Русская линия
Интерфакс-Религия Александр Батанов19.09.2005 

Мы — маленький канал для большого народа, который называет себя русским

В чем уникальность общественного православного телеканала «Спас»? Какова его реальная аудитория? На эти и другие вопросы корреспонденту портала «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову ответил генеральный директор канала Александр Батанов.

— Александр Сергеевич, как возникла идея создания отдельного православного телеканала и какие задачи Вы ставили перед собой?

— Идея возникла чуть более года назад, и первоначально вынашивал ее мой друг Иван Демидов. Я разделил его заботы и с начала этого года уже активно подключился к реализации этой идеи.

«Спас» — общественный православный телеканал. Но здесь стоит подчеркнуть, что, когда нас благословлял Святейший Патриарх Алексий II, одно из его пожеланий заключалось в том, чтобы не увлекаться показом формальных сторон религии. И это совпало с нашими ожиданиями. Большинство ведущих «Спаса» говорят от лица православного человека, не акцентируя при этом внимания на том, что они таковыми являются. У нас передачи не начинаются с молитв или окропления студии святой водой. Но не считать «Спас» движением наших душ тоже нельзя. Когда мы получили благословение от Патриарха, это был большой акт доверия к нам.

В программе не обязательно должен присутствовать священнослужитель, в ней не обязательно должны показываться церковные службы для того, чтобы она была православной. Вопрос в том, как комментировать события, происходящие в стране и мире. Мы стараемся отслеживать весь спектр политических событий. Мы достаточно много времени уделяем разговорному жанру, который отсутствует на федеральных телеканалах сегодня, и в этом наше преимущество с точки зрения бизнеса. Продолжительных, интересных разговоров, во время которых рождается мысль и к которым привык зритель, на телевидении почти нет. В основном каналы подают мысль сублимированную, а людям хочется понять логику происходящего, смысл.

Вот чего мы хотим добиться — так это поиска смыслов, в этом наша миссия. Этому посвящены дневные программы. Одна из них — молодежное ток-шоу «Русский час — И.Т.Д.», которое ведет настоятель храма Святой Татьяны в Москве отец Максим вместе со своими прихожанами. Он разговаривает в ней на житейские темы, которые волнуют всех людей, например, взаимоотношение полов. Можно посмотреть передачи, где эту тему покажут с точки зрения веселья, но нигде нет с точки зрения смыслов, то есть нет серьезного разговора — не назидательного, а просто разговора по душам и при этом с точки зрения православных традиций. Для меня было интересно и поучительно, когда отец Максим давал на очень сложные вопросы очевидные, простые ответы. Таких ответов нет нигде на сегодняшнем телевидении.

Когда телеканалы ретранслируют мысли президента об удвоении ВВП и понижении уровня инфляции, для простого человека это не означает ничего. Власть не разъясняет, что она делает, и не говорит о том, что будет через год и т. д. То, что сделал президент некоторое время назад, объявив о социально ориентированной политике государства, — это крайне существенный факт, но никто не пытается объяснить людям, что это значит.

Мы исходим из того, что мы — маленький канал для большого народа, который называет себя русским. В советские времена слово «русский» тщательно изолировалось от употребления. Сегодня настало то время, когда большинство людей, проживающих на территории нашей страны, готовы назвать себя русскими, и в этом нет никакого национализма или шовинизма. Мы никого не призываем к доминированию одной нации над другой. Это просто самоидентификация. Вот именно этим мы и занимаемся. Мы помогаем жителям России, называющим себя русскими, таковыми себя называть и считать. Для этого мы говорим, что у нас есть история, есть культура — она такова, есть язык — он таков, и есть будущее, которое мы можем прогнозировать с нашими гостями, экспертами. Мы создали несколько форматов — и дневных, и вечерних, — на которых ведем долгие разговоры с экспертами, гостями. Например, Сергей Миронов, председатель Совета Федерации, однажды побывав на одной из передач в качестве гостя, согласился каждую субботу комментировать события, происходящие сегодня в России и за рубежом.

Вот если отойти немного в сторону — что важно для россиян, проживающих на территории великой страны? Для людей важна искренность и важны мотивы, побуждающие совершить тот или иной поступок. Для американцев всегда важен результат, а у нас любят докопаться до понятий справедливости. Если человек заблуждался, ошибался и потом искренне покаялся, то его простят. В 1996 году я участвовал в кампании по выборам Бориса Ельцина президентом и отвечал за его график. Вместе с его дочерью я летал по регионам, поездки в которые мы планировали. И я абсолютно был уверен в том, что перед вторым туром ему необходимо было выступить по телевидению и покаяться. Это предвыборный ход? Да. Но и не предвыборный ход, а нечто большее. И если бы в тот момент он был чуть сильнее по здоровью, то непременно это сделал. Когда Владимир Путин встретился с матерями тех, кто погиб в Беслане, меня это по-человечески взволновало — президент нашел слова для того, чтобы признать отчасти свою вину в произошедшем. Это серьезный поступок. И вот возможность говорить слова покаяния мы и хотим предоставить на нашем телеканале не только священнослужителям, общественным деятелям, но и представителям власти.

— Скажите, а как удалось изыскать средства на реализацию проекта?

— Большинство проектов, особенно на телевидении, не реализуются по причине недостаточного понимания цели и задач, а самое главное — из-за отсутствия денежных средств. Как правило телевидение требует больших денежных вложений, а для того, чтобы найти серьезные средства, необходимо сформулировать сверхзадачу. Мы прекрасно знаем, сколько стоит телевидение, мы делали телеканал «Спас» сами, и финансы у нас для телевизионного канала очень скромные. В качестве источника финансирования я привлек своих друзей, православных бизнесменов с Дальнего Востока, к которым некоторую часть жизни имел отношение. Один из главных наших партнеров — Геннадий Иванович Лысак, депутат Приморского законодательного собрания, человек глубоко верующий. Он восстанавливает храмы, занимается благотворительной деятельностью.

Мы не просили дать средства на телеканал безвозмездно, они — заемные. Мы прекрасно понимаем, что значит для телевидения, как и для любого рода деятельности, невозвращаемые деньги. На слуху примеры телеканалов: одних — успешных, которые построены как бизнес, а других — трудно оценивать как успешные, потому что у них потребительская ментальность. Мы не просим спонсорства, мы предлагаем оплатить производство или произвести продукт, который нашему каналу необходим. Например, если этот продукт касается истории русских монастырей или у кого-то есть готовый цикл программ, мы с удовольствием поставим это на канал, вне зависимости от того, чье это производство — наше собственное или произведет кто-то на стороне, а мы получим готовую программу.

— Каковы особенности сетки вещания «Спаса»?

— Мы вещаем с 10:00 до 22:00 часов. Специфика спутникового вещания такова, что эфир разделен на блоки программ, которые повторяются в течение недели. Лицензия, которую мы получили, позволяет нам вещать круглые сутки. С января будущего года мы планируем расширить трансляцию до 01:00—02:00 часов, потому что специфика подписчиков пакета «НТВ-Плюс» такова, что большинство из них смотрят телевидение поздно вечером.

У нас есть вечерняя линейка общественно-политического вещания под названием «Русский час» с ведущим Андреем Сафроновым, «Русский час — вехи» с Александром Дугиным и программа «Русский час — итоги», которую веду я. Мы выпускаем программу «Церковный календарь», которая призвана просвещать людей. Понятно, что люди могут купить себе календарь и полистать его, но всегда интереснее визуализация в виде живых картинок на экране. Есть передача, которую ведет главный редактор журнала «Фома» Владимир Легойда. В ней он задает вопросы от лица людей, сомневающихся в вере, и приглашает людей, которым предлагает ответить на эти вопросы. Получается интересный, живой разговор. Выходит программа ученого и депутата Госдумы РФ Наталии Нарочницкой. При этом мы приглашаем ее именно в качестве ученого. Нарочницкая берет на себя право комментировать исторические темы. Она — хороший публицист и рассказчик. У нас в эфирах участвует отец Димитрий Смирнов, глава Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского патриархата. За это мы ему очень благодарны.

Такой сетки вещания достаточно для того, чтобы канал существовал. Очевидно, что в какой-то момент мы сможем вещать круглосуточно. Мы находимся в поиске тем, программ, ведущих, одновременно занимаясь поиском спонсоров, рекламодателей. Сегодня мы считаем нашим маленьким успехом то, что мы вышли в эфир и держимся в каком-то стабильном состоянии, не проваливаясь ни по техническим параметрам, что называется, по «качеству картинки», ни по содержанию.

Кроме того, мы хотим запустить линейку ежедневных новостей. Это дорогостоящий телевизионный продукт, и мы только сейчас подходим к пониманию параметров, в том числе и временных, когда мы сможем его запустить. Очевидно, это произойдет после декабря-января.

Есть еще один проект, который мы хотим реализовать: это ежедневная детская программа «Спокойной ночи», но ее себестоимость достаточно высока. Сейчас мы ищем людей, которые готовы этот проект оплатить. Когда мы общались с управляющим делами Московской патриархии митрополитом Калужским и Боровским Климентом, которому Алексий II поручил курировать наш канал, мы обсуждали с ним в том числе и формат создания такой программы. Могу лишь сказать, что такой проект будет обязательно.

— Насколько велика сейчас аудитория «Спаса» и как она может увеличиться со временем?

— Мы не ставим целью конкурировать с кем-либо, потому что у нас маленьких канал с ограниченной территорией. Подписчиков «НТВ-Плюс» вместе с семьями — порядка 1,5 миллиона. Пока мы не знаем, сколько людей смотрит нас. Мы можем делать очень приблизительные оценки по звонкам, письмам и т. д. На сегодняшний момент нет технических возможностей замерять долю аудитории на спутниковом телевидении, но, очевидно, скоро это произойдет. Кстати, в этом проблема для рекламодателей, потому что они не могут позволить себе работать вслепую. Если мы войдем в кабельные сети в регионах, то тогда можно будет узнать количество людей, смотрящих «Спас». Ореол охвата «НТВ-Плюс» — Центральная часть России, Урал, Сибирь, а также Белоруссия, Украина и некоторые европейские страны. Технически возможно принимать сигнал на Дальнем Востоке.

Мы создали отдел, который занимается развитием канала, а по договору с «НТВ-Плюс», на платформе которого «Спас» выходит в эфир, мы можем заниматься развитием канала путем входа в кабельные сети — в регионах, куда доставляется сигнал «НТВ-Плюс», или путем выигрывания конкурсов на получение лицензии, что мы тоже планируем делать.

— Со временем «Спас» должен стать самоокупаемым. Каким образом этого предполагается достичь?

— Мы построили «Спас» как бизнес, то есть существует расчет средств на запуск телеканала, который произошел 28 июля, существует понимание того, сколько нужно средств, чтобы его развивать, как привлекать деньги. Традиционная форма для телевидения — это спонсорство и реклама. Мы сейчас создали небольшую структуру, которая будет заниматься привлечением рекламы. Конечно же, будут ограничения, которые мы пытаемся сформулировать для рекламодателей. Если говорить об ограничениях, то у нас не должно быть сомнений в том, что тот или иной продукт может быть представлен на канале. Кроме того, важно то, как он будет представлен.

— Известно, что с проектами создания отдельных телеканалов выступали мусульманские лидеры? Что бы Вы им посоветовали?

— Я считаю, что создание телеканалов, на которых говорят от имени людей, исповедующих одну из четырех религий, — это путь к взаимопониманию и диалогу. Я думаю, что многие проблемы в нашей стране возникают от неумения некоторых политиков идти на компромиссы, договариваться, услышать своего собеседника. Мы обязаны построить механизм договоренностей, который устроит нас. Чем больше разговоров и диалога, тем меньше конфликтов, крови и страданий людей. И телевидение — одна из площадок, которая позволяет не разъединять людей, а сводить их позиции к одному знаменателю. Мы в хорошем смысле обречены жить в этой стране и мы должны уметь договариваться с нашими соседями. Мы не дискредитируем остальные три традиционные конфессии нашей страны, формально не представленные в эфирах. Хотя я знаю, что в Татарстане вещает мусульманское телевидение. Я не вижу преград к тому, чтобы представители этих вероисповеданий создали свои СМИ в виде телевидения. В наш адрес звучали вопросы о том, почему мы создали православный канал, хотя в России существуют еще три конфессии. Так вот, я могу сказать, что это наш частный выбор. Мы сделали канал для той религии, с которой мы себя соотносим. Мы — русские православные люди, и об этом мы хотим говорить. Мы с уважением относимся к представителям всех религий и национальностей, которые населяют Россию. Нам часто навязывают фобии, но на бытовом уровне их просто не существует. Мы же не выбираем друзей или, например, тех, с кем пойти пить пиво, по национальному или религиозному признаку, этого не происходит. А дальше начинается та политика, где навязываются предубеждения, фобии и т. д.

— Существует ли на телеканале духовная цензура?

— У нас существуют так называемые летучки, на которых мы анализируем содержание прошедших программ и пытаемся сформулировать тематику новых сюжетов. Мы рассматриваем события, которые происходят и мимо которых мы не можем пройти. Далее мы определяем те смыслы, которые видим в них и хотели бы показать зрителям. Со стороны Церкви никакой цензуры не существует. Что касается государства, то для него мы — не ресурс вообще, поскольку оно оперирует федеральными каналами. Когда общество и власть на нас обратят внимание — это будет моментом, когда канал состоится. Любой канал создается для того, чтобы его смотрели, чтобы он как-то влиял на людей.

Сегодня мы живем в условиях, когда кто-то пытается пересмотреть итоги второй мировой войны, когда в сознании людей выхолащивают важнейшие исторические факты. Необходимо отстаивать свои позиции, связанные с историей, затрагивающие основы идеологии существования государства. Это не требует расконсервации стабилизационного фонда, вообще не требует денег. Это требует, как всегда на Руси, воли и мозгов.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=38


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru