Русская линия
Новая политика Сергей Миронов26.09.2005 

Жизненная стратегия России в XXI веке
Выступление Сергея Миронова на открытом заседании Общенационального совета Российской партии ЖИЗНИ, посвященного обсуждению проекта «Концепции демографической политики России в ХХI веке» 23 сентября 2005 года

Уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Сегодня на повестке дня — идеологические вопросы деятельности партии ЖИЗНИ. По нашему предложению группа известных ученых-демографов подготовила аналитический доклад, который может лечь в основу демографической политики партии. Как вы знаете, идеи политической демографии заложены в программные установки нашей партии и обсуждаются нами уже три года.

В целом выводы рабочей группы неутешительны: если откладывать системные изменения в государственной социальной политике на 2010 или 2015 годы, то уже к середине столетия мы придем к катастрофе. У нас нет времени ждать.

Политическая демография

Предваряя дискуссию, я хочу обратить ваше внимание на то, что представленный доклад открыт для дополнений. Все конструктивные предложения будут нами внимательно рассмотрены. 5 октября в Президент-Отеле состоится «круглый стол» «Демография и качество жизни» с участием представителей ряда политических партий, общественных организаций и научных кругов.

Сегодня проблемы демографии стали актуальными для самых разных сфер общественной жизни.

Медики говорят о том, что если в здравоохранении уже сегодня не произойдут серьезные изменения, то к следующей переписи мы многих не досчитаемся.

Социологи фиксируют беспрецедентное по своим масштабам и глубине социальное расслоение общества, и потерю многими людьми жизненных перспектив, что также ведет к депопуляции.

Экологи говорят о том, что более половины населения России сейчас проживает в крайне неблагоприятной экологической обстановке, что женщины не будут рожать детей в больной окружающей среде.

Психологи фиксируют дефицит общения, страхи и пессимизм, антигуманную эстетику массовой культуры, лишенную жизнеутверждающего смысла, что сокращает потребность иметь детей.

Педагоги озабочены проблемами самореализации человека, что самым непосредственным образом влияет на репродуктивные установки семьи.

Этот перечень можно продолжить. Но в этом нет необходимости, дискуссия впереди, здесь в зале присутствуют политики, специалисты многих областей знаний, и они вряд ли пропустят что-либо существенное.

Как процессы депопуляции отражаются в обществе? Не думаю, что, как утверждают некоторые демографы, общественное мнение страны находится в плену инфантильных, невежественных в демографическом смысле, представлений о реальном положении дел. Речь не о том, что поняты или не поняты какие-то цифры. Пересекающиеся кривые роста смертности и снижения рождаемости — пресловутый «русский крест» — говорит сам за себя. Проблема общества в другом: оно не воспринимает сложившуюся демографическую ситуацию как исторический вызов.

И еще. В общественном сознании весь негатив переносится на отдаленное будущее, тогда как следствия демографического кризиса давно уже преследуют нас.

За колонками цифр очень трудно увидеть две действительно серьезные проблемы общественного восприятия демографических процессов.

Первая проблема — это постоянная готовность наших людей к самому худшему. Здесь я хочу сказать только одно: нет, еще не все потеряно. Демографические установки на то, чтобы создать семью с двумя-тремя детьми — не утрачены. И те причины, по которым такие установки пока не реализуется, можно устранить. Для этого потребуется ясно выраженная политическая воля со стороны власти, и воля к жизни самого народа. Сама история говорит: нам нет равных в мобилизационном потенциале развития!

Но есть и вторая проблема, полностью противоположная первой. Я имею в виду распространенность ложного оптимизма: дескать, по мере роста уровня жизни все само собой отрегулируется, женщины нарожают детей, куда им деться. А если не нарожают?

Не беда! Уменьшится скученность в городах, ослабнет нагрузка на экологию. На всю страну прозвучало мнение одного из чиновников высшего ранга, что ради экономического роста России совершенно достаточно оставить половину нынешней численности населения. Иногда доходит до анекдотов: всерьез утверждают, что низкая рождаемость — это признак высокого уровня жизни. (Тогда в России это единственный безусловный признак благополучия!)

Надо признать, что система государственного управления не только с запаздыванием осознает проблему депопуляции, но из-за временного шага откладывает необходимые решения «на потом». Губернаторы и главы администраций часто запрашивают демографические прогнозы на три-четыре года, т. е. на срок своих полномочий.

Между тем, с момента активизации демографической политики до прекращения убыли населения могут пройти десятки лет.

В этой связи хочу подчеркнуть, что политические партии, разрабатывая программы, рассчитанные на длительную перспективу, должны содействовать тому, чтобы демографическая проблематика не перемещалась на периферию деятельности правительства. Именно так построена программа нашей партии. Российская партия ЖИЗНИ думает о будущем России.

Для России как многонационального государства сбережение населения не является только вопросом перспективы. Это вопрос жизни и смерти. Почему я допускаю столь резкую оценку? Если кто-то надеется, что в общей демографической яме народов России восторжествует принцип, блестяще сформулированный Булатом Окуджавой: «возьмемся за руки друзья, чтобы не пропасть по одиночке», то он глубоко ошибается! Депопуляция вполне вероятно породит тенденцию к автономии, к тому, чтобы «спасаться в одиночку». И это разорвет Россию на части!

Мы надеемся, что цифры демографических прогнозов, которые у вас на руках, станут возмутителями общественного спокойствия, будут будоражить общественное мнение, призывать общественность к действию. А значит призывать к действию и правительство! Демографическое будущее нашей страны создается сегодня. Завтра нам придется подчиниться неизбежности. И в этом наши демографы абсолютно правы. Мы находимся в опасной близости от той, последней, черты, за которой процессы депопуляции примут необратимый характер.

Надо четко осознать: депопуляция — это глобальная угроза N 1 для нашего государства, нашей культуры и цивилизации. С точки зрения демографии нет большой разницы между гражданской войной, включая коллективизацию, Великой Отечественной войной и концом ХХ века. Это три почти равноценные по глубине демографические ямы. Перед угрозой депопуляции меркнут все остальные проблемы страны.

Демографический кризис имеет три составляющие: рождаемость, смертность, миграция. Но политически этот кризис может быть представлен следующим образом: позиция общества, ответственность власти, экономические возможности.

Сначала об обществе. Вряд ли общество сможет обеспечить нормальный процесс воспроизводства народонаселения, если у него нет внятных целей развития и идеалов, поддерживаемых большинством. Если одна из самых значимых идей русской мысли и русского духа — социальная справедливость, то можно ли говорить о демографии в нынешних условиях расслоения и размежевания российского общества? То, что женщины не хотят рожать детей, а мужчины служить в армии — это явления одного порядка. Иными словами, в духовно и психологически ущербном обществе проблемы рождаемости не решить.

Часто матери задают политикам вопрос: «Что будет с нами и со страной?» «В какое будущее нам рожать детей?» Бывают и такие вопросы: «Неужели россияне стали настолько неугодны остальному миру, что нас просто сживают со света?» Что тут ответить? Никто не подталкивает нас к вымиранию, мы сами даем повод всяким недругам говорить о том, что, цитирую политический пасквиль, «проблемы с Россией исчезнут уже в этом веке, вместе с русскими». Не дождутся!

Нашему государству, нашему обществу нужен образ будущего: конкретный, ясный, впечатляющий, направленный на развитие, когда на первом месте стоит жизнь, солидарность, сотрудничество и взаимная поддержка людей.

Без этого никакие серьезные изменения в демографическом состоянии страны не произойдут.

Теперь о государстве. Инерционность демографических процессов не означает инерционности государственной демографической политики.

Наше общество в течение 90-х годов старательно избавлялось от опеки государства, от его вмешательства в частную жизнь людей. Оно и не вмешивается. 15 лет у России вообще не было никакой демографической политики. И хотя в 1996 году указом Президента Российской Федерации были утверждены «Основные направления государственной семейной политики», а в 2001 году была принята «Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года», дальше слов дело не пошло. Эти документы никто не конкретизировал. Страна жила текущими делами и сиюминутными интересами, часто понятыми превратно. Демографические процессы складывались стихийно под влиянием незрелого экономического уклада, агрессивной массовой культуры, пропаганды свободы потребления. Возникли устойчивые социальные процессы, поощряющие — идеологически, материально и духовно — несемейный образ мысли и внесемейный образ жизни.

С нарастающим чувством тревоги Президент России Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию в этом году уделил демографии больше внимания, чем во всех предыдущих посланиях вместе взятых.

Президент выделил основные направления демографической политики: это борьба с высоким уровнем смертности, повышение престижа материнства и отцовства, создание условий, благоприятствующих рождению и воспитанию детей, а также упорядочение миграции.

В современном мире демографическими процессами можно и нужно управлять. Демографическое будущее — это результат сложнейшего процесса социального конструирования. Да, можно согласиться с тем, что современное высокоразвитое государство само провоцирует процессы депопуляции. Но общество обязывает это же государство работать на противоположную тенденцию. И оно не вправе переложить это бремя ни на кого другого.

С точки зрения политика, демография — это искусство населять и расселять, искусство управлять численностью населения, как в целом по стране, так и по отдельным ее регионам.

В условиях депопуляции сбережение населения становится главным критерием оценки успеха в любой из сфер государственной и общественной деятельности.

Позиция партии:
решение демографических проблем
надо начинать с укрепления института семьи

Демографический кризис достиг той степени остроты, когда никакие отдельные рекомендации уже не смогут изменить что-либо по существу. Как утверждают разработчики доклада, «необходима демографическая и просемейная политика, обеспечивающая перефокусировку всего строя жизни нашего общества на интересы семьи с несколькими детьми».

Выбор нашей партии четок и ясен — это активная социально-демографическая и просемейная политика, экономическое, социальное и моральное стимулирование семьи. Укрепление семьи должно лечь в основу реальной, последовательной и сплачивающей жизненной стратегии российской нации.

Нашу партию никак нельзя обвинить в использовании демографической ситуации в конъюнктурных целях. Вспомним: партия ЖИЗНИ и возникла именно потому, что в течение 90-х годов демография превратилась из прикладной задачи в политическую проблему.

На первом съезде нашей партии был представлен доклад: «Жизненная стратегия человека в современной России», в котором мы проанализировали демографический кризис как духовную и экономическую проблему, непосредственно связанную с системой ценностей и материальными условиями жизни людей, а также как проблему государственного управления.

Но тогда, на первом съезде, мы говорили о сбережении народонаселения как об общегуманитарной задаче: жизнь как неотъемлемое право человека, сокращение людских потерь, обусловленных избыточной смертностью, сплочение всех политических сил на всеобщей платформе сохранения и поддержки жизни.

Сегодня мы идем дальше. Согласно программе нашей партии мы приступили к разработке жизненной стратегии общества, нации не только в гуманитарном контексте, но и в оценке реальной возможности мобилизовать материальные и духовно-нравственные ресурсы на повышение рождаемости, сокращение смертности, устранения из образа жизни всех депопуляционных перекосов. Это продолжение нашей экономической программы практических действий, в которой мы детально проанализировали экономический потенциал и возможности страны.

Многие отмечают, что социальная поддержка семьи в развитых странах не имела особого успеха. До сих пор рост семейного благополучия только сокращал рождаемость. Но это не означает, что и в России прямая социальная поддержка семьи ничего не даст.

Уровень и качество жизни семьи связаны с демографическими процессами очень сложно, и формальная логика здесь не всегда срабатывает. Известно, с какими трудностями российское общество адаптируется к рыночным отношениям. Я категорически не приемлю утверждение, что главной причиной этого являются, якобы, исконно присущие российскому обществу патерналистские ожидания. Российские граждане — не иждивенцы. Существуют совершенно реальные трудности превратить свой интеллектуальный и культурный капитал в собственность, доходы, зарплату. Только в России существует такая беспрецедентная для развитой страны категория населения как «работающие бедные». Проблемой оказывается прокормить и вырастить детей. И государство должно прийти людям на помощь, если оно ответственно перед будущим и располагает сегодня беспрецедентными финансовыми возможностями. А это сегодня именно так!

Кроме того, потребности средней российской семьи по своему уровню сопоставимы с потребностями семей среднего класса развитых стран. Но сегодня эта семья вынуждена отказывать себе во всем, чтобы сохранить детям здоровье и дать достойное образование. Поэтому состояние наших систем образования и здравоохранения, а также пресловутый жилищный вопрос, испортивший жизнь не одному поколению россиян, абсолютно анти-демографичны, а пособия на детей до сегодняшнего дня были просто оскорбительны.

Сделаю небольшое отступление. Порой игнорирование демографических ориентиров в социальной политике принимает вопиющий характер. В результате беспрецедентного передела собственности в экономической сфере в Москве, потеряно 1049 ведомственных детских садов. Ежегодно в бюджете отводятся средства на строительство детских дошкольных учреждений, в то время как в закрытых садах и яслях располагаются казино, игровые автоматы, сауны и прочее. Надо срочно решать проблемы удовлетворения потребности города в качественных и доступных, по уровню семейных доходов, дошкольных учреждениях.

Если в условиях рынка социальная помощь может осуществляться только адресно, то многодетная семья — это именно тот адрес!

Сегодня по экономическим причинам огромное количество людей испытывает сильнейшие физические и психические перегрузки, что является одной из главных причин тяжелых заболеваний и самоубийств. В настоящее время в России совершается в 2,5 раза больше самоубийств среди мужчин и в 1,5 раза больше среди женщин, чем в среднем по Европе. Неужели и это личное дело каждого? Право на жизнь — это не только право родиться, но и право полностью реализовать свой жизненный ресурс!

Человек, который не реализуется, которому все равно, что происходит с его жизнью, перестает думать о потомстве.

Менять социальное поведение людей в области семьи и рождаемости, их отношение к собственной жизни надо с двух сторон: со стороны традиционной социальной политики и собственно демографической политики.

Связь семьи с современной экономикой очень противоречива. Да, приходится признать, что современная экономика не создает никаких мотивов для рождения детей. Скорее, наоборот — здесь кроется одна из важнейших причин депопуляции в развитых странах. В свою очередь экономика депопуляции неминуемо превратится в экономику упадка. Возникает порочный круг.

Я вижу здесь единственный выход: институты современного рынка должны создаваться с учетом демографических параметров.

Если хотите, вспоминая старые времена, (помните фразу «экономика должна быть экономной»?) Сейчас мы говорим: «экономика должна быть демографичной». Точнее, за основу всех социальных и экономических расчетов необходимо брать полную семью с несколькими детьми, а не отдельного работника. Иными словами, поскольку экономика эксплуатирует ресурсы семьи, государство и частное предпринимательство обязаны отдать семье все, что необходимо для ее жизни и роста. Отдать долг!

Необходимо уровнять родительский труд с профессиональным внесемейным трудом и для этого ввести «семейную зарплату», т. е. платить женщине или мужчине, воспитывающим детей, минимальную заработную плату, установленную с учетом прожиточного минимума и в зависимости от числа детей в семье. Иными словами, надо реализовать право человека на семейную карьеру.

Важнейшим делом, которое я рассматриваю и как дело партии, должна стать демографическая экспертиза законов, постановлений правительства, с точки зрения их влияния на здоровье людей, благосостояние семьи, ее репродуктивные установки.

Именно в сфере демографии наиболее часто приходится сталкиваться с допущенными противоречиями в нормативных актах. Одобренная правительством в марте 2003 года Концепция регулирования миграционных процессов в России по своей сути противоречит тем целям, которые сформулированы в 2001 году в Концепции демографического развития России и Закону о гражданстве (2003).

Или возьмем реформу жилищно-коммунального хозяйства. Речь идет о чем угодно, только не о том, что надо устранять все подушные начисления (знаменитое «по числу едоков») за коммунальные услуги, воду, газ, электричество. Сейчас рождение каждого ребенка резко увеличивает стоимость оплаты жилья!

Демографическая экспертиза нужна и информационным продуктам. Думаю, что сегодня уже не надо доказывать, что ответственность власти и общества — это и ответственность средств массовой информации. Какие «ценности» остаются в общественном сознании после реализации многих массмедийных проектов? Уверен, «Дом 2» — это не наш дом. Наш дом должен быть другим.

Без благоприятного общественного мнения, без гражданского самосознания и самоуважения, которое создается, в том числе, и средствами массовой информации, затраты ресурсов на проведение демографической политики могут оказаться бессмысленными.

Требуются немедленные решения

В последней части своего выступления остановлюсь на некоторых, на мой взгляд, важнейших направлениях демографической политики, и тех вопросах, которые требуют немедленных решений.

Как я уже сказал, проблема рождаемости решается в течение весьма длительного времени. Демографы говорят, что должны смениться два поколения, то есть 60 лет.

Но уже сегодня мы можем существенно сократить преждевременную смертность людей и смертность детей.

Страна теряет 42 тысячи человек в год в дорожно-транспортных происшествиях, 38 тысяч в год от отравления алкоголем, 90 тысяч в год в результате убийств и самоубийств. Количество детей — сирот перевалило за 700 тысяч, это больше чем после Великой Отечественной войны. Невозможно посчитать, сколько человек уходит преждевременно в результате неоказания им должной медицинской помощи.

Недавно я провел рабочую встречу с Главным государственным инспектором безопасности дорожного движения Кирьяновым Виктором Николаевичем. Разговор касался проблем детской безопасности на дорогах, поскольку с участием детей происходит каждое восьмое происшествие. ГИБДД планирует разработать единый механизм проведения профилактических мероприятий по предупреждению детского дорожно-транспортного травматизма.

С такой же системностью надо подойти и к предотвращению остальных дорожно-транспортных происшествий. В этой связи ГИБДД разработала предложения по внесению изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, и они сейчас находятся на рассмотрении в Правительстве и Госдуме. Поступили также предложения по внесению изменений в федеральный закон «О безопасности дорожного движения» и в ряд статей Уголовного кодекса.

Я очень надеюсь, что после того, как законодатели выполнят свою работу, исполнительная власть окажется на высоте. Обсуждение проблем безопасности дорожного движения состоится на предстоящих парламентских слушаниях в Санкт-Петербурге.

Сложившаяся ситуация с дорожным строительством просто катастрофическая. 82% российских дорог требует серьезного ремонта, а в государстве на дорожное строительство отводится только 3% бюджета. По мнению многих губернаторов, необходимо воссоздать дорожные фонды. Думаю, что вопрос надо ставить шире. Строительство дорог — это классический объект вложений государственных средств. Это не только решение вопросов транспорта, без которого динамичное развитие экономики просто невозможно, но и так называемая «точка роста». Кроме специальных внебюджетных фондов (сформированных, в том числе, и за счет средств обязательного автострахования и таможенных пошлин за ввоз иностранных автомобилей) на эти цели надо направить большую часть Инвестиционного фонда, создаваемого из профицита государственного бюджета следующего года.

Почему это так важно? Создание новых транспортных коммуникаций поможет остановить сельскую депопуляцию, которая сегодня намного более серьезна, чем в советское время. Уровень рождаемости на селе сегодня ненамного выше, чем в городах. Молодежь покидает родительские дома. Естественная убыль сельского населения в течение последних восьми лет увеличилась в 9,3 раза.

Что не удивительно, учитывая состояние социальной сферы, коммуникаций, инфраструктуры.

Коллеги! Вы знаете о положении нашей программы по введению государственной монополии на производство и оборот этилового спирта. Минсельхоз и ряд других министерств высказывались за соответствующий закон. В июле этого года Госдума приняла Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Там нет ни слова о государственной монополии. Вверх берет Министерство экономического развития, которое считает, что проблема должна решаться не за счет введения госмонополии, а за счет «повышения качества администрирования».

О каком повышении качества администрирования здесь вообще может идти речь? Это очень специфический рынок, приносящий гигантскую сверхприбыль. Нашей стране есть куда направить эту сверхприбыль, и мы добьемся, чтобы она была направлена на социальные цели, а не в карманы «водочных королей».

Я думаю, что экономический опыт последних пятнадцати лет должен отучить наших экономистов шарахаться от нерыночных конструкций там, где рынок не срабатывает, или срабатывает так, что народ вымирает. Я думаю, что борьба за госмонополию спирта еще не окончена.

Сложнейшие задачи надо решать на самых ранних стадиях демографического процесса. По оценкам руководителя Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, академика Владимира Кулакова, двум с половиной миллионам российских женщин требуется медицинская помощь, основанная на современных репродуктивных технологиях.

Посещение этого Центра еще раз убедило меня в том, что наши педиатры справляются со своей задачей намного лучше, чем это им позволяют объемы государственного финансирования. Отечественная наука, обращенная к материнству и детству, все еще остается одной из лучших в мире. Главное, чтобы разработки наших ученых были поддержаны как со стороны государства — речь идет о финансируемом из бюджета государственном заказе, так и со стороны практической медицины — я имею в виду успешное решение проблем внедрения.

С точки зрения демографии, все задачи по снижению смертности требуют преемственности. Например, демографический выигрыш, полученный от сокращения детской смертности, не должен быть сведен «на нет» избыточной смертностью в других возрастных группах населения.

Я перехожу к нашему здравоохранению. Перемены, заявленные в начале 90-х годов как реформа, должны были обеспечить социальную справедливость — богатый платит за бедного, здоровый за больного — и связать качество обслуживания пациента с оплатой труда врача. Но ни та, ни другая задача не были решены. Все свелось к лавинообразному нарастанию платных услуг.

Можно было ожидать, что предпринимательская активность в сфере обязательной медицинской страховкой для получения лекарств бесплатно или со скидкой. Причем в условиях, когда цена на лекарства слабо контролируется отраслевым министерством. В большинстве развитых стран с рыночной экономикой цены на лекарства не просто контролируются, а утверждаются министерствами здравоохранения, причем ежегодно.

Чтобы сформировать нормальную модель здравоохранения, нужен не один год. Все это понятно. Непонятно другое: сколько можно топтаться на месте. Штаб отрасли — Министерство здравоохранения и социального развития России — вот уже полтора года готовит изменения в законодательство по обязательному медицинскому страхованию, а разногласия между ведомствами по ряду ключевых вопросов до сих пор не устранены.

Новый закон о страховой медицине должен быть принят в этом году. Иначе те деньги, которые государство выделит в следующем бюджетном году на повышение зарплат врачам и медицинскому персоналу, могут оказаться в доходах страховых компаний.

В модернизации медицины больше не может быть никаких проволочек — речь идет о жизни людей в буквальном смысле.

Что касается еще одного канала утечки населения — эмиграции из страны, то она держится примерно на одном уровне, не превышая 115 тыс. человек в год. На фоне демографического кризиса это много. А если учесть и трудовую миграцию из страны, то к этой цифре надо добавить еще порядка 250 тысяч человек, из них 125 тысяч — высококвалифицированные кадры, чей потенциал мы не используем в своей экономике.

Самое опасное в том, что внешняя эмиграция приобрела вид «утечки умов»: каждый 5 у.е.зжающий — имеет высшее образование. Риск возрастает и в связи с расширяющейся учебой российских студентов за рубежом: если в середине 90-х годов за границей училось 13 тыс. человек, то сейчас — более 26 тысяч. При этом подавляюще большинство этих студентов — до 70% - намерено остаться на Западе, и лишь 8% однозначно готовы вернуться на Родину.

«Утечку умов» можно остановить. Первый шаг уже сделан — разработана Концепция модернизации науки, которая сейчас активно обсуждается на различных уровнях. Государство принимает на себя обязательства по поддержке приоритетных направлений в науке, формируются новые подходы к государственному инвестированию в науку, будут созданы механизмы привлечения частных средств на научные исследования, предусмотрено резкое повышение оплаты научного труда. Готовятся законопроекты, касающиеся введения налоговых льгот для научных учреждений и защиты интеллектуальной собственности.

Но эффект этих решений проявится не сразу. Поэтому сейчас очень важны инициативы, идущие снизу, из сообщества ученых. Именно с целью поддержки таких инициатив Национальный Комитет Интеллектуальные ресурсы России, в создании которого непосредственно участвовала партия ЖИЗНИ, открыл постоянно действующий Всемирный форум «Интеллектуальная Россия».

В июле этого года Комитет открыл еще один проект: «Моя Россия — 2020». Его цель — консолидировать молодых ученых России, помочь им стать реальной движущей силой развития гражданского общества. Создан Совет молодых ученых, который, как мы надеемся, сможет представлять интересы научной молодежи на всех уровнях исполнительной власти.

Чтобы сохранять людей, надо научится сопрягать современные экономические задачи с необходимыми нашему обществу социальными процессами. Государство просто обязано вкладывать деньги в развитие производственной и социальной инфраструктуры. Если бизнес решает проблему: «где работать», то проблему: «где жить», без участия государства сегодня не решить.

В области экономики высоких технологий сопряжение экономического и социального происходит путем создания технопарков. Есть предложения идти дальше и создавать технополисы, целые города, обладающие внутренними целями, способные создавать высокие технологии, и одновременно решать социальные вопросы, которые не ухудшают, а улучшают условия жизни людей, не истощают, а расширяют ресурсную базу развития, формируют перспективы.

По такому же принципу надо создавать свободные экономические зоны, приближенные к развивающимся рынкам, в том числе рынкам Азиатско-тихоокеанского региона. Создание национальных инновационных систем в Сибири и на Дальнем Востоке позволит остановить отток населения. Труд поведет за собой людей, даст им жизненную перспективу!

Несколько слов об ипотечном кредитовании. Оно идет со скрипом. Пока банки не будут иметь системы сбора так называемых «длинных денег», ипотека будет недоступна большинству населения в силу высоких банковских процентов.

Поэтому государство должно помочь молодым семьям обзаводится ипотечным жильем. Повторю идею «фонда будущих поколений». Именно из этого фонда должны пойти средства на поддержку молодой семьи, в том числе на обеспечение ипотечного кредитования. Уменьшение размера первого взноса, оплата процентов, списание части долга при рождении детей, пособие семьям, где хотя бы один человек не работает — это все общепринятые методы социальной поддержки. Необходимы также государственные программы строительства недорогого жилья.

Но современный жилищный вопрос более сложный. Современная урбанизация демографически исчерпала себя во всех странах. В России особенно. Не надо забывать, что большие земельные пространства России создали особую культуру и стиль жизни. Программа жилищного строительства, несомненно, облегчит условия повседневной жизни людей, но вряд ли решит демографические проблемы. С демографической точки зрения более перспективным является то, что часть городского населения делает выбор в пользу загородного жилья. Задача государства состоит в том, чтобы поддержать эту тенденцию, вкладывая деньги в развитие инфраструктуры земельных участков, прилегающих к городам и поддерживая развитие ипотеки. Уверен, новая комбинация производительных сил, пространства и людей повлияет на повышение рождаемости наиболее существенно.

В последнее время экономисты много рассуждают об экспорте нефти и «импорте» людей. Миграционная политика должна решить две противоречивые задачи: снять остроту дефицита рабочей силы, в тех или иных регионах, и не допустить, чтобы в один — не очень прекрасный день — мы проснулись в другой стране.

Иными словами, рабочая иммиграция не должна создавать чуждых нашей культуре этнических анклавов, разрушать сложившийся этнокультурный баланс регионов страны.

Но одно совершенно очевидно: круг потенциальных получателей российского гражданства должен быть расширен. А те люди, которые имеют историческую связь с Россией, которые причисляют себя к русской культуре, или культуре одного из коренных народов России, должны получать гражданство по упрощенной схеме.



В заключении хочу сказать, что ответственность за жизнь на территории России одновременно лежит на российском обществе, российском государстве и российских гражданах.

Никакое государство не сможет сохранить себя, никакое общество не сможет сохранить культуру народа, если сами люди не осознают меру ответственности за долговременные последствия своих жизненных установок.

За то, какая СТРАНА и какая ЖИЗНЬ достанется нашим потомкам!

http://www.novopol.ru/material3326.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru