Русская линия
Единое Отечество, Одесса Александр Рожинцев20.09.2005 

Митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор (Иаков Сергеевич Никольский)
113-летию со дня кончины посвящается

Митрополит Исидор, в миру Яков Сергеевич Никольский — сын диакона села Васильевское Каширского уезда Тульской епархии родился первого (14) октября 1799 года, в День Покрова Пресвятой Богородицы, и под Ее небесным Покровом совершал дела благочестия всю свою жизнь.

Образование получил он в Тульской семинарии и Санкт-Петербургской Академии. По ее окончании в 1825 году, на обычный запрос академического начальства окончившим курс студентам, в каком кто желает быть звании, заявил он, что решительно избирает звание монашеское.

В День иконы Божией Матери, именуемой «Грузинская» 22 августа (4 сентября) 1825 года принял он постриг с именем Исидор. В день Усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна 29 августа (11 сентября) рукоположен был Исидор в иеродиакона, в День же памяти родителей Пророка Иоанна Крестителя Святых праведных Пророка Захарии и Елисаветы — пятого (18) сентября — возведен был в чин иеромонаха.

28 августа (10 сентября) 1825 года определен он бакалавром в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, 10 (23) сентября назначен библиотекарем, 17 (30) декабря утвержден в степени кандидата богословия, а 30 октября (12 ноября) 1826 года — в степени магистра. Позднее утверждение в степени кандидата объясняется тем, что весь курс подвергнут был дисциплинарному взысканию, и потому никто не был выпущен со степенью кандидата.

В День Сретения Владимирской иконы Божией Матери 26 августа (8 сентября) 1827 года иеромонах Исидор причислен был к соборным иеромонахам Лавры. В 1829 году — назначен ректором Орловской семинарии и произведен в Архимандрита Мценского Петропавловского монастыря, а вслед за тем назначен и присутствующим в Консистории.

В 1833 году перемещен был Архимандрит Исидор в Москву, в семинарию, с настоятельством в Заиконоспасском монастыре.

В День памяти Святого блаженного Максима, Христа ради юродивого, Московского чудотворца 11 (24) ноября 1834 года в Чудовом монастыре Москвы, в возрасте 35 лет, Архимандрит Исидор хиротонисан был во Епископа Дмитровского, викария Московской Митрополии, и свой Архипастырский жезл воспринял от Первенствовавшего при его хиротонии Митрополита Московского Филарета (Дроздова) (1783−1867).

В 1837 году Преосвященный Исидор Высочайше утвержден был Епископом Полоцким и Виленским. В 1840 году перемещен в Могилев, годом спустя в 1841 году принял Архиепископство, а в 1844 году, в День иконы Божией Матери, именуемая «Милостивая» 12 (25) ноября, Высочайше назначен Экзархом Грузии. Все три кафедры, последовательно занимаемые владыкой, являлись по обстоятельствам того времени боевыми местами для церковного администратора. Преосвященный Исидор не только много и умело, но и успешно потрудился на пользу православия в Полоцкой и Могилевской епархиях, в борьбе с католичеством при воссоединении униатов, а в Грузии — в борьбе с магометанством при восстановлении и утверждении православного христианства на Кавказе.

Повсюду Преосвященный Исидор приложил много заботы и труда на восстановление и благоукрашение обедневших и бывших в запустении православных храмов и распространение русского церковно-школьного образования. Его энергичная деятельность в Грузии вызвала особенное одобрение со стороны Государя Императора Николая I Павловича и Русского правительства, и при Священном Таинстве Миропомазания и Коронации Государя Императора Александра II Николаевича, совершенной 26 августа (8 сентября) 1856 года в День Сретения иконы Божией Матери «Владимирская», Архиепископ Исидор возведен был в чин Митрополита.

Первого (14) марта 1858 года Высокопреосвященный Исидор возглавил Киевскую Митрополию, а два года спустя, в День памяти безсеребряников Косьмы и Дамиана, в Риме пострадавших (284) первого (14) июля 1860 года, переведен был в Царствующий град Санкт-Петербург.

21 августа (3 сентября) того же года владыка Высочайше назначен был главным попечителем Императорского Человеколюбивого общества.

В 1885 году Человеколюбивое Общество торжественно праздновало двадцатипятилетние председательства в этом Обществе Высокопреосвященнейшего Исидора, Митрополита Санкт-Петербургского. Маститый юбиляр, много потрудившийся для Общества, удостоился следующего Высочайшего рескрипта:

«Преосвященный Митрополит Исидор. Прошло 25 лет с тех пор, когда, по воле Незабвенного Моего Родителя, вы были призваны к делам общественной благотворительности, в звании главного попечителя Императорского Человеколюбивого Общества и председателя в совете оного.

Из представленных Мне отчетов и донесений Я имел случай удостоверяться, что в течении означенного периода времени деятельность сего учреждения достигла весьма значительного развития. Материальные средства общества увеличились, в общей их сложности, почти вдвое. Число подведомственных ему благотворительных заведений возросло, без малого, в пять раз. Еще в большем размере умножилось число ежегодно вспомоществуемых лиц, которое доходить ныне до ста тысяч человек. С тем вместе открыты новые виды призрения бедных, соответственно потребностям времени.

Столь утешительные успехи деятельности Человеколюбивого Общества составляют, несомненно, прямое последствие вашего непосредственного руководства делами сего ведомства.

В справедливом внимании к таковым отменно-полезным трудам вашим, Я вменяю Себе в особенное удовольствие выразить вам душевную Мою благодарность, искренно желая, чтобы здоровье ваше дозволило вам продолжать еще многие годы плодотворное служение делу человеколюбия для дальнейшего пре успеяния вверенного вашему попечительству общеполезного учреждения.

Поручая себя молитвам вашим, пребываю к вам навсегда неизменно благосклонный.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано:

Искренно уважающий Вас АЛЕКСАНДР

21-го августа (3 сентября) 1885 года.

Митрополит Исидор тридцать два года служил на Санкт-Петербургской кафедре — более всех в ее истории! В церковной жизни то было время шедших почти без перерыва реформ, притом в первую и вторую половину Святительского служения владыки Исидора далеко не одинаковых. Владыка сумел, однако, проявить добрые отношения и к реформам обер-прокурора Святейшего Синода графа и кавалера Дмитрия Андреевича Толстого (1823−1889), когда ради материального обеспечения духовенства сокращали приходы и обители, а церковное служение приближалось к типу гражданской службы, и к реформам нового выдающегося обер-прокурора и кавалера Константина Петровича Победоносцева (1827−1907), когда обители и приходы снова увеличились, духовенство призываемо было к самоотвержению в служении религиозному просвещению народа и шло тяготение к отделению духовного от светского.

Человеческие стремления и пути к благу различны, и каждая реформа имела свои хорошие стороны и добрые результаты. Маститый Архипастырь, сохранивший свое положение среди различных течений века незыблемым до конца дней, являлся для духовного мира непререкаемым авторитетом практической, жизненной мудрости. Кроме того, к концу жизни он, будучи свыше 30 лет первенствующим в иерархии, для большинства Архиереев стал их духовным отцом, от руки которого приняли они хиротонию.

Владыка отличался благородной терпимостью к индивидуальным особенностям ума и характера, всегда содействовал просвещению. Будучи в 1859 году в Киеве, он первый из Архиереев предписал духовенству завести церковно-народные школы. В Санкт-Петербурге покровительствовал он Академии и прочим духовно-учебным заведениям, заботился о призрении бедных членов духовенства. Памятником его имени осталось в Санкт-Петербурге Исидоровское женское епархиальное духовное училище и Александро-Невский дом призрения для бедных духовного звания, открытый в 1869 году.

Владыка не любил своенравия и гордости и строптивым священникам своих епархий говорил обыкновенно: «Ты — гордый: я тебя смирю». И смирял. Осталось в память о нем наставление практической мудрости: «Ничего не ищи и ни от чего не отказывайся».

27 марта (9 апреля) 1866 года за обильные труды на благо Церкви и Отечества Преосвященнейший владыка принял из рук Государя Императора Александра II Освободителя высший Императорский орден России — орден Святого Апостола Андрея Первозванного. Спустя шесть лет — 16 (29) апреля 1872 года Государь Император Александр II Николаевич пожаловал Митрополиту высшие знаки отличия в Российской Империи — алмазные знаки к ордену Святого Апостола Андрея Первозванного. Но и после, за неимением более в государстве высших наград, владыка получал от Государя дорогие подарки: драгоценный посох, митру, с водруженным на ней Крестом по киевскому обычаю, панагию, Царские портреты и, наконец, Патриаршие отличия: вторую панагию и Крест, предносимый при богослужении.

Митрополит Исидор состоял почетным членом духовных академий, Русского географического общества, Академии наук, Московского комитета грамотности, Русского археологического общества, Санкт-Петербургского и Московского Университетов, Медико-хирургической Академии. В 1876 году владыкой издано «Собрание слов и речей «в одном томе.

Владыка сжился с Свято-Троицкой Александро-Невской Лаврой и в последние годы почти безвыходно пребывал в своих покоях, только раз в неделю выезжая на заседание Святейшего Синода да изредка к богослужениям. Он так привык к комнатной жизни, что когда в летнее время выходил посидеть на даче в своем саду, то этот выход называли поездкой в Новгород.

Владыка скончался на 94-м году жизни накануне праздника Рождества Пресвятой Богородицы, 7 (20) сентября 1892 года в 21 час 20 минут.

Митрополит Исидор погребен был в построенной при нем Исидоровской церкви на солее с правой стороны, под иконой Спасителя.

Архипастырское Послание Высокопреосвященнейшего Митрополита Исидора (Никольского)

Возлюбленным о Господе братиям и сослужителям достопочтенным пастырям церкви новгородской, благодать и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа (1 Кор. I, 3).

Прошло более года, как Святейшим Синодом обнародованы Высочайше утвержденные правила «О церковно-приходских школах». Всякий из вас понимает всю важность этих правил и всю обязательную силу их в деле вашего служения. Вследствие такого понимания некоторые из вас, к нашему немалому утешению, устроили уже такие школы при своих церквах; другие желали бы последовать их примеру, но не видят средств к тому, иные, наконец, как будто выжидают, что сделают другие.

Не могу не поблагодарить первых и, преподавая им благословение Божие, молю Господа, да споспешествует Он им Своею благодатию; вместе с тем не могу не пожелать, чтобы подражали им другие.

Кому дан в заведывание сад, тот не может не возделывать его, если желает пользоваться плодами и не хочет, чтобы он зарастал негодными растениями. Кому отведена нива, тог пашет ее и засевает в надежде на получение с нее хлеба Кому вверено училище, тот не может не заботиться, чтобы ученики его не оставались без дела, и думает всячески об их образовании. Вам, пастыри духовные, вверены духовные виноградники — приходы, ее тем, чтобы вы со всем старанием возделывали их и отдали в свое время отчет Господу: можете ли, поэтому, оставаться равнодушными к судьбе сих виноградников? Каждому из вас дана для обработки духовная нива — души, освященные кровию Святаго и пречистого Агнца-Христа и возрожденные благодатию Духа Божия, — дана, конечно, не с тем, чтобы вы запускали ее, подобно нерадивому земледельцу, но — тщательно возделывали ее, очищая от сорных трав и засевая семенем Божественного учения, вверенным вам от небесного Сеятеля: думаете ли, что эта нива сама собою будет приносить обильную жатву без усиленных трудов с вашей стороны? Не покроется ли она тернием и волчцами всякого рода, если вы оставите ее без обработки? Вашему руководству вверены ученики небесного Учителя, Который основал па земле вселенское училище — Свою святую церковь, — вверены без сомнения не для того, чтобы они проводили время праздно, но чтоб услышали и уразумели Божественное учение, узнали как истины спасительной веры, так и правила христианской нравственности, чтобы, озаренные высшим Божественным светом, они познали, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная (Рим. XII, 2) и научились исполнять эту волю, жить не для одной земли, но и для неба, — чтобы поняли, что они явились на свет и возрождены в Святом крещении для приобретения нетленных венцов правды (2 Тим. IV, 8) путем добродетельной жизни: думаете ли опять, что все это достижимо для них, коль скоро вы не будете учить их разумно — с известною последовательности и постепенностью, терпеливо, неусыпно?

Христианин, как ученик откровения, как последователь Христа, как сын Церкви Божией и наследник Царствия небесного, тогда будет соответствовать своему званию и избранию, когда узнает истины откровенного учения, выразить их в своей жизни и деятельности, с помощью благодати Божией распяв плоть свою со страстями и похотями и воплотив в себе в известной мере дух и характер Христа Иисуса, Который смирил Себя, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Филип. II, 8): а этого он может достигнуть не иначе, как при вашем учительстве, под вашим бдительным руководством. Вникните в дело ближе.

Вот рождается младенец. Как потомок падшего Адама, он рождается существом грешным и может погибнуть, если не будет сподоблен благодати возрождения, если родители его не придут к вам и не попросят вас совершить над ними Таинство Святого Крещения. И если родители не принесут или понесут его к какому-нибудь начетчику — раскольнику? В предотвращение этого не обязаны ли им вразумлять их, чтобы не откладывали своей заботы о крещении новорожденного? Не вам ли долг разъяснить родителям как необходимость Святое крещения для их детей, так и обязанности их, как и приглашаемых ими восприемником, но отношению к возрожденным?

Дети, возстановляемые посредством Таинств в состоянии невинности, вводятся в новый христианский мир и делаются живыми членами этого мира, становясь храмами Духа Божия и таинственно соединяясь со Иисусом Христом, как с истинною виноградною лозою (Иоанн. XV, 1); как члены христианского мира, они входят таким образом в живое общение с жителями только земли, но и с обитателями неба. Нельзя не радоваться, что они получают столь высокие дарования такие неоцененные преимущества; но нельзя в то же время и подумать, какая трудная задача предстоит им в жизни. Не забывайте, что этим малюткам придется жить в грешном мире что самое семя благодати положено в немощную, поврежденную грехом, природу и сила благодати должна изменить эту при роду, удалив из нее все страстное, греховное, и сообщив ей Святое и Божественное. Из обитателя грешного мира преобразиться в достойного наследника Царствия небесного — вот задача, которую должен решить христианин, являющийся на краткое время в этот грешный мир. Думаете ли вы, что он верно решит эту задачу сам собою? Можете ли успокоить себя мыслью, что родители помогут ему решить благополучно или сделают это его приемники, которые пред Святою Церковью обязуются восприемлемых ими от Святой купели научить вере и благочестию? Но современная жизнь ваших прихожан наглядно вам показывает, насколько может быть основательна подобная надежда.

Мир несомненно погиб бы в волнах греха, как погиб первобытный мир в волнах потопа, если бы не пришел на землю Спаситель мира — Иисус Христос и не совершил, нашего спасения, если бы не ниспослал к нам Духа Утешителя и не основал на земле Своей Церкви — с благодатью таинств с историей Своего Божественного учения (Иоанн. I, 17); так погибает и всякий член этого мира, не участвующей в благих принесенных в мир Христом Спасителем; так — прибавлю может погибнуть и христианин, если не сумеет воспользоваться благами, которые даются ему при вступлении в среду христианского мира. Кто же даст ему это уменье, как не вы, духовные пастыри, которые на то и поставлены, чтобы вверенный вам народ приводить ко Христу и открывать ему возможность участвовать в благах Царства Христова?

Младенец после Святого Крещения начинает жить новою, духовною жизнию, как живет он жизнию естественною: необходимо позаботиться о поддержании и развитии в нем этой новой жизни. Важно сохранить в возрожденном чистоту и невинность, — и в первое время совершается это, без участия дитяти, при благоприятствующей тому домашней обстановке: здесь ваша обязанность содействовать устроению этой обстановки, с удалением всего, что может растлевать душу дитяти; если в это время, при посещении прихожан, вы благословите и приласкаете дитя, то открываете тем самым доступ к его сердцу на будущее время, возбуждая в нем доверие и любовь к вам и уничтожая страх, который нередко гонит от вас то или другое дитя, благодаря неразумию окружающих его. Но когда дитя начинает действовать сознательно и стремится к самостоятельности, когда оно переходить из детского возраста в отроческий и, неправильно поступая, может впасть в грех, то наступает для вас пора действовать на дитя простыми наставлениями и помочь его родителям, чтобы оно оставалось в ограде Церкви чистым и Святым, каким вышло из купели Крещения, или умело каяться, если по несчастию впало в грех. Особенное наше внимание должно быть обращено на первую исповедь детей: указать им великое значение сей исповеди лежит на вашей преимущественно обязанности, как и приготовить их к первому сознательному Причащению. Когда являются к вам семилетние дети, чтобы под вашим руководством приступить к Таинственной вечери; то они ждут от вас живого слова, которое бы, как искря, просветило и оживило их, так как приступая к Таинству Святого причащения, они не только идут: на; свидание с Невидимым, но и входят в таинственный союз, с Ним, — более притом тесный, чем в каком находятся со своими плотскими родителями. Кто из вас примет во внимание всю важность минут, какие тогда переживают дети, тот поймет, что от этих минут зависит, часто, правильная или неправильная, постановка всей их последующей жизни. А если так, то ревностный пастырь может ли не думать об этих минутах, в жизни детей раньше, чем они наступят, и не постарается ли он особыми наставлениями, приспособленными к пониманию детей, раскрыть им с одной стороны все несчастие греха, которым люди сквернят свою богоподобную душу, с другой блаженство общения со Христом, пришедшим в мир грешные спасти? А отсюда само собою понятно, что учительство ваше по отношению к детям должно начаться не в храме, и даже не в начальной школе, но еще в домах родителей сих детей, следовательно в тех селениях и городах, которые вы посещаете со Святым Крестом например, в Рождество Христово, в Светлое Христово Воскресенье и в другие праздники. И кто совершает эти посещения с надлежащим вниманием и пользуется ими, как случаями, самыми удобными для просвещения и утверждения в вере своих прихожан и особенно юнейших между ними, детей их, тот достоин всех благословений неба как исполняющий дело внутренней миссии и являющийся подражателем Святых Апостолов, которые ходили всюду с проповедью Евангелия во исполнение известной вам заповеди небесного Учителя: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Св. Духа, учаще их блюсти вся елика заповедах вам. (Мф. XXV III, 19, 20).

Благо детям, если и духовные отцы, изустно сообщая ими первоначальные наставления (подобные древним оглашениям) в истинах веры и основных началах нравственности, скоро сознают, что изустные наставления недостаточны, так как не прочны, — и придут к мысли, что эти наставления будут яснее понятны и прочнее усвоены с помощью грамоты — и именно той грамоты, которая введена в славянский мир первоучителями славян — Святым Мефодием и Кириллом (которых память так торжественно праздновалась 6 (19) апреля); потому что посредством этой грамоты передает нам Церковь все сокровища, необходимы и для просвещения верующей души. Такое сознание побудить ревностных пастырей подумать об учреждении школы, хотя бы самой элементарной, при своей приходской церкви, если нет никакой другой: как вожди народа православного, они поймут, что такая школа совершенно необходима в мире христианском. В самом деле, как может быть человек разумным христианином, сознательно верующим истинным поклонником (Иоанн. IV, 23), если он умом и сердцем не усвоит эти истины христианства? А как он усвоит эти истины без научения от пастыря? Притом, где удобно может совершаться это научение, как не в начальной школе при церкви? Как успешнее наконец достигнуть этого, если не при посредстве грамоты какая употребляется самою Церковию, т. е. церковно-славянской? Как в древней христианской Церкви были огласительные училища, в которые посылались язычники или иудеи, желавшие принять христианство, прежде чем получали Святое Крещение; так теперь должны быть при церквах школы, в которых преподавались бы начальные понятия христианства детям, уже получивши в благодать Святого Крещения. Само собою разумеется, что характер этих школ должен быть особенный, небесный, а не земной; учредители их должны иметь в виду не столько выгоды временной жизни, сколько блага вечного Царствия, и своими уроками помогать детям входить в общение с Богом, как их любящим Отцем, — сближать их с Церковию, которая есть и хранительница откровения, и сокровищница благодатных даров Божиих, и попечительная мать их.

Итак школа, о которой заботится в настоящее время церковное правительство, совершенно необходима, — но где взять средства для устроения ее? Ключ к решению этого вопроса находится в пастырской ревности, которая — несомненно найдет способы действовать благоуспешно на поприще духовного просвещения народа в настоящее благоприятное время, как с утешением вижу это в некоторых из вас, нашедших уже средства в открытии школ. Школа, правильно организованная и благоустроенная, с особым помещением, учебниками, со всеми классными принадлежностями, конечно, потребует немалых средств и для вас без посторонней помощи невозможна. Вы на первый раз и не задавайтесь мыслию завести такую школу при решительном отсутствии средств; но сделайте то, что возможно для вас в виду настоятельных требований времени: усильте учительство, не ограничивайте его одним храмом и временем Богослужения, помня, что в храме вы имеете в виду преимущественно взрослых и беседуете о предметах, которые могут быть неизвестны или непонятны детям; найдите время и место для наставлений вне храма и богослужения; старайтесь сблизиться с детьми прихожан и сколько возможно чаще беседуйте с ними о вере и нравственности, раскрывая их христианский смысл и уясняя им требования христианской совести, где бы это ни пришлось, в вашем ли собственном доме, в церковной сторожке или в домах прихожан. Если вы заведете такого рода собеседования и будете вести их правильно то в известном порядке, пригласив к участию в этом деле и других членов причта (диаконов и псаломщиков) или ваших жен и детей, коль скоро они получили соответственное образование; то — поверьте — такие собеседования не останутся без благих последствий. Они послужат основанием просвещения, которое будет началом живота вечнаго (Иоанн. XVII, 3); они будут семенем, из которого в непродолжительном времени вырастит правильно-организованная школа: ибо те же попечительства, которые заведены при большинстве церквей и в настоящее время действуют недостаточно энергично, увидят необходимость придти к вам на помощь и дадут сродства для учреждения школы. А если бы где не оказалось попечительств со средствами, то почему бы не завести епархиального братства как это заводится теперь во многих епархиях? Тогда, наверное, не одни духовные, но и все благомыслящие из светских примкнуть к этому просветительному союзу и окажут, каждому по мере сил, свое содействие; ибо все ныне чувствуют ненормальность явлений в жизни народа, все понимают, что он с каждым годом удаляется не только от идеала христианской жизни, но и от начал естественной нравственности. Соединившись для достижения просветительной цели, члены братства при энергии и единодушии несомненно отыщут средства и к открытию и к поддержанию многих церковно-приходских школ лишь бы только не ослабевала ваша пастырская ревность, Помните, что враг всякого доброго дела есть холодность к нему. Если вы охладеете к делу духовного просвещения, то охладеют вместе с вами и другие, и не только охладеют, но и удалятся от вас, тогда как в начале готовы были с усердием помогать вам: ревность, составляющая отличительную черту истинного христианина (помните) должна одушевлять преимущественно пастырей Церкви.

В надежде на содействие вам со стороны христианского общества, молю вас, пастыри Церкви Новгородской, поревнуйте о деле духовного просвещения, так важном и так благопотребном в настоящее время. Вы сами очень хорошо знаете, что учительство (Мф. XXVIII, 19, 20) есть важнейшая и самая существенная ваша обязанность: для того вы и образование получили в разсадниках духовного просвещения; для того просили себе и священства, как свидетельствуют о том отобранный от вас пред посвящением «ставленнический допрос» и данная вами «присяга «; тот же долг указан вам и в «святительском поучении»; о том же напоминает постоянно и данная вам свя щенническая «грамата «, которою повелевается «вверенныя вам люди учити благоверию, заповедями Божиим и всем христианским добродетелем по вся дни»; для этого вы получили и особую благодать в Таинстве Священства.

Умоляя вас, возлюбленные, как соработников у Бога (I Кор. III, 9) на Его благодатной ниве, не вотще благодать Божию прияти вам (2 Кор. VI, 1), считаю долгом присовокупить ко всему сказанному, что учительство в церковно-приходских школах будет для вас самым могущественным средством для благотворного влияния на вверенный попечению вашему народ: раз овладев посредством начальной школы детьми, вы будете владеть ими и в юности, когда особенно важно и необходимо ваше влияние на них, и в лета мужества, когда они сами будут хозяевами и главами семейств и не перестанут дорожить вашими советами, и в годы преклонной старости, когда вы одни останетесь для них утешителями пред исходом их в жизнь будущую. Не забудьте только, что здоровое слово учения должно быть неразлучно в нас с доброю христианскою жизнию.

Благословение Господне да будет на вас и на трудах ваших, предпринимаемых для просвещения душ, вверенных попечению вашему.

Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский ИСИДОР

Духовный журнал «Странник», 1885. Т. 3. Санкт-Петербург, 1885 год.

http://www.otechestvo.org.ua/main/20 059/2001.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru