Русская линия
Коммерсант Валерий Журавлев07.09.2005 

Ислам с общечеловеческим лицом
На фестивале мусульманского кино «Золотой минбар» в Казани

В Казани открылся Первый международный фестиваль мусульманского кино «Золотой минбар». Учредитель феста — Совет муфтиев России — не стал скрывать пропагандистской подоплеки фестиваля, объявив, что намерен показать миру «доброе лицо ислама». Жюри конкурса, однако, пообещало, что собирается судить фильмы «по-честному». Из Казани — ЕКАТЕРИНА Ъ-ВОРОБЬЕВА.

Идея проведения мусульманского кинофестиваля родилась, говорят, у председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. Господину Гайнутдину хотелось организовать «возможность рассказать всему миру посредством кинематографа, что у мусульманина доброе лицо». Вероятные обвинения в конъюнктуре муфтия не пугали. Он сам заявил, что в сегодняшней ситуации ислам как никогда нуждается в позитивном освещении. «СМИ рисуют образ мусульманина как человека с ружьем и в повязке, выкрикивающего 'Джихад, джихад!'», — сетовал шейх в беседе с журналистами.

В общей сложности на кинофестиваль «Золотой минбар» (минбар — возвышение для проповеди в мечети) было выдвинуто 154 киноработы из 20 стран мира. Совет муфтиев, выступивший учредителем фестиваля, особенно порадовался тому факту, что помимо мусульманских государств на призыв откликнулись кинематографисты США, Канады, Великобритании, Австралии и Литвы. Отбор был строго направленным, если не сказать тенденциозным: как объяснил генеральный директор фестиваля Зауди Мамиргов, «мы следили, чтобы в фильмах не было насилия, ужасов, мистики, чтобы они не призывали к вражде, а пропагандировали общечеловеческие ценности». Особо, по его словам, приветствовались байопики, рассказывающие о великих мусульманах (как, например, «Аяз Гилязов» производства татарских кинематографистов, или «Проклятие Тамерлана» телеканала «Россия»). В итоге отборочная комиссия, возглавляемая Равилем Гайнутдином, выбрала 27 фильмов в трех номинациях: игровая, документальная и анимационная. Не все из них новинки, к примеру татарский «Куктау», выступивший единственным игровым номинантом из республики-хозяйки феста, был с помпой презентован в Казани еще три года назад.

Впрочем, дата выхода фильмов — последнее, что волновало организаторов, увлеченных идеей правильного отображения ислама. Иначе не объяснить тот факт, что открыть фестиваль было решено внеконкурсной картиной Владимира Хотиненко «Мусульманин», вышедшей в 1995 году и тогда же получившей многочисленные призы. Организаторы назвали этот фильм «еще более актуальным, чем прежде», и наградили режиссера призом «За вклад в дело исламского призыва» (остальные девять призов будут розданы 10 сентября). К чему должен призывать ислам в целом и исламский кинофестиваль в частности, на открытии еще раз объяснил муфтий: «К миру, добру и благочестию, к торжеству духовных ценностей, к объединению всех кинематографистов мира в создании фильмов о мусульманской душе».

Вероятно, жюри фестиваля тоже получило установку оценивать фильмы конкурса в первую очередь по критерию позитивности. На пресс-конференции члены жюри еще пытались профессионально сопротивляться: так, председатель жюри, знаменитый сценарист Рустам Ибрагимбеков, заявлял, что в оценке фильмов будет руководствоваться прежде всего их художественными достоинствами и только потом соображениями «духовности и терпимости». Другой член жюри, киновед Кирилл Разлогов, сообщил, что не видит «никаких противоречий в том, что организаторы отбирают фильмы по одному принципу, а жюри будет оценивать слегка по-другому». В том, что срез мусульманского мира при таком отборе может получиться несколько однобоким, господин Разлогов не увидел ничего фатального, хотя и признал, что по-настоящему актуальной в современном мире и кинематографе является тема противостояния мусульманской и христианской культур. «Но я могу понять организаторов, которые отказались брать такие конфронтационные фильмы, чтобы не обострять проблему», — поддержал он идеологов фестиваля. Правда, в последующей беседе с Ъ Кирилл Разлогов высказал опасение, что узконаправленная тематика фестиваля может в будущем стать его главной проблемой, «потому что на следующий фестиваль может просто не хватить фильмов». К тому же, как известно, изображения людей и животных не приветствуются крайними течениями ислама, так что однажды фестиваль может свестись к проекции на экран узоров и сур Корана.

http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=606 573&IssueId=23 502


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru