Русская линия
Новые Известия Алексей Терехов13.09.2005 

Лишние дети
Два миллиона российских подростков не умеют ни читать, ни писать

В конце минувшей недели на планете отмечался Международный день грамотности. Между тем эксперты, исследующие уровень грамотности в разных странах, говорят, что по этому показателю Россия спускается все ниже и ниже в мировом рейтинге. Одна из причин — тотальная детская безнадзорность. Сейчас не посещают образовательные учреждения и, соответственно, неграмотны около 2 млн. детей школьного возраста. Однако, как удалось выяснить «Новым Известиям», государству эта проблема не интересна — представители всех заинтересованных ведомств лишь говорят о «сложной социальной обстановке» и кивают друг на друга.

При всех декларируемых правах и обязанностях ребенок годами может не появляться в школе, и никто об этом не узнает, так же как и о том, чем он занимался в это время. Если, конечно, он не попадет в милицейские сводки. «В последнее десятилетие в самом худшем и бедственном положении в России оказались именно дети, — заявила „Новым Известиям“ председатель Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова. — Правда, пока они сами этого не понимают и об этом не догадываются. Я уверена, что сейчас на первое место нужно выводить национальный проект сбережения детей. Нужно создать автономный план действий в отношении детей, который должен учитывать все факторы: их здоровье, образование, психологическое состояние.

Ведь это вопрос нашего дальнейшего состояния, нашей национальной безопасности. А сейчас государство просто ушло из формирования социальной политики поддержки детей и семьи.

Общество тоже равнодушно. Получается тотальная безответственность государства, общества и семьи. А ведь раньше дети были самым привилегированным классом. Только в последнее время ситуация стала немного меняться к лучшему».

Однако меняется она поистине с черепашьей скоростью. Ведь до сих пор в России на федеральном уровне нет статистических данных о том, сколько детей не посещает школу, оказавшись фактически безнадзорными. Ситуация усугубляется еще и тем, что федеральные инстанции, сотрудников которых по идее должна волновать детская безнадзорность, особой проблемы в этом не видят.

«Мы никогда не проводили и в ближайшее время не собираемся проводить подобных исследований, — заявила „НИ“ высокопоставленная сотрудница отдела учреждений общего, дошкольного, дополнительного образования детей и других образовательных учреждений Управления учреждений образования Федерального агентства по образованию, категорически просившая не называть ее имени. — Мы не знаем, ни сколько детей не посещают школу, ни по какой причине они это делают. Может быть, это и было бы интересно, но у нас нет таких данных. Школы сейчас финансируются из региональных бюджетов, так что отвечать должны местные власти».

Дети, которых нет

Однако на местном уровне также решить проблему в полном объеме не могут. Так губернатор Ростовской области Владимир Чуб на днях заявил, что в регионе около 700 детей школьного возраста постоянно не ходят в школу, передает наш собкор в регионе Анастасия ОРЛОВА. Но на самом деле ситуация с детской безнадзорностью может оказаться гораздо хуже, многие дети просто нигде не зарегистрированы, будто их нет в природе. Так, 11-летняя Анжела Берберьян посещает школу лишь периодически. Правда, одноклассники жаловались учителям, что от девочки дурно пахнет. И неудивительно: более трех месяцев Анжела вместе с 4-летним братом Ваней жили в норе из мусора.

«Анжела и Ваня попали к нам еще в сентябре 2003 года по направлению инспекции по делам несовершеннолетних Ворошиловского района, — рассказала „НИ“ директор ростовского „Социального приюта для детей“ Елена Гридякина. — Но потом за ними приехала их мать. Все эти месяцы она не вспоминала о детях, а тут явилась с письмом из отдела образования администрации Первомайского района, где прописаны дети. В письме нам рекомендовали отдать детей матери. Но даже не будь у нее такого документа, мы были обязаны отдать ей малышей — эту опустившуюся женщину никто не лишал родительских прав».

Спустя год милиция вновь нашла детей живущими на свалке. Днем дети грелись у костра, там же варили похлебку. А холодными ночами потесней прижимались к своим друзьям — собакам и кошкам. Только в марте 2005 года попечительский совет, наконец, лишил их мать родительских прав. Сейчас дети находятся в приюте.

По статистике, только за последний год в России зарегистрировано более 8 тыс. случаев жестокого обращения с детьми со стороны родителей. И лишь в 5 случаях из 100 прокуратура сочла возможным возбудить уголовное дело. Только 40% родителей лишаются родительских прав. «Дети довольно часто попадают к нам по нескольку раз, — говорит директор приюта. — Мы их немного откормим, приведем в чувство, и малышей вновь отдают родителям — прав-то у мам и пап никто не отнимает».

Этот странный гуманизм органов опеки можно понять — детских домов в Ростове остро не хватает. Направлять детей, чьи родители лишены прав, просто некуда. Впрочем, и приют в Ростове всего один, хотя по норме положено двадцать пять.

Традиции против школы

В Волгоградской области, только по официальным данным, не посещают школу более 300 детей школьного возраста (в действительности таких детей может быть почти вдвое больше), передает наш собкор Станислав АНИЩЕНКО. Причины — бродяжничество, алкоголизм родителей, а в семьях цыган и турок-месхетинцев — раннее замужество девочек. В селах Заволжья малообеспеченные семьи в полном составе батрачат на частных бахчевых плантациях — вместо посещения уроков дети 12−14 лет отправляются с родителями убирать арбузы. Кандидатами на лишение родительских прав по итогам 2004 года стали около 1100 родителей, 618 уже прошли через эту процедуру. Остальных пока не трогают: мест в детдомах не хватает и здесь, а больше девать беспризорников волгоградским властям некуда.

Два года назад Воронеж потрясла история 13-летней Гюнели Дервишевой. Как передает наш собкор в регионе Роман ПРЫТКОВ, девочка с побоями, которые нанес ей отчим, попала в отделение нейрохирургии областной детской клинической больницы. Врачи «Скорой» по дороге в больницу из съемной квартиры, в которой жила семья, выслушали жуткую историю. В 13 лет девочка едва умела читать: отчим-кавказец полагал, что ребенка нужно воспитывать в национальных традициях — девочке негоже получать образование и лишний раз показываться на люди. Мать, рыночная торговка, мужу не перечила. Сколько ни просилась девочка в школу, ее так и не пустили, даже из дома не выпускали лишний раз. Над Гюнель сжалилась только сердобольная квартирная хозяйка. Пенсионерка купила букварь и учебник математики, сама пыталась научить Гюнель письму, чтению и счету. Закончилось все печально: узнав об этом и о том, что Гюнель приглянулась соседскому парню, отчим жестоко избил падчерицу. Непутевую мать после этого родительских прав не лишили.


«Это нереально»

Как переломить ситуацию, чиновники не знают. Все сводится к общим фразам: надо улучшить социальную обстановку в стране. Также общими фразами обходятся и при объяснении причин, по которым детство перешло в разряд социально опасного возраста.

«Плачевная ситуация с детской безнадзорностью в целом сложилась из-за нестабильной ситуации в стране, — заявили „НИ“ в Комитете по делам женщин, семьи и молодежи Государственной думы. — Родители больше думают о том, где заработать, чем о детях. Мы, общество, разучились просто любить и заботяться о своих детях. Мир стал бездуховный, агрессивный».

Кстати, в думском комитете также не смогли назвать число детей, оказавшихся без надзора. «У нас в стране официально никто такой статистики не ведет, потому что это нереально», — добавили сотрудники комитета.

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ БОРЬБЫ С БЕЗНАДЗОРНОСТЬЮ

В 1996 году была принята федеральная целевая программа «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» на 1997−1998 годы, которая стала частью президентской программы «Дети России». В 1997 году ее действие было продлено на 1998−2000 годы. На реализацию этой программы предполагалось выделять по 40−50 млн. рублей в год, но эти расходы фактически секвестрировались на 50%. Позднее программа продлевалась еще на два года и финансировалась уже в полном объеме примерно по 100 млн. рублей в год.

В июне 1999 года был принят закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

В феврале 2002 года правительство России одобрило программу первоочередных мер по профилактике и борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. Для этого было решено создать межведомственный штаб, как выражалась тогдашний вице-премьер Валентина Матвиенко, «для принятия оперативных мер по снятию проблем детской беспризорности и безнадзорности».

Судя по всему, старания г-жи Матвиенко особым успехом не увенчались, ведь в апреле 2005 года Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин заявил на встрече с президентом Владимиром Путиным, что для решения проблемы, сложившейся в нашей стране с беспризорниками, требуются политическая воля, серьезные государственные меры и иной уровень финансирования в этой области. Точку зрения Лукина, который считает, что сейчас в стране беспризорных детей примерно столько же, сколько и во времена Гражданской и Великой Отечественной войн, в августе поддержал и глава МВД Рашид Нургалиев.

«ТРЕТЬЯ ВОЛНА БЕСПРИЗОРНОСТИ»

1 июня 2005 года, выступая на расширенном заседании коллегии, посвященной вопросам профилактики правонарушений несовершеннолетних, глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявил, что «страну накрыла третья по масштабам волна беспризорности после Гражданской и Великой Отечественной войн». «Даже по самым приблизительным подсчетам, в России более 700 тыс. детей-сирот, 2 млн. подростков неграмотны, более 6 млн. несовершеннолетних находятся в социально неблагоприятных условиях, 4 млн. употребляют наркотики, из них около 1 млн. наркозависимы», — сказал министр.

http://www.newizv.ru/news/2005−09−13/31 488/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru