Русская линия
Православие.Ru Василий Писаревский26.09.2005 

Современная икона: новое «прочтение» древности
Заметки с выставки «Религио Галарiа. Современное церковное искусство»

Как это ни парадоксально, но еще недавно понятие «современное церковное искусство» в нашем общественном сознании вообще не существовало.

Но вот, вслед за празднованием 1000-летия крещения Руси, начинают происходить значимые перемены: в интерьерах соборов и экспозиционных залах «поселяются» произведения, созданные талантом и руками наших современников. Иконы и многое другое, необходимое для богослужения, что ранее сокровенно творилось в мастерских, высшей волею выходят в пространство реального церковного бытия.

«Это моё и уже не моё…»

Каковы же тенденции современного церковного искусства? В чем заключается новое «прочтение» древности — этого сложного, но закономерного живого творческого процесса в рамках православного канона? На эти актуальные процессы попыталась ответить выставка, устроенная в Центральном доме художника на Крымском валу, которая так и называлась: «Религио Галарiа. Современное церковное искусство».

Сердечную благодарность устроителям выставки выразил на ее открытии викарий Московской епархии, архиепископ Истринский Арсений.

— Время течет неумолимо, и вот уже почти полтора десятилетия мы живем в совершенно новых социально-общественных условиях, — отметил он. — Да, не каждый художник смог найти себя в это трудное время, но тот, кто нашел, сумел проявить дар, данный ему Господом. Кто-то стал иконописцем, у кого-то проявился талант в резьбе по дереву, ювелирном искусстве, художественном шитье… Все дары дает нам наш Творец, но человек — образ и подобие Божие и в какой-то мере тоже творец. И пытаясь отблагодарить своего Создателя, служа Ему этими своими дарами, развивая и приумножая их, православный художник приносит плоды своего творчества Церкви.

У всех народов мы видим: всё самое лучшее, в том числе в области культуры и искусства, ниспослано Богом. И сегодня мы находим этому подтверждение на данной выставке. Пусть она не многолюдна, но здесь представлены образцы современного церковного искусства из многих уголков России. Через много лет, когда головы авторов этих работ покроют седины, они взглянут на свое творчество уже по-другому: это моё и в то же время уже не моё, ибо стало частью церковной жизни, а значит — принадлежит всей Церкви. Дай Бог, — заключил архиепископ Арсений, — чтобы выставленные здесь предметы не только обрели любовь и благодарность наших современников, но и были увековечены в памяти наших потомков.

Монументальная мозаика и икона, драгоценная церковная утварь и лицевое шитье, резьба по дереву в виде церковных образов и храмовых крестов, многочисленные предметы личного благочестия в бронзе, серебре, золоте, кости и даже фрагменты хрустального иконостаса — вот далеко не полный перечень того, что было размещено в залах экспозиции.

Признанные центры иконного и ювелирного искусства (Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург, Великий Новгород и другие) соседствовали с мастерскими, которые, возможно, еще не на слуху у многих, но уже занимают ведущие позиции в своих сферах — это московская «Кавида-К» (художественное литье из латуни и серебра); екатеринбургские ювелиры, освоившие производство предметов церковного искусства принципиально новыми технологическими методами, например, гальванопластикой; резчики по дереву из города Щигры Курской епархии, изготавливающие изумительные резные иконостасы, киоты, престолы; дятьковские мастера, создающие иконы из хрусталя, стекла, керамики…

По вере и молитве

Что главное для современных мастеров в их работе? Наверное, у каждого свой ответ на этот вопрос, а духовная основа — одна, точно выраженная в словах апостола Павла: «Всё, что делаете, делайте от души, как для Господа…» (Кол. 3, 23−24).

— Для меня важно понять и передать то глубокое духовное содержание, которое характерно для древних православных святынь, — говорит руководитель «Мастерских Юрия Федорова», где создаются предметы церковного ювелирного искусства — нагрудные кресты и иконки, мощевики и складни. Кстати, рождение каждого образца предваряет большая исследовательская работа в области церковной археологии. Сам Юрий Федоров — автор книги «Образ креста», которая стала учебником по ставрографии внутри Церкви и полезным пособием для церковных художников.

— Наши произведения, конечно, не являются безусловной копией конкретных исторических памятников, — поясняет он. — Искусное исполнение и даже богатое духовное содержание еще не делают ювелирное изделие святыней, а только способствуют этому. Тот духовный заряд, который нескончаемо излучают древние священные предметы, нерукотоворен. Это Благодать Божия, которая дается человеку по его вере и молитве. Чтобы изделия нашей мастерской выполнили свое призвание, необходимо их церковное освящение и молитвенная теплота людских сердец.

— Явить прежде всего духовный настрой в своих работах — главная задача нашей мастерской «Стезя», — рассказывают ее руководители Вячеслав и Вера Козловы, возродившие в поселке Красное-на-Волге народные ювелирные промыслы, которые веками существовали на древней Костромской земле. — Наши труды — не ради наживы, а ради состояния души. Сейчас наша мастерская участвует в восстановлении уникального памятника архитектуры ХVI века — красносельского Богоявленского храма.

Примечательно мнение о выставке крупного ученого, доктора искусствоведения, профессора истории и теории христианского искусства Анны Рындиной:

— Ее главная особенность — в необычайно широком охвате предметного мира литургического действа, предстающего как освященный традицией синтез. Вспомним определение священника Павла Флоренского: храмовое действо — это синтез искусств. А св. Симеон Солунский учил, что надо почтительно относиться к каждому предмету, созданному во имя Божие, ибо все эти предметы нас просвещают, освящают и побуждают больше любить Бога.

Очень важно, считает она, чтобы те, кто работает на благоукрашение церкви, всей душой принимали православную веру, знали и переживали богослужение, имели представление о богословии иконы. Лишь тогда можно правильно осознать смысл образа с его «надмирностью», духовной наполненностью, очищенностью от чувственного, житейского. Обязательно и знание многовекового опыта православного и шире — христианского искусства. Это открывает возможности нового «прочтения» древности, которое, соответствуя всем православным канонам, отражает сегодняшнее отношение художника и обогащает творческий процесс.

«Русская икона» и ее традиции

Лучшей иллюстрацией к этим словам искусствоведа стала, на наш взгляд, одна из работ, которая представлена Московским иконописным центром «Русская икона», действующим с 1992 года. Это икона «Святой прп. Андрей Рублев — иконописец в житии», воссоздающая величественную фигуру святого с написанной им иконой «Троица» в руках на фоне древнерусских храмов в окружении 16 клейм с эпизодами его жизни, смерти и прославления.

Нижеследующая беседа с Еленой Князевой — художественным руководителем центра (сайт центра: www.rusicon.ru) позволяет понять, на какие традиции опирается и каковы художественные ориентиры этой иконописной мастерской.

— Елена, расскажите, пожалуйста, по каким направлениям развивается ваш центр.

— Наша главная цель — это изучение, сохранение и развитие древнейших традиций Московских иконописных мастерских. Что и определяет широкое поле нашей деятельности: написание икон как для храмов, так и для домашней молитвы, обучение иконописи, реставрация старых икон и, конечно же, просвещение, участие в выставках. Например, мы участвовали в двух известных международных выставках — «Denkmal 2000» (Лейпциг, Германия) — по реставрации памятников и «Русская икона — традиции и современность» (Милан, Италия).

Нашей мастерской написаны иконы для Патриаршего подворья — храма Живоначальной Троицы в Орехово-Борисово в соответствии с его архитектурно-стилевыми и пространственными особенностями. Сейчас мы продолжаем работать для этого храма над образами размером 2,5×1,8 м. Это Покров Пресвятой Богородицы (планируется завершить к празднику 14 октября), икона Собор всех святых в земле Российской просиявших и икона Собор всех святых с образом храма Живоначальной Троицы, возведенного, как известно, в честь Тысячелетия крещения Руси.

— Поделитесь, пожалуйста, ближайшими планами мастерской.

— Мы приступили к написанию серии житийных икон новоканонизированных святых, то есть икон «с клеймами», изображающими эпизоды жития святого. Первой такой иконой как раз стала икона прп. Андрея Рублева, далее планируем написать иконы св. Ксении Петербургской, Матроны Московской, Царственных Мучеников и многих других святых.

По нашим наблюдениям, сейчас явно недостаточно житийных икон, особенно новопрославленных святых. Многие дети, родившиеся после Архиерейского Собора 2000 года, прославившего сонм Новомучеников (сейчас их число уже более 1500), названы в честь новопрославленных святых. Думаю, что актуальность написания икон Новомучеников, чтобы они были в каждой православной семье, трудно переоценить.

Что касается житийной иконы, то она, прежде всего, должна отражать то время, в которое жил святой, те реалии, которые его окружали. Но зачастую о новомученике известно немного сведений, приходится их собирать по крупицам. Еще одна проблема, с которой часто приходится сталкиваться в современной иконописи: при создании образа новомученика часто просто копируют его фотографию. Икона же представляет собой личность преображенного во Христе человека, поэтому фотография может служить лишь первоначальным источником, из которого затем выделяется и воссоздается иконичный образ.

Иконы должен писать человек, не просто обладающий общим художественным образованием, так сказать, «профессиональной сноровкой», но, прежде всего, живущий духовной жизнью. У иконописца должен быть свой духовник; перед написанием святого образа иконописцы постятся, исповедаются, причащаются. Завершает свой труд иконописец также молитвой. Перед написанием житийной иконы прп. Андрея Рублева, о которой уже упоминалось, я представила эскиз Патриарху. Святейший его подкорректировал и благословил.

— Какие традиции иконопочитания Вы возрождаете и приносите в современные православные российские семьи?

— Очевидно, в каждой православной семье должен быть «красный угол». Это древняя русская традиция: войдя в жилище, гость должен был сразу же «перекрестить лоб», молитвенно обращаясь к образам в красном углу. Эту традицию, конечно же, нужно возрождать. Подумайте сами: ведь не на телевизор будет креститься человек, войдя в дом к себе, к своим друзьям и знакомым.

Следующий шаг — создание домашнего иконостаса. Безусловно, сейчас достаточно трудно воссоздать обстановку XIV века, когда у многих были свои моленные. Но создать свой домашний иконостас возможно и сегодня. В него входят образы Богородицы, Спасителя, Ангела — Хранителя, святых покровителей членов семьи, любимых святых, икон, привезенных из паломничества по святым местам. Часто мы пишем для домашнего иконостаса иконы святых, имеющих особую благодать помогать в различных нуждах. К примеру, икону прп. Сергия Радонежского — скорого помощника в учебе или свт. Николая Чудотворца, который особо чтится на Руси и является покровителем путешествующих.

И еще. В создании домашнего иконостаса очень важна преемственность — дети должны знать, что, к примеру, вот эти образа Спасителя и Богоматери — венчальные иконы их родителей и со временем они перейдут к ним, когда молодые будут создавать свою семью.

Отдельно нужно сказать и о традиции написания мерных икон. Мерная икона пишется по «мере роста» новорожденного младенца, на ней изображается его святой покровитель, часто с предстоящими тезоименитыми святыми родителей. Иногда на оборотной стороне такой иконы пишется Ангел — Хранитель. Часто на ней изображают также образ Богоматери, который относится к ближайшему дню после рождения ребенка.

Мерная икона сопровождает ребенка всю его жизнь как благословение родителей, она постоянно находится в домашнем иконостасе. А представьте себе, когда в домашнем иконостасе находятся мерные иконы вашего прадеда и прабабушки — это создает чувство укорененности в православной традиции, это неотъемлемая часть православной культуры.

В нашем центре пишутся также «четырехчастные» иконы. Дело в том, что современная семья, к сожалению, малочисленна. В ней, в отличие даже от XIX века, — не шесть-восемь детей, а хорошо, если два ребенка. На четырехчастной иконе изображаются святые покровители родителей и детей или, как уже упоминалось, иконы Богоматери, память которых православная Церковь отмечает в ближайшие, после дня рождения каждого из членов семьи, дни…

С чувством приобщенности к духовному богатству Русской Православной Церкви покидаешь эту выставку. И с надеждой — чтобы современное церковное искусство все больше входило и в храмы, и в наши дома.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/50 926 110 247


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru