Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец19.09.2005 

Вокруг газопровода и не только

Противоречия между Россией и Германией, с одной стороны, и ориентированными на США странами Восточной Европы — с другой — продолжают усиливаться. Соглашение о строительстве трансбалтийского газопровода вызвало крайне негативную реакцию стран Балтии и Польши, в которых «ось Путин — Шредер» прямо сравнивают с пактом Молотова-Риббентропа 1939 г.

Достигнутое только что соглашение на высшем уровне между Россией и Германией о строительстве газопровода по дну Балтийского мора является поистине одним из основных геополитических действий последнего года. Накануне вероятного ухода Канцлера Герхарда Шредера с вершин политической власти этот человек сделал то, что должен был сделать, о чем он сам неустанно говорил и не всегда был услышан. Вот слова Герхарда Шредера, сказанные им в эксклюзивном интервью в Bild, озаглавленном — не больше и не меньше — «Ответ Тони Блэру»: «Сегодня Европа — наш ответ на вызовы современности, на растущую экономическую конкуренцию между регионами этого мира под названием глобализации». Таким образом Герхард Шредер сказал две важнейшие вещи: 1) глобализация не есть всеобщее замирение, как-то пытаются представить ее апологеты; 2) глобализация требует «европейского ответа». Из последнего вытекает очевидный намек на ту силу, действия которой выступают «под названием глобализации» и находящуюся вне Европы.

Соглашение с Россией о строительстве трансбалтийского газопровода — безусловный внешнеполитический памятник «эпохи Герхарда Шредера», каковой, как бы в дальнейшем ни сложилась политическая судьба этого человека, останется главным итогом его европейской политики в долгосрочной перспективе.

Современная европейская социал-демократия вся целиком вышла из поддерживаемого США и Израилем антиевропейского бунта 1968 года, вспыхнувшего от Праги (и даже Москвы) до Парижа. Потерпевшие тогда поражение троцкисты, маоисты, еврокоммунисты, не желавшие далее сомкнуться со слишком просоветскими, «полусталинскими» европейскими компартиями, вроде ФКП, влились тогда в структуры Социалистического Интернационала, а затем в формирующийся аппарат Евросоюза и даже НАТО, где стали открытыми проводниками «евроатлантической» линии американских хозяев. Однако даже среди европейской социал-демократии, особенно ее «старой гвардии», сохранялась небольшая группа континентальной и в какой-то степени даже «почвенной» ориентации (как в свое время в Коминтерне группа Тельмана-Димитрова). К числу таких «континентальных социалистов» принадлежал и Герхард Шредер, в последние годы даже — при всем навязываемом немцам «комплексе вины» — не стеснявшийся говорить о чисто немецкой политике, немецких интересах, немецкой идентичности — вопреки проамериканскому интернационализму собственного министра иностранных дел Йошки Фишера. Именно Герхард Шредер был самым деятельным проводником линии на создание оси Париж-Берлин-Москва, в чем он уже прямо выступал не как социал-демократ, а как наследник европейского консерватизма. Невольный, конечно.

Так или иначе, даже если Герхарду Шредеру придется уйти, соглашение о строительстве газопровода по дну Балтийского моря останется тем наследством, которое его преемниками — даже если первой из них станет идеологическая евроатлантистка — выходец из Восточной Европы Ангела Меркель, похоронить уже не удастся и с которым считаться они будут вынуждены в любом случае. В своей статье «Едины в разобщенности», опубликованной 8.09.05 в газете Der Tagesspiegel Клаудиа фон Зальцен в связи с предвыборной критикой российской политики руководством ХДС/ХСС пишет: «Впрочем, масштабной открытой критики внутриполитического курса Путина вряд ли можно ожидать и со стороны правительства, возглавляемого ХДС. Проблемы нельзя замалчивать, подчеркивает Шойбле (Вольфганг Шойбле, заместитель председателя фракции ХДС/ХСС — В.К.). В среднесрочной перспективе Меркель будет придерживаться той же стратегической линии, что и Коль, и Шредер. Интересы немецкой экономики не сможет игнорировать и правительство, возглавляемое ХДС».

Между тем противоречия между Россией и Германией, с одной стороны, и ориентированными на США странами Восточной Европы — с другой — продолжают усиливаться. Соглашение о строительстве трансбалтийского газопровода вызвало крайне негативную реакцию стран Балтии и Польши, в которых «ось Путин — Шредер» прямо сравнивают с пактом Молотова-Риббентропа 1939 г. Более того, уже стало принято открыто говорить о преемственности политики России и Германии с политикой СССР и Третьего Рейха. «Сначала тост был поднят в Москве — 23 августа 1939 г., — пишет Ян Пинский во все том же польском еженедельнике Wprost 14 сентября с.г. -Теперь настало время тоста в Берлине 8 сентября 2005 г. Шестьдесят лет назад Молотов и Риббентроп договорились об условиях раздела Польши Германией и Россией и подтвердили условия поставок нефти в Германию. Последнее дало Гитлеру уверенность в том, что он может начать войну с Польшей. Теперь в берлинском отеле InterContinental был совершен газовый раздел Польши и определены условия поставок газа из России в Германию. Руководители немецких фирм Е. ON Ruhrgas и BASF и Российского „Газпрома“ в присутствии канцлера Германии Герхарда Шредера и президента России Владимира Путина подписали соглашение о строительстве газопровода по дну Балтики. Строительство балтийской трубы позволит России применять экономический шантаж по отношению к Польше, а также Украине и балтийским странам. Москва сможет в любой момент приостановить поставки им газа, не прерывая при этом поставок в страны старого Европейского Союза. Решаясь на такое сотрудничество с Россией, Германия действует вопреки интересам четырех государств ЕС».

Мы целиком с этим согласны, как практически со всем, что пишет еженедельник Wprost. Разве что белое для нас — это черное для Wprost’a и наоборот. Пакт Молотова-Риббентропа, «вероломно», как говорил Сталин, нарушенный Гитлером, есть для нас тот ориентир, по которому обеим странам следует равнять все свои действий в нестоящем и будущем. Пусть даже не говоря об этом вслух.

Почти год назад в своей статье в журнале Cicero (12.11.04) «Наш человек в Москве» Александр Рар писал: «Запад взирает на Россию с недовольством. Президент Путин не уважает демократию, ведет свою страну в направлении диктатуры. Тем не менее кремлевский прагматик держит свою бывшую великую державу на западном курсе и является важнейшим стратегическим партнером <…> Выбор, перед которым Россия стояла на пороге 21 в., был не демократия или диктатура, а криминализация и распад государства или восстановление государственного порядка <…> Идея Михаила Горбачева об „общем европейском доме“, надо признать, была преждевременной. Над усилиями Ельцина, направленными на интеграцию России в едином стратегическом пространстве США, Европейским Союзом и Японией, на Западе, в связи с внутриполитической слабостью России, только посмеивались. План Путина более зрелый, но именно сегодня Запад мало что может предложить, имея дело с окрепшей Россией».

Что подразумевает Александр Рар под «планом Путина»? Это нетрудно понять, в особенности если иметь в виду российскую политику XIX века, на наследование которой претендует сегодня Президент России — иметь дело не с Западом в целом, а с отдельными западными странами, выстраивая блоковые конфигурации, неявно противопоставленные внеевропейскому атлантическому центру (в XIX в. Англия, сегодня — США), сохраняя к этому центру — на видимом уровне — не просто лояльные, а кажущиеся подчиненными отношения, например, принимая в качестве государственной идеологии «борьбу с терроризмом». Маскировка, впрочем, как мы далее увидим, стремительно устаревающая с каждым днем.

В то же время польский еженедельник совершенно прав — Европейский Союз, созданный проамериканской социал-демократией фактически как оккупационная, антиевропейская структура, сегодня расколот на «старую Европу» и «новую Европу». Последняя, словно не до конца уверенная в собственной европейской идентичности, истерично утверждает себя в евроатлантизме, тем самым как раз вновь ставя эту идентичность под вопрос. Что же касается «старой Европы» — Германии, Франции, Италии, Испании — то она все более склоняется к евразийству, понимаемому в самом широком, континентальном, смысле. И интересы этих стран глубинным образом совпадают в этом с интересами России.

Вплоть до того, что некоторые европейские издания сегодня уже открыто выражают евразийские идеи, причем ставя в центр созидания общеевропейского пространства именно «новую Россию». Таков издаваемый Анти де Гроссувром французский альманах «Париж-Берлин-Москва», о котором нам уже приходилось писать на «Правой.ру». Таков германский журнал Eurasisches Magazin, в котором Кай Элерс, представленный как «публицист, исследователь процессов трансформации и инициатор проектов международного сотрудничества в области культуры», откликаясь на статьи вышеупомянутого Александра Рара, писал: «Мы согласны с точной зрения Александра Рара о том, что Путин — не диктатор, а человек, который очень хотел бы встать на путь авторитарных преобразований в направлении демократической реставрации российского величия — но при этом запутавшийся в противоречиях. Любая иная точка зрения — пропаганда заинтересованной стороны».

Какой заинтересованной стороны? Ответ ясен сам собою.

В то же время Кай Элерс жестко критикует некоторые «допущения Александра Рара», прежде всего, об односторонней ориентации России и Президента Путина на Запад, что и сам он считает нежелательным. Среди обоснований Александром Раром этих «допущений» он выделяет три. Первое — об «исламской опасности» для России, второе — о «желтой опасности», и третье — «допущение, будто ЕС будет расширяться до включения в себя России». С исламским миром, как считает Кай Элерс, у России «не только противоречия, но и сотрудничество»; что же касается «желтой опасности», в том числе и в связи с проникновением китайцев на российскую территорию — о чем мы неоднократно писали — то Кай Элерс и здесь «оптимист», считая такую опасность «гипотезой».

Кай Элерс: «Вместо противостояния (с исламским миром — В.К.), которого опасаются, возможно, что Россия сыграет интегрирующую роль в конфликтах с исламскими течениями и странами, затеянных США. И ни в коем случае, наконец, нельзя считать делом решенным, будто именно из Европы придет помощь России, оказавшейся в трудном положении, если помощь эта вдруг понадобится. В данный момент, скорее, создается впечатление, что Европа содействует антироссийским течениям и настроениям в кавказско-среднеазиатском коридоре <…> Допущение, что, мол, нынешний промышленный рост Китая превратит Россию в младшего партнера, является пока не более, чем линейной экстраполяцией сегодняшних темпов роста Китая. Совсем не учитывается возможность кризисных процессов в рамках этого роста».

В отношении третьего допущения — будто Европейский Союз будет расширяться и далее вплоть до включения в себя России — Кай Элерс прямо говорит, что это иллюзия, ибо в самой системе ЕС сегодня существует неискоренимый разлад: «желающие стратегического партнерства с Россией» Франция и Германия с одной стороны, ориентированные в полностью противоположном направлении «новые восточные партнеры» — с другой.

«С учетом трех названный аспектов, — делает Кай Элерс вывод, полностью противоположный выводам Александра Рара, — мне кажется рациональным, как это делает Путин, считать Россию центром евразийской интеграции, находящемся во взаимодействии с другими партнерами глобального масштаба. Путин, по всей видимости, не отказался от концепции многополярного мирового порядка. С другой стороны, в ЕС нет никакого согласия относительно того, нужно ли ему интегрироваться с Россией или же, следуя стратегии США, ее изолировать».

Повторим: России как раз совершенно не нужно интегрироваться с ЕС. России в Европе нужно интегрироваться — и как можно теснее, включая, быть может, прежде всего, военное сотрудничество — с франко-германским полюсом, вокруг которого могут собраться — вплоть до интеграции — и другие европейские страны, такие, как Испания, Италия, Австрия. Что же до «изоляции», то изолировать следует как раз антиевропейские, проатлантические, либеральные силы, вслед за историческими врагами России, такими, как Польша, впадающая в моралистический раж, используемый против строительства действительно новой, евразийской Европы. В качестве примера пропагандистских установок этих сил приведем отрывки из статьи Франка Ниехюйзена «Не в одной энергетике счастье», опубликованной 9.09.05 в газете Suddeutsche Zeitung.

Франк Ниехюйзен: «Стрелы, которые в последние дни летят в Берлин из Польши и прибалтийских государств, совсем не такие безобидные, как кажутся на первый взгляд. Новые члены ЕС чувствуют себя одураченными сенсационной газовой сделкой, поскольку она заключена за их спинами. И прежде всего, не следует долго испытывать терпение Польши, создавая у нее впечатление, будто Германия жертвует добрососедскими отношениями в пользу Москвы. И, хотя проект строительства газопровода не нравится, в первую очередь, Восточной Европе, однако отсутствие критики в адрес Путина по поводу конфликта в Чечне и укрепления авторитарной власти Путина касается и самого Европейского Союза <…> Дело ЮКОСа, равно как произвол юстиции или лишение власти партий и губернаторов, зажим СМИ и запугивание независимых общественных организаций — если Путин ничего не изменит в этом плане, интеграция России с Европой будет долго оставаться ограниченной. Берлину когда-нибудь придется заявить это, причем так громко, чтобы его услышали также и такие страны, как Польша».

Исполняют ли такого рода авторы заказ московской либеральной интеллигенции и коррумпированной бюрократии или, наоборот, эти последние отрабатывают пайку тех, кто стоит за антироссийским чадом большинства западных СМИ? Вопрос этот важный, но не самый главный.

Ясно одно: на полную мощь развязана пропагандистская кампания для действий уже совсем иного рода. «Независимое военное обозрение» N 35 (16−22.09.05) опубликовало обзор Владимира Ванина «Удобное прикрытие для Пентагона». «Под предлогом борьбы с терроризмом США и НАТО готовятся к большой войне» — таков подзаголовок данного обзора. Согласно НВО, «по заявлениям некоторых российских военных экспертов, сегодня 70% всех оперативных мероприятий, учений и командно-штабных игр НАТО направлены на повышение боеготовности военных подразделений, отработку форм и методов развертывания войск в начальный период широкомасштабной войны, на завоевание господства в воздухе и проведение оборонительных операций с последующим переходом к боевым действиям наступательного характера». И далее: «Бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ генерал-полковник Леонид Ивашов так охарактеризовал военные тренировки сил НАТО: „Учения они проводят у себя, но хорошо видно, как проводят. Вот идет учение „Балтопс“ или маневры на территории Польши. На некоторые мероприятия они даже приглашают нас. Но все учения всегда имеют две фазы. Одна — это когда корабли ловят подводную лодку террористов. Хотя, если подумать, как, откуда на Балтику может попасть лодка с террористами? Потом идет оказание гуманитарной помощи на море и так далее. Затем пьют по бокалу шампанского, провожают наблюдателей и гостей. Тогда начинается второй, настоящий этап учений — высадка на побережье с поддержкой авиации, с уничтожением объектов, овладением населенными пунктами, уничтожением авиации и т. д. Так против кого же на Балтике репетируется этот план? Естественно, против нашего Балтийского флота“.

С учетом договора о строительстве российско-германского газопровода, не только. В такой же степени все это репетируется и против Германии. И немцам — вне зависимости от того, за кого они голосуют — следовало бы над этим крепко задуматься.

Между тем польский еженедельник Wprost прямо шантажирует немцев: „Газопровод по дну Балтийского моря — это восстановление Российской империи на немецкие деньги“.

Впрочем, почему бы и нет? Только не просто восстановление Российской Империи, но — с учетом союза России с Индией и Китаем в рамках „доктрины Иванова“ — строительство уже Империи Евразийской. Последней, Континентальной Империи, Империи Конца. Российско-китайские, будущие российско-китайско-индийские маневры и соглашение с Германией о газопроводе суть этапы всплытия из глубин истории этой Империи. Чему и стремится воспрепятствовать глобальная антиимперия Соединенных Штатов.

Владимир Ванин, НВО: „Предположить, что террористы способны украсть или прикупить атомную подводную лодку с ракетами на борту, стратегический бомбардировщик, можно только в сценариях кинематографических фэнтези. А вот если принять во внимание последовательное движение НАТО на восток, освоение новых районов базирования воинских контингентов блока на постсоветском пространстве и происходящие не без участия политиков Запада цветные революции, то логика и направленность преобразований военного инструментария блока становится понятна“.

В этом же номере НВО — впрочем, эту же информацию огласил 17 сентября в телепрограмме „Постскриптум“ Алексей Пушков — Комитет начальников штабов США (КНШ) подготовил проект новой доктрины, разрешающий наносить ядерные удары по „врагам США“ в мирное время, причем целями американцев могут стать любые объекты на территории этих государств под предлогом нахождения там „лагерей террористов“ или „хранилищ ядерного, химического и биологического оружия“ на территории других стран». И хотя главный научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Дворкин в интервью «Независимой газете» и заявил, что «ничего угрожающего по отношению к России в новой будущей доктрине США нет, поскольку демократические страны друг с другом не воюют», поверить в это может разве что политический имбецил: во-первых, воюют, и еще как, а во-вторых, США уже давно занесли Россию в список государств авторитарных (увы, вот это пока не так). Владимир Дворкин вообще пытается свалить все с больной головы на здоровую: дескать, «дубиной превентивных ударов» размахивает якобы Россия. Напомним, что о возможности превентивных ударов — причем, не ядерных — российское военное руководство заявило только после того, как в декабре 2002 года об этом первым сказал Джордж Буш. Не будет забывать, что именно ИМЭМО АН СССР (ныне РАН) еще в советские времена, находясь под покровительством Международного отдела ЦК КПСС, был одним из основных центров распространения как идей «демократического социализма», так и прямого геополитического влияния атлантических государств. Так что здесь ничего, по сути — как и во всем остальном — не изменилось.

Ожидается, что через несколько недель программа будет подписана Президентом США и введена в действие. Это будет означать, что мир сегодня подошел к мировой всеуничтожающей войне ближе, чем это было во времена, предшествовавшие Карибскому кризису.

И вновь Владимир Ванин, НВО: «Все свои мероприятия по военному строительству как США, так и НАТО в целом, проводят под девизом борьбы с мировым терроризмом. Однако ни в Пентагоне, ни в Североатлантическом альянсе стратеги не дают четкого определения этому понятию. Практически во всех доктринальных документах военного ведомства Америки и в основополагающих документах НАТО оно настолько размыто, что под это определение вполне можно подвести как ячейки экстремистов, так и целые государства».

А поскольку к «оси зла» Соединенные Штаты относят не только Иран, Сирию, Северную Корею, но и Белоруссию — объединение с которой есть для России вопрос жизни и смерти — да и все громче раздаются за океаном голоса о том, что и Россию пора бы включить в эту ось, то к военному столкновению с США и НАТО мы, возможно, приблизимся ранее, что даже предлагается, то есть, еще до 2012−2015 гг.

«Борьбу с международным терроризмом» Соединенные Штаты собираются вести на Балтике. Абсурд? Конечно. Но в равной степени и совершенно реальный факт.

России пора прекратить игру с американцами на одном поле и без обиняков покинуть т.н. «антитеррористическую коалицию», заявив хотя бы о нейтралитете в конфликте между США и исламским миром. Следует понять — и ясно сказать, что в Чечне и вообще на Кавказе Россия сражается не с «международным» исламским терроризмом, а с внутренним бандитским сепаратизмом. Только так и не иначе. Для страны, где ислам является одной из традиционных религий (второй по численности верующих), это также вопрос жизни и смерти. Но из этой самоубийственной борьбы с виртуальным врагом мы еще должны вывести и дружественные нам государства Европы и Азии — Германию, Францию, Индию, Китай (со всеми оговорками). Возможно, в данный момент именно в этом и состоит международная задача России.

http://www.pravaya.ru/look/4860


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru