Русская линия
Патриархия.RuПротопресвитер Матфей Стаднюк23.09.2005 

«Находиться рядом с Его Святейшеством — большая ответственность, но и большая радость…»

Протопресвитер Матфей Стаднюк родился в 1925 году в селе Залесцы, расположенном в восьми километрах от Почаевской Успенской Лавры.

Мама будущего пастыря Анна Демьяновна постоянно водила мальчика на богослужения в обитель, славную своими духоносными подвижниками и великими святынями. Благодатная молитвенная атмосфера Почаевской лавры взрастила не одного пастыря Церкви Христовой: как рассказал отец Матфей, только из его села вышло около ста пятидесяти священнослужителей. Священниками стали и два его родных брата — третий погиб на войне. Примечательно, что земляком будущего протопресвитера был архидиакон Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Андрей Мазур: их дома отстояли один от другого всего на три километра.

В 1942 году в возрасте 16 лет Матфей Стаднюк поступил на пастырские курсы при Почаевской лавре. Время было трудное. Украина находилась под немецкой оккупацией и положение верующих было очень непростым. «Нам всем было известно, — говорит отец Матфей, — что, демонстрируя внешнюю лояльность к Православной Церкви, немцы на деле, не стесняясь в средствах, активно вмешивались в ее дела, стремились проводить свою политику. Они убили митрополита Алексия (Громадского), который являлся сторонником сохранения канонического единства Православной Церкви на Украине с Московским Патриархатом. Мы, учащиеся пастырских курсов, жили трудно, в голоде и холоде, ютясь в брошенных домах, где порой не было стекол в окнах, но учились с большим энтузиазмом и усердием».

Ректор курсов архимандрит Вениамин (Новицкий), будущий архиепископ Чебоксарский и Чувашский, по-отечески заботился о своих питомцах и, как мог, поддерживал их. На пастырских курсах Матфей Стаднюк проучился два года. Затем стал псаломщиком, а в марте 1945 года епископом Кременецким Иовом (Кресовичем, † 1977) был рукоположен в диакона. Ему тогда было всего девятнадцать лет.

«Десять месяцев я служил диаконом, — рассказывает отец Матфей, — а затем в Черновицкой епархии принял сан священника. Хиротонию совершил Преосвященнейший Феодосий (Ковернинский, † 1980), епископ Черновицкий и Буковинский, 4 января 1946 года в кафедральном Свято-Духовском соборе города Черновцы. Я был назначен в сельский храм Рождества Пресвятой Богородицы. К месту своего служения шел от железной дороги пешком около шестидесяти километров. Шел целый день, пришлось даже заночевать в пути. Я был молод, и расстояния меня не пугали, казалось, что это не очень далеко. Помимо моего прихода нужно было служить в храмах еще четырех сел, где не было священников. Помню, что эти села были расположены в очень красивых, живописных местах Карпат. Поскольку я был один, то приходилось служить буквально день и ночь. Бывало, уйдешь в храм ранним утром, а придешь часа в четыре дня. На Пасху каждое село я посещал по очереди: в одном храме отслужишь заутреню, в другом — литургию, а в третьем можно только повторить Светлую заутреню и освятить куличи и пасхи. Транспорта никакого не было, добирался кое-как, на лошадках. Первые годы священнического служения, конечно, были трудными, но для меня воспоминания о них очень радостные, потому что я с любовью и радостью совершал свое служение. Прихожане меня любили, и с ними у меня были очень хорошие отношения».

В двадцатилетнем возрасте на молодого священника было возложено ответственное послушание благочинного: к пастырским трудам прибавились новые заботы. «Когда у нас в благочинии проводились совещания духовенства, — рассказывает отец Матфей, — все мы приходили на них пешком, преодолевая многокилометровые расстояния. Нередко я проделывал в день по сорок километров, но для меня это не было трудным. Когда собирались благочинные со всей епархии, а это все были люди зрелые, умудренные опытом, я поначалу неловко себя чувствовал. Правящий архиерей ко мне очень хорошо относился, с уважением, а ведь я как благочинный не имел никакого опыта административной деятельности. Делал лишь то, что мне казалось необходимым сделать для Церкви».

Однако с помощью Божией все препятствия удалось преодолеть, и в 1949 году сельский батюшка был принят в третий класс Московской Духовной семинарии. Этот период своей жизни отец Матфей считает особенно важным. В те годы он соприкоснулся с жизнью православной Москвы, познакомился с ее церковными традициями. Особенно памятно ему первое посещение Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, которая тогда начала возрождаться.

Среди семинарских соучеников и преподавателей отца Матфея были люди, чьи имена по достоинству могут быть вписаны в историю нашей Церкви: будущие профессора К. Е. Скурат, К. М. Комаров, протоиерей Алексий Остапов. «Курс наш был замечательный, — вспоминает батюшка. — Мы помним друг друга, до сих пор встречаемся, правда, теперь это удается редко. Особенно запечатлелись в памяти наши профессора. В то время, когда мы начинали учиться, Духовные школы только открылись. И студенты, и преподаватели приходили на занятия бедно одетые, порой в телогрейках. Многие наши профессора в те годы вернулись из заключения. Можно понять, с каким трепетом и благоговением эти люди преподавали нам слово Божие. Нашими наставниками были известные московские пастыри протоиереи Димитрий Боголюбов, Тихон Попов, Александр Ветелев, Всеволод Шпиллер, Александр Смирнов, Сергий Савинский, профессора Алексей Иванов, Николай Доктусов, Николай Муравьев и Николай Лебедев. Когда я начинал учебу, ректором Московских Духовных школ являлся протоиерей Александр Смирнов. На это должности его сменил Владимир Вертоградов, а затем протоиерей Константин Ружицкий».

С особой любовью и уважением воспитанники Духовных школ относились к Святейшему Патриарху Алексию I. Уже во время учебы в академии отец Матфей Стаднюк был хорошо знаком со Святейшим Патриархом. По первосвятительскому благословению молодой священник, окончив учебу, был направлен в московский храм святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла в Лефортове, где ему впоследствии довелось прослужить четверть века. «Там были замечательные священники, — рассказывает он, — протоиереи Димитрий Цветков, Вонифатий Соколов и Павел Кораблев. Я стал четвертым священником на этом приходе. Но в скором времени отец Димитрий умер и меня назначили настоятелем храма, хотя помимо меня там служили старые, заслуженные батюшки». Тогда же отец Матфей стал секретарем Учебного совета при Московских Духовных школах. Помимо этого молодой батюшка был направлен в Патриархию, где помогал протопресвитеру Николаю Колчицкому.

6 апреля 1964 года распоряжением Святейшего Патриарха Алексия I священник Матфей Стаднюк был откомандирован в Египет и три с половиной года нес послушание настоятеля русского храма Александра Невского в Александрии. Желая совершенствовать свои познания в английском языке, что было необходимо для полноценной пастырской деятельности за границей, он окончил здесь специальную языковую школу, много занимался и самостоятельно. Из Александрии отец Матфей часто приезжал в Одессу, где находилось подворье Александрийского Патриархата. Здесь же, в Одессе, в Свято-Успенском мужском монастыре располагалась летняя резиденция Первоиерарха Русской Православной Церкви. Отец Матфей посещал Первосвятителя, докладывая о положении дел в Александрийской Церкви, жизнью которой Святейший Патриарх всегда очень живо интересовался. Эти драгоценные минуты общения со Святейшим Владыкой он хранит в памяти до сих пор.

Как раз перед праздником было издано распоряжение властей о том, что куличи и пасхи нельзя освящать на улице, в церковной ограде, а можно только в самом храме. Я никогда раньше такого не видел, чтобы в храме стоял народ с куличами. Священнику предписывалось окроплять их, находясь на солее. Нельзя было даже поставить для этого отдельного столика. В результате начался беспорядок, куличи у многих начали падать на пол. Сейчас горько об этом вспоминать. Народ сильно негодовал на эти нововведения, и на следующий год власти опять разрешили освящать куличи на улице.

Вокруг нашего храма расположены высотные дома, и на крышах этих домов поставили фотокамеры, чтобы фиксировать на пленку всех, кто приходит освящать куличи. В Великую Субботу в храм приехал уполномоченный Совета по делам религий. Он в этот день, видимо, ездил по многим храмам и смотрел, как все происходит. У нас все было в порядке, никаких нарушений, народ не волновался и не замечал этих фотокамер. Я тогда попросил уполномоченного, чтобы он разрешил служить на Пасху вместе со мной одному из наших старых священников — протоиерею Вонифатию Соколову, которого очень почитали православные москвичи как подвижника высокой духовной жизни. Уполномоченный позволил. В то время считалось, что он сделал нам большое одолжение. Надо отдать должное нашим прихожанам — народ понимал и положение Церкви, и положение духовенства и всегда шел нам навстречу. Даже постоянно служа за границей, я в большие праздники часто приезжал к себе в храм. Богослужение, общение с паствой, давали мне силы и мужество нести свое служение".

Через полгода после возвращения из Александрии, 23 января 1968 года, отец Матфей был направлен в Нью-Йорк секретарем Патриаршего Экзарха Северной и Южной Америки архиепископа Нью-Йоркского и Алеутского Ионафана. Для него это было уже второе посещение Соединенных Штатов — в 1962 году он провел здесь два месяца, сопровождая в поездке по Америке архиепископа Иоанна (Вендланда). «Интересное это было служение, — вспоминает отец Матфей. — В Америке тогда было много представителей первой волны эмиграции из России и Украины. Это были старые люди, с которыми можно было говорить о нашей Родине, которые нас понимали. Священников Московской Патриархии за границей воспринимали по-разному. Но я не встречал ни одного человека, который бы относился к нам резко отрицательно. Все понимали положение Церкви и духовенства в советском государстве. У наших бывших соотечественников, с которыми мне там довелось общаться, были непростые судьбы, им пришлось увидеть и пережить многое. Большинство из этих людей уже отошли в вечность, но я их помню и всегда молюсь о них».

По возвращении из командировки протоиерей Матфей Стаднюк был призван на новое ответственное служение. 15 июля 1973 года он был назначен секретарем Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена. Высоко оценив пастырский и административный опыт отца Матфея, Святейший Патриарх в 1978 году назначил его настоятелем Богоявленского кафедрального собора Москвы и одновременно возвел в сан протопресвитера. Около восьми лет отец Матфей возглавлял Хозяйственное управление Московской Патриархии. Он стоял у истоков создания художественно-производственного предприятия «Софрино» — первого церковного завода в истории послереволюционной России.

После кончины Святейшего Патриарха Пимена протопресвитер Матфей Стаднюк продолжал нести послушание секретаря при Святейшем Патриархе Алексии II. О последнем десятилетии своей работы рядом с Предстоятелем Русской Православной Церкви отец Матфей вспоминает с особой сердечной теплотой. За все это время не было, по его свидетельству, ни одного случая, чтобы Святейший Патриарх хоть как-то выразил недовольство его работой. «Не думаю, что я был таким хорошим сотрудником, что мной нельзя было быть недовольным, — говорит он, — но я не помню ни одного такого случая. Об этих годах у меня остались самые хорошие воспоминания. Находиться рядом с Его Святейшеством — это, конечно, большая ответственность, но и большая радость. Он с отеческим вниманием относится ко всем своим сотрудникам, интересуется их жизнью, всегда поздравляет и с церковными праздниками, и с личными знаменательными датами. Не только я, но и все, кто работал в Патриархии вместе со мной, неизменно ощущали с его стороны искреннее участие и заботу».

Сорок пять лет отец Матфей Стаднюк трудился в Патриархии, отдавая делу, порученному ему Священноначалием, все свои знания, силы и опыт. Он не раз был удостоен наград Русской Православной Церкви, а также братских Поместных Православных Церквей: Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Румынской, Болгарской, Чешской и Словацкой, а также автономных Финской и Синайской. Ему довелось стать непосредственным свидетелем многих памятных и значимых для истории нашей Церкви событий.

В мае 2000 года, после перенесенной болезни, отец Матфей подал прошение об освобождении его от исполнения обязанностей секретаря Святейшего Патриарха. Удовлетворив это прошение, Его Святейшество в своей резолюции выразил отцу протопресвитеру сердечную благодарность за многолетние труды и добавил: «С сожалением принимаю это решение, но знаю, что состояние Вашего здоровья требует сократить нагрузки. От души желаю Вам, дорогой отец Матфей, беречь здоровье и сохранить себя как пастыря и настоятеля кафедрального собора на долгие годы».

Думается, что все, кто знает протопресвитера Матфея Стаднюка, и особенно православные москвичи, единодушно присоединятся к этим словам Святейшего Патриарха.

http://www.patriarchia.ru/db/text/41 265.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru