Русская линия
Красная звезда Юрий Крупнов23.09.2005 

Создадим свой Новый Свет
Дальний Восток — ключ к возрождению России

В последние годы возникла ситуация, когда стал задавать немыслимый прежде вопрос: а зачем нам нужны Дальний Восток и Сибирь? В самом деле, в апреле известный московский политолог и журналист Виталий Третьяков проводит «круглый стол» под более чем оригинальным названием: «Сибирь — жемчужина или балласт России?» Материалы «стола» широко публикуются, и это словечко — балласт — широко тиражируется. И все это — на фоне много лет публикуемых заклинаний зарубежных аналитиков типа Збигнева Бжезинского о том, что российский Дальний Восток — «Неизлечимый больной Азии» (в статье «The Sick Man of Asia: Russia’s Endangered Far East» журнала The National Interest за осень 2003 года) и что «Однажды Россия потеряет свой Восток».

Для того чтобы прочувствовать всю полноту отношения к России и нашему Дальнему Востоку из-за океана, напомним два момента. «Неизлечимым больным» называли раздерганный и распадающийся Китай в начале прошлого века, а слово «Восток» всегда связывался на Западе с собственной цивилизаторской миссией и представлялся в качестве своего рода главного приза истории.

Далее. Три года назад в США была издана внушительная монография «Российский Дальний Восток: Регион на грани небытия». А два года назад издана и быстро переведена на русский язык книга ведущих аналитиков известного американского мозгового центра (Брукингский институт) Клиффорда Гэдди и Фионы Хилл «Сибирское проклятие: как коммунистические плановики оставили Россию на морозе». Главная мысль очевидна уже из красноречивого названия книги и ясно формулируется авторами:"Если Россия хочет быть конкурентоспособной на мировом рынке, она должна «выйти из холода», избавившись от «доисторических» предприятий и сократив свои большие города в регионах восточнее Урала. Переселение людей назад в европейскую часть России будет для России реальной возможностью объединиться с Западом".

Даются и глубокомудрые обоснования выселения русских из Зауралья: «При движении от Москвы на восток в глубь Евразии становится все холоднее. До революции 1917 года это не составляло непреодолимого препятствия для общего развития России, потому что экономическая деятельность большей частью разворачивалась в более умеренных районах европейской части России. Но в советское время в соответствии с планами коммунистов массы людей были переселены за Урал и в Сибирь по причинам, лишь частично связанным с эксплуатацией таких стратегических ресурсов, как нефть, газ, полезные ископаемые и драгоценные металлы».

Кстати, почти такие же «мысли» тиражируются и у нас. Но очевидное преимущество наших заокеанских, как это модно ныне произносить, партнеров — в строгости и четкости выводов: за Уралом Россия совсем уж нерентабельна и потому надо бегом сворачиваться и уматывать из Сибири, или — наукообразно — «возвращать Сибирь из положения сердца страны обратно на периферию».

Наконец, надо признать, ныне понемногу растет, особенно среди сибирской молодежи, увлечение идеями отделения Сибири от России, создания «Вольной Сибири» и т. п. И это неудивительно, потому что чем дальше за Урал, тем меньше молодежи, бывавшей в Москве, и все больше той, что не раз бывала в Китае, Корее, Японии…

Что же из всего этого следует? То, что если мы и дальше будем спать, то потеряем наши Дальний Восток и Сибирь, а с ними и Россию.

Из этой беспрецедентной кампании по подготовке «относительно честного отъема» у нас Зауралья также следует, что на старательно навязываемые нам тезисы о нерентабельности и ненужности наших восточных территорий мы должны отвечать и предъявлять собственную позицию.

Ответ может быть двояким. Например, согласиться с «учеными» и «благожелателями». Тем более что помимо целенаправленной кампании откровенных американцев, а также более тонко предъявляемых требований со стороны Японии, Европы и др. к выводу о «ненужности» Дальнего Востока и Сибири подталкивает и фактическое состояние далеких от Москвы российских территорий. Чего стоит одно только сокращение населения на Дальнем Востоке на 10 и более процентов за последние пятнадцать лет.

Или, напротив, строго и ясно сформулировать то, зачем нам нужен Дальний Восток. Уверен, если правильно определимся здесь, станет ясно и с Сибирью, и с Россией в целом.

Тем более что одновременно с заговариванием нас на тему ненужности на практике сам же Запад последние десять лет все в большей степени обращает свое внимание на Северо-Восточную Азию.

Так, «тяжеловес» мировой политики Генри Киссинджер летом прошлого года опубликовал в ведущих изданиях мира статьи, в которых однозначно определяет: «В мире происходят совершенно новые характерные сдвиги — центр тяжести в политике смещается в Тихоокеанский регион… центр международной политики смещается в Азию».

Главный редактор самого авторитетного в сфере мировой политики журнала Foreign Affairs Джеймс Хоуг-младший также утверждает, что «соотношение сил между Западом и Востоком быстро меняется в пользу последнего. Этот процесс набирает обороты и в скором времени кардинально изменит как факторы, влияющие на решение международных задач, так и сами эти задачи». То есть получается, что в то время, как «развитый мир» рассматривает Дальний Восток как мировой центр, для российской политико-экономической элиты он по-прежнему остается дальней окраиной, фактически забытой территорией — вместо того чтобы рассматривать его в качестве российского форпоста в мире.

Центр мирового развития через пять-десять лет окончательно переместится на Восток, в Северо-Восточную Азию, связывающую Китай, Японию и обе Кореи. И в этой ситуации нас должно в первую очередь интересовать, чтобы XXI век не оказался веком без России, то есть без мощного и, более того, лидирующего присутствия нас в этом регионе. Дальний Восток необходимо сегодня не просто не забывать. И даже серьезно помогать Дальнему Востоку в этой ситуации уже абсолютно недостаточно.

Наш российский Дальний Восток необходимо сверхинтенсивно развивать, планируя и организуя здесь цивилизационный сдвиг, имеющий геостратегическое и всемирно-историческое значение. Либо мы перехватим управление идущими в Северо-Восточной Азии глобальными процессами и создадим на нашей территории центр мирового развития, или Россия повторит судьбу СССР и распадется, начиная с Дальнего Востока, который будет поглощен и ассимилирован другим центром мирового развития.

Поэтому сегодня нужно обсуждать не то, зачем нам нужен Дальний Восток, а то, кто и как сумеет сохранить российский суверенитет на Тихом океане и спасти как Дальний Восток и Сибирь, так и саму Россию.

Посмотрите: вот Россия провела с Китаем небольшие по масштабу нашего участия военные учения «Мирная миссия-2005». А весь мир сразу всполошился и пришел в геополитическое движение.

Итак, Дальний Восток — залог спасения, восстановления и развития России. Поэтому он нужен всем.

Дальний Восток нужен в первую очередь Москве. Без кардинального изменения отношения федеральной власти и политико-экономической элиты страны к нашим тихоокеанским территориям невозможно восстановление России. Все разговоры о восстановлении и тем более развитии страны без практического опережающего развития Дальнего Востока есть разговоры, что называется, в пользу бедных.

Во-вторых, Дальний Восток нужен всем регионам страны. Только на основе найденных для Дальнего Востока принципиально новых моделей и технологий регионального развития возможно всерьез решать проблемы наших Севера, Кавказа, Калининграда, Центральной России. Более того, в России реальная волна развития может пойти только с Дальнего Востока на Запад.

В-третьих, российский Дальний Восток нужен всему миру. Разумеется, я имею в виду не вожделенные взоры коммерсантов и политиков из соседних и дальних стран на местные природные богатства. Миру сегодня и в ближайшие годы критически необходимо иметь образец нефиктивного развития — того нового места, нового Нового Света, где на практике возможна демонстрация методов ухода от деградации и прозябания.

В-четвертых, и главное, Дальний Восток нужен всем сегодняшним его жителям и всем тем жителям России и СНГ, кто в ближайшие десятилетия именно Дальний Восток выберет местом своей достойной и интересной жизни, интересной карьеры и достойного наследства детям.

Вывод очевиден: Дальний Восток сегодня не нужен только тем, кто не связывает свое и своих близких будущее с Россией. Необходимо незамедлительно приступать к решительному развитию нашего Дальнего Востока и делать восточную политику стержнем российской политики в целом.

Ключевым моментом и действием Новой Восточной политики должно стать, как представляется, сознательное решение страны о переносе столицы из Москвы на Дальний Восток. Именно такое решение позволит практически приступить к организации масштабного цивилизационного сдвига, совершить мирополитический жест, после которого всему миру явится действительно новая и вечная Россия.

У автора данной статьи есть подробная программа по переносу столицы и организации опережающего развития российского Дальнего Востока. Здесь, разумеется, нужны серьезные дискуссии и споры. Но это предмет отдельного разговора. Здесь же в заключение приведу слова человека практического и знающего — заместителя директора Института Европы РАН, доктора экономических наук В.П. Федорова и, что очень важно, первого губернатора Сахалина (в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века).

В своей последней работе «Крушение Европы. Один из возможных сценариев будущего» Валентин Петрович утверждает: «Переломить падающую кривую в демократических условиях можно лишь одним методом — перенесением столицы из Москвы далеко на Восток… В лице Москвы-2 начал складываться бы новый гравитационный центр экономики на пользу Зауралью и всей стране. На вопрос о новой столице не должно быть наложено табу ни правительством, ни обществом. Выбор главного города диктуется державной целесообразностью, и мы знаем это из собственной истории. Впечатляющим международным примером может служить решение Казахстана сделать столицей Астану (Акмолу) вместо Алма-Аты именно с целью ускорения развития его северной части и увеличения там доли этнического населения.

Надо сознавать, что возможность благоприятно повлиять на прогресс Сибири и Дальнего Востока посредством переноса столицы не будет существовать вечно, она ограничена определенным временным интервалом. Если он будет пропущен, то утратит смысл и сама эта акция. Для подготовки новой столицы потребуется длительный период. Неизвестно, сколько времени займет осознание необходимости самого этого шага. Может статься, что мы спохватимся слишком поздно… Ориентироваться на Брюссель — это значит расстаться с нынешней Россией, сократив ее до Урала… На фоне дезинтеграции восточных пространств России все это выглядит как мелкая игра, а не ответственная политика».

http://redstar.ru/2005/09/2009/404.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru