Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец15.09.2005 

В поисках преемственности

России нужна не просто новая Конституция. Нужно полное изменение основ всего государственного строя страны, точнее, приведение его в соответствие с тысячелетней историей. В соответствие со всем тем, чего так страшатся наши заклятые польско-американские друзья. Но сделано это должно быть ненасильственно, мирно, а, главное, в надлежаще должное время

По мере приближения критического перелома 2007−2008 гг. антироссийская, антирусская истерия наших «заклятых друзей» становится все более необузданной, выходит за все пределы. Особенно бушует Польша. Нам уже приходилось говорить, что поляки, пожалуй, лучше остальных понимают происходящее в России, но понимают «с точностью до наоборот», равно как и мы должны так понимать то, что говорят они. Все, что спасительно для России, губительно для Польши; все, что спасительно для Польши, губительно для России. 24 августа с.г. Ян Винецкий в своей статье «Вымирающая Россия», опубликованной в еженедельнике Wprost, пишет: «Я многократно представлял себя читателям как оптимиста в долгосрочном плане. Так и на этот раз. Не могу сказать, что решение проблем отношений с великой державой, которая никак не может приспособиться к нормальности, уже совсем рядом, за углом. Но в долгосрочной перспективе — скажем, лет через сто — проблема исчезнет. Вместе с русскими».

Все сказано, как сказано. «Оптимизм» Яна Винецкого связан именно с «исчезновением» русских как таковых.

Еженедельник Wprost — один из наиболее откровенных — порой до наивности в своей откровенности — восточно-европейских изданий. Впрочем, до наивности ли?

Обратим внимание на то, что Марек Круль, главный редактор еженедельника — фигура весьма характерная не только для польской, но и для всей восточно-европейской журналистики смутного времени. Мы сами породили этот тип во время «перестройки». Вся эта свора шла и идет, по сути, за самим «мистером Перестройка», знаменитым Александром Николаевичем Яковлевым, некогда яростным цепным псом марксизма-ленинизма, а затем таким же псом либерализма. Впрочем, противоречие ли это: ведь в обоих случаях в качестве врага выступало для данной категории лиц одно и то же: национальное восстановление России плюс ее имперская, континентальная, евразийская миссия. Так стоит ли удивляться?

Вот на что указывает польский анархист Мачей Рошак в опубликованной 7 сентября с.г. газетой Novy Rabotnik статье «А Король-то голый! (Карьера Марека Круля)»: «Карьера Марека Круля, главного редактора еженедельника Wprost достаточно типична для той части ПНР-овских (то есть, работавших в социалистической и просоветской, а, значит, геополитически пророссийской Польской Народной Республике — В.К.) аппаратчиков, которые по сей день функционируют в публичной жизни».

В послужном списке Марека Круля, одного из самых богатых на сегодняшний день поляков — его имя стоит в соответствующем списке на 60-м месте — карьера в Польском Союзе молодежи (аналог комсомола), а затем в газете Wprost, причем как признавал сам Круль, не без помощи службы безопасности Польши, позже, уже в 90-е годы, поставлявшей ему компромат на членов польского правительства. 4 июня 1989 года Круль стал депутатом Сейма от Польской Объединенной Рабочей Партии (ПОРП — так называлась в то время коммунистическая партия). С середины 90-х годов еженедельник из прокоммунистического превращается в крайне антикоммунистический, а, главное — антироссийский, в котором нападкам подвергается не российский коммунизм и не Советская власть, а Россия как таковая, Россия как исторический и геополитический субъект, равно как и русские как таковые, как нация. Одновременно еженедельник становится ультралиберальным в области экономики, а главным его врагом — профсоюзы с их требованиями социальной политики. Злые языки — в их числе социалисты и анархисты, тот же Мачей Рошак — язвительно отмечают, что как боролся в свое время Марек Круль против «Солидарности», так и продолжает сегодня то же самое. Внешнеполитическая ориентация еженедельника — абсолютно проамериканская с акцентом на миссию США как «оплота свободы». Среди авторов — знаменитый русофоб (прежде антисоветчик) Лешек Бальцерович и все тот же Ян Винецкий.

Не в точности ли совпадает карьера главного редактора Wprost’a с многочисленными аналогичными карьерами наших либералов? И не комсомол ли выпестовал их всех, практически всех?

Но вернемся к статье Яна Винецкого. Россия, как утверждает этот не менее известный, чем Бальцерович, автор, является для Европы — какую он естественно полностью отождествляет с Польшей, «полуевропейской», а потому наиболее, как всякое «полу», агрессивной по отношению к своей «второй половине», страной — «причиной неприятностей» из-за двух обстоятельств: византийского наследия и татарской крови. Именно такое «евразийство наоборот» позволяет Винецкому говорить: «Деспотии распадаются потому, что человеческий материал, из которого они слеплены, низкопробный. Этот принцип подтверждается в России до сегодняшнего дня». Россия — любая Россия, вне зависимости от ее общественного и государственного строя — является, согласно Яну Винецкому, «причиной неприятностей». Единственное, что его утешает, — «российский роман с водкой», благодаря которому Европа сможет «встретить ХХII век без русских». Именно это и вселяет оптимизм в душу Яна Винецкого, прямо требующему по поводу этого «романа» «Нажать на газ!» (цитирую буквально). «Роман с водкой», согласно Винецкому, порожден тем, что русские, не мыслящие своей жизни без тотальной идеологии и без Империи, «не могут приспособиться» к современной жизни, к рыночным отношениям, к глобализации. Вывод, который он делает, предельно откровенен: «Неандертальцы тоже не могли приспособиться к меняющимся условиям, к которым приспособились другие представители человеческого рода. И вымерли».

Не будем спорить здесь о происхождении неандертальцев. На самом деле именно наша «неспособность приспособиться» к современному порядку, интегрироваться в него, может внезапно оказаться способностью выжить при его крушении: а чего ст? ит прочность этого порядка показал ураган «Катрина», который, как полагают специалисты, — лишь начало. Что же до «высокопробного человеческого материала», то приведем лишь одно свидетельство: «Самое отвратительное — это не вода, это люди. Мы как раз ехали к одному из домов в центре города: получили сигнал, что там остались люди. И вот мы едем. Видим, дорога перекрыта людьми. Они стояли прямо как в очереди в кассу, ждали, когда можно будет войти в Wal-Mart. А навстречу шли другие. Чего только они не тащили! Когда я увидел какого-то идиота с баскетбольной корзиной, я не выдержал, высунулся из машины: „Тут гребаный ураган! На черта тебе эта корзина?!“ А этот ублюдок только заржал мне в ответ». (Майк, пожарный из Нового Орлеана, цит. по «Коммерсантъ-Власть» (N 36, 12.IX.05).

«Добротность человеческого материала» демократических обществ, впрочем, недавно проявилась еще ранее — в связи с многочисленными садо-мазо скандалами в иракских тюрьмах, когда даже американскому руководству пришлось отозвать оттуда своих людей.

Тем временем все громче раздаются призывы к насильственному вмешательству Запада в российские дела, и призывы эти исходят уже, как нам приходилось писать, от лиц с российскими паспортами. В том же самом еженедельнике Wprost Виктор Калашников, «российский аналитик, связанный с группой Коммерсантъ», указывая на то, что «реставрация номенклатуры» стала причиной «сближения с Китаем и Ираном», пишет: «Приоритетом внешней политики демократических государств становится возвращение России на путь демократического развития <…> Ожидать того, что какие-то внутренние силы в России могут вызвать такой поворот, наивно, даже если предполагать, что международные силы оказали бы им поддержку. Российская „оранжевая революция“ (согласованные действия всех социальных групп, имеющие своей целью устранение от власти постсоветской номенклатуры) может произойти только в результате постоянных и консолидированных усилий извне с целью изменения современной структуры российского общества и системы власти в России». О какой «системе власти» говорит Виктор Калашников, он не скрывает, называя ее прямо — «система Путина», основу которой составляют «офицеры тайной полиции». Калашникову вторит на страницах еженедельника Wprost знаменитый американский политолог и специалист по России Ричард Пайпс, указывающий — со своей специфической точки зрения (одной из главных идей всех исторических трудов Пайпса является то, что советский режим является логическим продолжением системы, формировавшейся в России как минимум с XV в., с чем мы, впрочем, вполне согласны, хотя и воспринимаем это, как и польские высказывания, «с точностью до наоборот) — на растущий внутри „системы Путина“ „российский национализм“.

Ричард Пайпс (Wprost, 6.IX.05, статья „Россия коричневеет“): „Российский национализм вырастает из царской традиции самодержавия. <…> Власть в стране в руках одного человека, который в кругу преданных ему людей принимает решения почти обо всем. Эти решения передаются вниз, а могучая бюрократическая машина занимается их претворением в жизнь. В таких условиях очень легко взрастить национализм, поскольку то, что говорится на вершине этой пирамиды, должно сплотить общество <…> Сегодняшним врагом России являются Запад, американцы, НАТО, евреи, но также японцы и китайцы. Зачастую каждый, кто хоть чем-то отличается от них (русских — В.К.) <…> Теперь национализм должен способствовать реставрации великой державы и обосновывать этот процесс“.

Отбрасывая и „отмысливая“ обычные фобии с перечислением врагов по именам, укажем, что на самом деле Ричард Пайпс указывает нам верное направление. Особенно это касается „великой державы“. Указывает, сам не зная, как этому помешать.

Указывает — как и все его единомышленники — путь, по которому Россия может и должна следовать, если действительно стремится восстановить статус великой державы. Если не сам Владимир Путин, то „офицеры тайной полиции“ в целом должны сохранить все свои властные позиции на переломе 2007−2008 гг. („коней на переправе не меняют“), после чего — только после! — можно будет принимать общенациональные решения о восстановлении всей полноты исторической российской государственности. Лично Владимир Путин находится в этой связи в чрезвычайно трудном положении. С одной стороны, ибо, действительно, „коней на переправе не меняют“, он лично обязан остаться в эти критические года у кормила верховной власти, выступая как ее исторический местоблюститель; с другой, исходя из этого же положения, он не может идти на изменение Конституции — крайне малопригодной для России — сегодня, на переломе, ибо всякое такое изменение сейчас будет означать „политический выкидыш“ и провал всего.

На самом деле России нужна не просто новая Конституция. Нужно полное изменение основ всего государственного строя страны, точнее, приведение его в соответствие с тысячелетней историей. В соответствие, между прочим, со всем тем, чего так страшатся в своих ночных (да и в дневных) кошмарах наши заклятые польско-американские друзья. Но сделано это должно быть ненасильственно, мирно, а, главное, в надлежаще должное время. Не раньше и не позже.

О том, что Владимир Путин глубоко понимает эту проблему, свидетельствуют сказанные им на днях на встрече с зарубежными экспертами и журналистами слова о том, что он не намерен нарушать Конституцию и баллотироваться на третий срок и в то же время хотел бы остаться в России. Последнее — косвенный ответ на оскорбительный выпад Станислава Белковского, сделанный им газете „Завтра“, о том, будто бы Путин — „никакой не чекист“, а „обычный буржуа“, заветная мечта которого — получить ренту и переселиться после окончания второго срока куда-нибудь в Европу. В то же время „остаться в России“, безусловно, означает сохранить если не формальную, то фактическую власть и, по крайней мере, свою „систему“. Не достроенную даже на одну треть, добавим от себя.

Сможет ли Владимир Путин сохранить свой пост Президента на третий срок, что было бы, на наш взгляд, оптимальным в данной политической ситуации, поскольку на самом деле означало бы уже почти формальный переход от республики к „принципату“ с дальнейшей открытой исторической перспективой? Согласно сообщению „Московских новостей“ (09−15.IX.05), „большинство россиян хотели бы оставить во главе страны и после 2008 года Владимира Путина, причем любыми способами: вплоть до изменения Конституции и создания нового государства“. Согласно опросам, приведенным в августе исследовательским холдингом Romir monitoring (опрошено было 1600 жителей из более чем 100 населенных пунктов во всех федеральных округах), 28% полагают, что нужно изменить Конституцию и переизбрать Путина на третий президентский срок, 10% - что нужно изменить Конституцию, чтобы Путин мог стать премьер-министром в качестве главного руководителя страны, и 12% - что нужно создать союзное государство России и Белоруссии и выбрать Путина президентом этого государства. Против сохранения Путина у власти высказался 31% и 9% затруднились ответить. Кроме того, 65% опрошенных сказали, что не видят достойного преемника. Сергей Шойгу и Дмитрий Рогозин „получили“ по 1% „голосов“, Геннадий Зюганов — 2%, Владимир Жириновский — 4%. Можно было бы принять это за пиар-акцию, но зачем либеральным и в целом антипутинским „Московским новостям“ в ней участвовать?

Все это, хотя Владимир Путин ни при каких условиях не может быть монархом в истинном смысле этого слова, но только лишь местоблюстителем, свидетельствует на самом деле о стихийно монархической природе русского общественного сознания, которую либералам так и не удалось выветрить в ходе реформ. Со своей стороны на любую возможность третьего срока либералы смотрят со страхом. Как сказала корреспонденту „Независимой газеты“ (12.IX.05) Ирина Хакамада, „возможно давление на Путина, чтобы он все-таки пошел на третий срок, со стороны тех, кто в этом заинтересован. И даже, может быть, провокация в случае его жесткого несогласия“.

Тем временем, как указывает та же „Независимая газета“, „Подготовка президентских выборов 2008 года фактически идет полным ходом. <…> Стратегию кампании определяет Владимир Путин, но вся предвыборная активность будет направлена на продвижение на высший уровень власти его не названного пока преемника“.

Ирина Хакамада: „Я почему-то думаю, что это будет сюрприз, потому что это заложено в личности президента. И, как доказывает предыдущий опыт, чем больше что-либо обсуждается — фамилии, личности и люди, тем неожиданнее ход <…> При выборе кандидатуры преемника главные критерии будут таковы: „Первое — это абсолютная лояльность. И второе — абсолютное безсилие. То есть эта фигура должна быть настолько слабая, что, с одной стороны, не будет обладать никаким ресурсом, чтобы потом сыграть в другую игру. С другой — может быть даже в силу своей слабости очень преданная, потому что любая фигура более-менее сильная — это катастрофа. Нужна фигура без своей команды, без финансовых групп влияния на этого человека“.

Однако на этот счет — особенно у лиц, близких к политическому центру и занимающих более взвешенную позицию, — существуют и иные суждения.

Сергей Марков (Председатель Гражданского совета по международным делам, доцент МГУ, там же): „Думаю, что он (Путин — В.К.) обезопасит себя путем создания некоей системы, в которой будущий президент, преемник, не будет обладать всей полнотой власти. Возможно, будет некое коллективное руководство, и Путин, возможно, будет играть роль Дэн Сяопина, который, как известно, не потерял контроля над развитием Китая, даже когда не был официальным лидером. Наиболее реалистичный вариант — это Путин как лидер правящей партии. Возможно, будет создана какая-то отдельная организация, не в виде правящей партии, а какой-то социально-экономический совет или что-то в этом роде“.

Нам данный вариант как раз представляется не очень реалистичным. В России правящая партия не может быть партией (т.е. „частью“), она неизбежно становится тотальной — если угодно, тоталитарной — силой. Более того, она сама в ее целом становится собственно верховной властью — открытой или сокрытой. Это опричнина, „орден меченосцев“, вообще любая сокрытая военно-аскетическая организация. Когда КПСС (уже после ХХ съезда) перестала быть таковой, она стала объектом всеобщей неприязни, а затем рухнула. „Единая Россия“, на которую вынужден опираться сегодня Путин, является чем угодного, но только не союзом аскетов. Более того, это расхлябанная, расслабленная, во многом коррумпированная структура, членов которой заботят лишь взаимно противоречивые интересы собственного благополучия. Таким же „безвольным и неспособным образованием“ является, по выражению лидера Евразийского союза молодежи Валерия Коровина (в том же выпуске НГ) фактический молодежный филиал Единой России — „демократическое антифашистское движение „Haши““. Говоря о недавнем инциденте с избиением группы левой молодежи якобы „Нашими“, Валерий Коровин отметил: „Они („Наши“ — В. К) — пушистые зверьки. К тому же у них связаны руки встречей с Путиным, теперь за любое их действие придется отвечать Путину перед Западом. Это похоже на попытку подставить Путина“. От себя добавим, что самоопреде-ление движения „Наши“ как „демократического антифашистского“ неизбежно вынудит их играть на одном политико-идеологическом поле с „оранжевыми“. И проиграть. Точно так же, как в свое время советские коммунисты проиграли Западу на поле „идеалов Просвещения“, „гуманизма“ и тех же самых „демократии“ и „антифашизма“.

Тем временем все тот же польский еженедельник Wprost 6 сентября публикует статью Гжегожа Садовского „Вице-царь“. „Формально у России нет вице-президента, — пишет Гжегош Садовский. — На практике им является Сергей Борисович Иванов“. Коллега по разведке и генерал КГБ (так и сказано, „КГБ“, а не „ФСБ“ — В.К.)“ — указывает Гжегож Садовский. И далее: „Именно Иванов настаивал на том, чтобы поддержать Слободана Милошевича на выборах 2000 года и выслать в Средиземное море военный корабль, который бы сделал невозможным ответные действия Запада <…>. Также Иванов стоит за многими спорными замыслами, озвученными президентом Путиным. Он уговаривал своего начальника разместить базу радаров в кубинском Лурдесе, что обострило бы отношения с США, и убеждал президента переименовать Волгоград с Сталинград, а на знамени российской армии поместить пятиконечную звезду. Последняя идея была реализована. Важнейшим достижением Сергея Иванова является оборонная доктрина России, которую он опубликовал в октябре 2003 г. Фактически документ посвящен выработке направлений внешней политики Российской Федерации. Наблюдатели считают, что именно министр обороны стоит за китайско-российским сближением. В подготовку к укреплению Шанхайской организации Сотрудничества (на основе которой строился российско-китайский союз) не была вовлечена российская дипломатия. Ранее Иванов нанес несколько визитов в Пекин. Также он был автором недавних маневров России и Китая в Южно-Китайском море <…> Иванов объявил, что не будет участвовать в президентских выборах 2008 г. Однако возможно, что Путин поставит именно на него, как на человека верного и гарантирующего безопасность уходящему президенту“.

Неожиданно — впрочем, неожиданно ли? — на поверхность политической жизни на этой недели „всплыл“ еще один явно „предвыборный вариант“. На проходивший в Новочеркасске по случаю 200-летия города Всемирный съезд казаков прибыла называющая себя главой Российского Императорского Дома Великая княгиня Мария Владимировна Гогенцоллерн-Романова, внучка самопровозглашенного „Императора“ Кирилла Владимировича. Напомним, что 3 марта 1917 года Великий Князь Кирилл Владимирович надел революционный красный бант и привел вверенные ему полки к присяге Временному Правительству, а ранее был отстранен Императором Николаем II от наследования Престола. Объединение членов Дома Романовых, возглавляемое Великим князем Николаем Романовичем, не признает прав „Кирилловский линии“ на Российский Престол, однако после 1991 года правящие круги РФ весьма лояльно относились — и относятся — именно к этой ветви династии Романовых. Отдельно отметим тот факт, что, опираясь в „династическом вопросе“ только на Русскую Православную Церковь Московского Патриархата и РПЦЗ, российские власти вообще не принимают во внимание мнение такой ветви Русского Православия, как старообрядчество, несколько иначе относящееся не только к Кирилловской ветви, но и к Романовым вообще, а игнорировать старообрядцев при решении столь важного не только для государства, но и для судеб всей православной „русско-византийской“ традиции, никак невозможно. Так или иначе, сын Марии Владимировны Великий князь Георгий Михайлович Гогенцоллерн-Романов был даже принят в Нахимовское военно-морское училище в Петербурге (что на самом деле абсолютно нормально для наследника Престола в любой стране), но вскоре был почему-то отозван семьей из России и ныне продолжает проживать в Мадриде. В 1996 году группа близких к Борису Ельцину лиц (на самом деле своего рода „русская партия“ при первом Президенте) в составе Александра Коржакова, Николая Барсукова и Олега Сосковца пыталась добиться для Марии Владимировны „особого юридического статуса“ примерно такого же типа, каким обладают герцоги Орлеанские (наследники Французских Капетингов-Бурбонов), однако этим планам не было суждено сбыться, хотя их в целом поддерживал сам Ельцин. Тем не менее, связи правительственных структур с данной ветвью не прервались. Как писали „Новые известия“, члены династии каждый раз приезжают на землю предков тогда, когда это нужно действующей российской власти. Однако предположение о том, что визит согласован в Кремле и подготовлялся администрацией Президента, никакой сенсации не содержит». Обращаясь к участникам съезда, Мария Владимировна сказала, что именно казачество сумело в 1613 году «помешать проведению незаконных выборов» и привести к власти династию Романовых, преемствующих Рюриковичам (см. там же).

Парадоксально, но факт: именно Великая княгиня Мария Владимировна неожиданно оказывается наиболее соответствующей возможному типу преемника Владимира Путина, о котором говорила Ирина Хакамада. Мария Владимировна и Георгий Михайлович, безусловно, «абсолютно лояльны», не имеют за собой реальной силы и «не обладают никаким ресурсом, кроме прав на Престол, впрочем, очень шатких — прежде всего по вышеуказанным причинам — в глазах многих монархистов (к тому же возможность «закрепиться» в России путем учебы в Нахимовском училище Великого князя была упущена). Впрочем, не рассматривается ли в этом случае иной вариант: выдвижение Марии Владимировны на высший государственный пост без восстановления монархии? Аналогичный прецедент имел место в Болгарии, когда премьер-министром стал так и не восстановленный в своих монархических прерогативах бывший король Симеон II. Такая рокировка, однако, должна быть связана с сокращением полномочий Президента и соответствующего их усиления для премьер-министра, каковым мог бы вновь стать Владимир Путин — при сохранении у всех рычагов власти группы «питерских чекистов». Похоже, на эту возможность намекал и пресс-секретарь Российского Императорского Дома Александр Закатов: «Императорский Дом намерен всерьез вернуться в Россию. Речь идет не о восстановлении монархии, а о том, чтобы династия проживала здесь <…> Никто не требует возвращения Зимнего дворца. Главное — чтобы Императорский Дом вернулся в Россию как историческая инстанция». Сама Мария Владимировна тоже публично заявила, что сегодня говорить о монархии «преждевременно». Впрочем, заявление это расходится с публично жалуемыми ею дворянскими титулами и награждениями некоторых лиц Орденом святого Николая.

Такие пожалования на самом деле двусмысленны с любой точки зрения — как с монархической, так и с «советско-российской» (а современная Российская Армия при всех оговорках преемствует Армии Советской, Красной — иначе бы в стране официально не праздновался день 23 февраля и официальным армейским знаменем не было бы признано знамя красное). С монархической точки зрения совершенно невозможно жаловать дворянство — даже личное — Уполномоченному по делам казачества при Президенте РФ генералу Геннадию Трошеву постольку, поскольку Геннадий Трошев принимал советскую военную присягу и никогда от нее не отказывался, что означало бы автоматическое снятие с себя всех военных званий. Равно как и награждение Орденом святого Николая I степени, учрежденного, по Положению об этом ордене, в ознаменование особых заслуг в борьбе с коммунизмом, Ростовского губернатора Владимира Чуба, как ранее некоторых других лиц. Все эти люди — констатируем это без всякой оценки, просто как факт — в свое время пересели из партийных кресел в государственные и не боролись с коммунизмом, а просто «бросили его на дороге». Ни Леонид Бородин, ни Владимир Осипов, ни Игорь Шафаревич Ордена святого Николая удостоены не были… Насколько деятельность этих последних была полезна или вредна для России, мы здесь тоже не оцениваем, но просто констатируем факт. Равно как и с «советской» точки зрения (а ее придерживается сегодня большинство наших нищенствующих соотечественников, и реформы последних лет только укрепили его в ней — тоже без оценки, просто как факт) принятие дворянства или такого Ордена может выглядеть лишь как еще один шаг на пути предательства.

При всем том, что, по данным ВЦИОМ, 16% населения России — а это немало — уже сейчас хотели бы восстановления в стране монархии.

На самом деле кризис легитимности начался в России 2 марта 1917 года, и какие бы то ни было паллиативные решения или действия — в том числе и тем более псевдомонархические — его только углубляют.

Справедливости ради следует все же отметить, что идущие сегодня поверхностные и аляповатые, крайне неглубокие поиски государственной легитимности, связанные с приглашениями в Россию представителей «Кирилловой ветви» Императорского Дома, можно даже счесть отчасти благонамеренными, в особенности если сравнить их с откровенно подрывным, вредительским проектом «Майкл Кентский», всплывшим недавно на поверхность и озвученным рядом известных лиц.

Гораздо более реалистичным — и выигрышным со всех точек зрения, прежде всего, геополитической — является проект учреждения нового государства через создание Союза России и Белоруссии, к которому со временем могли бы присоединиться Казахстан, Узбекистан, Армения и, быть может, Абхазия и Приднестровье, при особых внешнеполитических отношениях с Германией, Ираном, Индией и, возможно, Францией и Китаем. Это действительно было бы началом восстановления Империи — пусть в новых, иных границах — более плодотворным, нежели приглашение Императорского Дома (вопрос о легитимности его ветвей здесь «отмысливаем») на ее куцый обрубок в границах нынешней РФ. Путь здесь открыт, и если в конце этого года Президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко все же подпишут соответствующее соглашение, и будет запущен конституционный механизм референдума об объединении, то и вопрос о Конституции, и вопрос о третьем сроке будут решены сами собой. Кажется, в главном шаги уже делаются: 10 сентября было подписано чрезвычайно важное соглашение о продаже Белоруссии зенитных ракетных комплексов С-300 — в условиях непрекращающегося давления на Белоруссию со стороны США и Евросоюза, в рамках совместной оборонительной программы. Это крайне важный шаг.

Самое главное для российской власти — любой власти — понять простейшую истину: собака лает, а караван идет.

При наличии политической воли — вопреки всем марекам крулям, викторам калашниковым и ричардам пайпсам — возможно все.

http://www.pravaya.ru/look/4828


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru