроль над своими боевиками, тут и активно демонизируемые «Вася-Киллер» с «Копилкой» пригодятся как нельзя лучше). А главное, что в принципе нужны «мученики». Кто-то из «взрослых» здесь, конечно, больше подошел бы, но они либо нужны «революции» живыми, либо держат охранников, постоянно на людях — т. е. возиться, если что, придется много, и нет гарантий. Молодым же пожертвовать легче, затрат и риска меньше. А истерику можно раскрутить почище, чем с делом Гонгадзе. Так что кого-то из тех, кто сейчас пытается активно нагуливать политический вес, мысля впереди большую карьеру или «героическую борьбу», могут счесть уже вполне все, что надо, нагулявшим. Типа, пора, ПОРА кабанчика колоть: Обидно ему будет, но что делать?.. «Революция» может пожрать своих детей, как говориться, и авансом.

3. Если на той же Украине медведчуки-януковичи упустили молодежь, фактически сдали ее «оранжевым» без боя, то в России в полном соответствии с советом старика фон Бисмарка на их ошибках поучились. Причем власть дала даже не симметричный ответ, а асимметричный. Пока «революционеры» лишь изредка выводят по несколько сотен активистов (а больше у них просто нет), Якеменко провел ряд по-настоящему массовых акций.

Ругать «НАШИХ» и приписывать им все мыслимые пороки давно стало признаком хорошего тона у приличных людей. Да, есть за что ругать, да, там полно малообразованных, корыстных, развратных и далее по списку. Понятно, что этот проект так же циничен по своей задумке и исполнению, как и «революционные», что никто «НАШИМ» никакую страну не отдаст, во всяком случае, в элиту призовут лишь некоторых из них, тех, кто пройдет не только «комиссарскую» школу, но и много что еще.

Однако, положа руку на сердце, как представитель «партии стабильности», я уверен, что если бы Кремль отдал молодежь «революционерам» или бы только прессовал их политические предприятия, было бы гораздо хуже. И для «партии стабильности», и для страны в целом.

«НАШИ» — это попытка перехватывать «революционные» технологии и повестку «обновления». Поэтому всем тем, кто умничает, что, мол, нацболы и «оборонцы» — это отвратительно, но и питомцы Якеменко ничем не лучше, и чума на оба их дома, можно ответить, что да, особо ничем не лучше, но представьте приватизацию «молодежки» Лимоновым, Пономаревым, Яшиным, их коллегами и спонсорами: «НАШИ» нужны, раз пошла такая пьянка.

Еще менее конструктивно предаваться иллюзиям, что те же «лимоновцы» де «настоящие», а «НАШИ» — всего лишь стадо недорого купленных или согнанных административным путем ягнят. Те и другие, еще раз повторюсь, ПРОЕКТЫ, и те и другие стараются технологически вычерпывать из молодежных масс неудовлетворенных, но толковых и готовых к действию. Тех и других финансируют под совершенно конкретные цели, которые далеки от официально декларируемых и до простых активистов не доводятся. В голове у рядового нацбола не меньшая идеологическая каша, чем у среднестатистического воспитанника селигерского лагеря. И среди «революционной» молодежи, и среди «охранительской» примерно равная доля «идейных борцов» или просто искренних романтиков, как и циничных прохвостов.

Кстати, подобно тому, как какие-нибудь Лимонов с «Абелем» выкатили оферту верхушке «партии революции», другие жулики побежали на Старую площадь и в Кремль с «охранительскими» проектами. Но даже те из них, что были запущены в демонстрационном режиме, например «Всеобщая альтерглобалистская лига» (ВАЛ) или «Россия молодая», особого энтузиазма в администрации президента не вызвали. Не развивают и «Молодежное Единство». Насколько можно судить, сейчас это добро подзаморожено до лучших (худших?) времен. К кормушке подпущены только дугинские «опричники» («Евразийский союз молодежи», ЕСМ), которым поручено окучивать потенциальных нацболов, а также националистическую молодежь из Татарии, Башкирии и т. д. Дело хорошее, но Дугин и компания явно не справятся, организаторских талантов за ними никогда не водилось. Очевидно, что молодежь, настроенная не лоялистски, но антиреволюционно, нуждается в чем-то более достойном, нежели «опричный» паноптикум.

Зато, похоже, всерьез купилась московская мэрия, об «антиоранжевых» начинаниях которой — движении «Гражданская смена» и пр. — еще летом писала пресса. Завел себе молодежь и спикер Совфеда Миронов, при его «Партии ЖИЗНИ» пытается раскручиваться «Энергия жизни». Хотя вот из последних точно никакого толка не будет, даже пиаровского, «Партия ЖИЗНИ» мертвая и ее никакими молодильными яблоками не оживить.

4. Кремль, как персонаж Kill Bill, должен был отреагировать и отреагировал. Создание «НАШИХ», PR -атаки на «революционеров» и пр. — это реактивность, подготовка к вчерашней войне и участие в ней. Бывает, что и так побеждают или хотя бы ничего не проигрывают, никто не спорит. Но по-настоящему побеждает и прокладывает себе дорогу в будущее не тот, кто осваивает чужую технику и эффективно отбивает удары, а кто придумывает новую, т. е. в данном случае новые технологии, идеи, способы, заставляя уже своего противника реагировать или сразу расписываться в поражении.

Применительно к молодежным, да и вообще любым общественно-политическим проектам нужно заранее самим задавать спрос, не дожидаясь, пока он возникнет под воздействием деструктивных внешних факторов, как произошло после серии «революций».

Вообще, представляется совершенно ненормальной ситуация, когда тема «молодежь и политика» оказалась едва ли не полностью приватизированной несколькими «революционными» и «охранительскими» проектами, к которым прилагается всякая дичь вроде «скинхедов» и футбольных фанатов. По крайней мере, в медийном пространстве это, несомненно, так. Предлагается наблюдать за маневрами нескольких кучек оборванцев, утверждающих, что они борются с «диктатурой», и выставленными против них полками «НАШИХ» и «опричников». Если копнуть чуть глубже, то станет ясно, что вся деятельность на молодежной «поляне» ограничивается заигрываниями и манипуляциями той частью молодежи, у которой нет ничего или почти ничего, и при этом никто не интересуется людьми чуть постарше, но все равно еще по всем меркам молодыми, уже достигшими чего-то.

Естественно, я не делю молодежь только на эти две группы, ее структура гораздо сложнее. Просто речь сейчас пойдет об одной конкретной группе.

В России во время Путина (2000−2005 гг.) выросла и окрепла прослойка молодых и относительно молодых людей (в возрастном диапазоне примерно между 25−33 годами), которая добилась успеха. Кто-то сумел раскрутить бизнес (некоторые вплоть до того, что стали миллионерами), кто-то сделал карьеру на государственной службе или в частных структурах, кто-то добился признания в некой творческой профессии и т. д. Их уровень жизни в целом выше среднего по стране или хотя бы соответствует ему, что уже немалое достижение, учитывая возраст. Можно их называть «российскими яппи», «молодым средним классом» и еще много как, но все эти определения будут неполными, неадекватными. Я предпочитаю «путинское поколение», оно еще более размытое, но зато отражает временной отрезок, на который пришелся взлет. А это довольно существенно.

Приблизительную численность этой прослойки пусть подсчитывают социологи, но и без них ясно, что относительно всего населения страны она незначительна. Однако эта незначительная часть чрезвычайно деятельна, активна, о них действительно можно сказать, что им принадлежит будущее, — хотя бы только потому, что им уже в определенной степени принадлежит настоящее.

Среди интеллектуальной публики, традиционно склонной к левачеству, «путинское поколение» принято презирать или вышучивать за их карьеризм, «потреблятство», показную тягу к «культурке» и туризму. Средний корпоративный клерк или владелец салона по продаже сотовых телефонов — действительно нередко весьма гротескный персонаж. Но еще потешнее может выглядеть бичующий его молодой «интеллектуал», особенно если он начал более-менее прилично жить именно в путинскую пятилетку и посещает те же супермаркеты и кинотеатры, ездит отдыхать в Турцию или Египет, осваивает потребительское кредитование. Т. е. тот, кто «брата Колю» не узнает, и узнавать категорически не хочет.

Но речь не об этом. Понятно, что своим благополучием «путинское поколение» обязано не только и не столько политике власти, сколько нефтяным ценам. Разумеется, будучи «потребителями стабильности», не все из них ценят эту стабильность, порой уподобляясь крыловской свинье под дубом, а уж тем более не считают Путина «отцом родным». Тем более эту публику невозможно подписать на участие в каких-то уличных акциях, да и голосуют они плоховато. Если кто из них и принадлежит к «партии стабильности», то обычно только в силу должностного положения, клановой принадлежности и т. п.

С другой стороны, совсем деполитизированными их все же не назовешь, внутренне большинство, как представляется, все же тяготеет к лояльности. Кое-кто успел в первой половине 1990-х гг. испытать левацкий или либеральный соблазн, даже, может, на митинги побегал, поорал, отголосовал свое за коммунистов или за «Выбор России», а потом поумнел и стал соображать.

Им предстоит создавать «путинский миф», т. е. рассказывать детям, внукам и пр., что «при Путине было хорошо». Хотя в целом при Путине было (есть) отнюдь не «хорошо», а просто лучше, чем при Ельцине, непосредственно у них все именно хорошо, лучше, чем когда-либо было и будет. Советскую систему они или не застали вообще, или застали в момент полной деградации и стремительного разрушения (в отличие от людей среднего возраста). В 1990-е гг. еще не оперились. Зато «нулевые» стали их временем. Временем, когда не только молоды, здоровы и полны сил, но и успешны. Даже если в дальнейшем у них все будет в жизни хорошо, именно это время, как и положено, будет вспоминаться как самое лучшее. Молодость же уйдет.

Это все потом. Но отнюдь не факт, что для них не найдется задач уже сейчас. Они также могут и должны быть мобилизованы против известной угрозы. Но, разумеется, не непосредственно, как те же «НАШИ», а опосредованно, причем соответствующие проекты могут быть даже лучше, если будут неполитическими. Смысл в том, чтобы привлечь как можно больше представителей «путинского поколения» в «партию стабильности» в качестве более-менее сознательных активистов. Нужна некая консолидация их распыленного на локальном уровне морального и материального ресурса для — будем прямо говорить — агитации за стабильность и противостояния «революционной» пропаганде.

Большая часть «пехоты» и «офицеров» действующих молодежных проектов рекрутирована пафосом какой-нибудь зажигательной идеи или просто нанята. Однако тон среди них задают все же не просто идейные и не просто наемники, а заинтересованные в том, чтобы подняться в жизни, сделать карьеру. Карьера профессионального уличного «революционера» или профессионального «охранителя» — тоже карьера (из Яшина вполне может новый Лев Пономарев получится). Для них актуальна тема вертикальной мобильности. Когда заходит речь о «молодежной политике» в социально-бюрократическом контексте, то озвучивается уже традиционный набор, состоящий из доступного образования, жилья для молодых семей, проблем призыва на военную службу, трудоустройства и т. п.

Совершенно очевидно, что у «путинского поколения» давно решены проблемы с жильем и трудоустройством, а мобильность для него актуальна не только вертикальная, но и горизонтальная. Сейчас, например, процесс перехода от чистого бизнеса к совмещению бизнеса и власти (депутатство, мэрство, чиновничья должность) более-менее контролируется. Но в целом он никак не организован и не отрегулирован, что оборачивается, как ни банально это звучит, победами на выборах или покупкой должностей людьми, категорически не способными ни к какой созидательной деятельности. Довелось тут насмотреться на таких в ходе муниципальных кампаний в Подмосковье: А между тем резерв для обновления кадров есть среди «путинского поколения», есть уже вполне готовые люди, только никто с ними не работает. «Единая Россия» с этой задачей пока справиться не может. И мест в ней по-любому не хватит для всех, да и тем более далеко не все готовы в нее идти, равно как и в любую другую партию. Вряд ли здесь вообще нужна партия. Сеть квазиэлитных клубов и обществ, своего рода «масонерия», вероятно, больше бы подошла. Всяких подобных инициатив снизу, да и сверху за минувшие 15 лет были десятки, но всерьез никто во власти за это дело не брался. А зря. Уверен, дело удалось бы запустить с пол-оборота.

Я уж не говорю о том, что никто не занимается пропагандой, целенаправленно рассчитанной на «путинское поколение». Хотя его «патриотизация» давно стихийно идет и нуждается в переводе на качественно иной уровень.

Объяви Кремль, что на клубы и общества, на пропагандистские, а также «просветительские» проекты есть спрос с его стороны, со всех концов бы предложения понесли, и что-то приличное бы среди них нашлось.

И вот я думаю сейчас: а если тот путешественник, которого мы вообразили себе в самом начале, уехал бы еще на полгода, а то и на год: За это время и Мосгордуму отвыбирают, и Раду новую на Украине. И когда он вернется, будет ли продолжаться baby-boom, запущенный прошлогодним «оранжадом»?

Лично я уверен, что еще будет. Хотя очень бы хотел оказаться неправым.

http://www.contr-tv.ru/common/1327/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru