Русская линия
Правая.Ru Александр Елисеев06.09.2005 

«Нужен царь — и всё тут»

Недавно Константин Пуликовский сделал такое высказывание: «Я очень много перемещаюсь по Дальнему Востоку, да и по стране. Людям нужна не оппозиция, им нужен царь — и все тут». Такие признания в устах таких людей многого стоят. Они свидетельствую о том, что «силовики», имеющие бесценный опыт в борьбе за единство страны, отлично понимают — русский народ настроен монархически. И есть вероятность, что это будет ими учитываться в дальнейшем

Недавно в интервью газете «Аргументы и факты» полпред Президента РФ на Дальнем Востоке Константин Пуликовский сделал высказывание, которое многим покажется «неполиткорректным»: «Я очень много перемещаюсь по Дальнему Востоку, да и по стране. Людям нужна не оппозиция, им нужен царь — и все тут». Показательно, что это высказывание принадлежит боевому генералу, чей сын погиб во время первой чеченской компании. Такие признания в устах таких людей многого стоят. Они свидетельствую о том, что «силовики», имеющие бесценный опыт в борьбе за единство страны, отлично понимают — русский народ настроен монархически. И есть вероятность, что это будет ими учитываться в дальнейшем.

Возможно, что именно «силовики», перебравшиеся в политику из армии и ФСБ, но сохранившие там влияние, станут движущей силы монархической Реставрации. А почему бы и нет? В свое время власть монарха выросла из княжеской власти. А княжеская власть выросла из дружинной организации, которая объединяла самых первых «силовиков», именно дружинники поддерживали князей с их властными амбициями, противостоя при этом городской торгово-ремесленной верхушке и языческому жречеству. Кстати говоря, именно князь и дружина выступили в свое время инициаторами христианизации Руси, что тоже наводит на некоторые рассуждения.

Так почему бы нынешним «силовикам» не вернуть России Царя?

Автор этих строк вовсе не питает каких-то восторженных иллюзий. «Силовики» мне, как русскому патриоту и государственнику, отчасти симпатичны. Но я отдаю себе отчет в том, что они, как и любая элитная группа, есть, до некоторой степени, продукт разложения позднесоветской системы. Поэтому было бы несколько наивным ждать от них (да и от кого бы то ни было) этакой благородной рыцарской акции по возвращению Трона. Очевидно, что речь пойдет о достижении каких-либо, вполне прагматических, целей. (Между прочим, вряд ли можно идеализировать и дружинников Древней Руси. Вспомним, как они вели себя, по описанию летописи, на княжьих пирах: «Бывало, что когда подопьют, начнут роптать на князя: «Горе головам нашим: едим деревянными ложками, а не серебряными». Услышав это, повелел Владимир исковать серебряные ложки для дружины, сказав: «Серебром и золотом не найду себе дружины, а с дружиной добуду серебро и золото…»).

Возрождение монархии может быть поначалу предлогом для усиления власти политика, угодного «силовым группам». Причем таковым политиком вовсе не обязательно будет президент Путин. Хотя, как представляется, его решение баллотироваться на третий срок вполне устроило бы «силовиков». Коней на переправе менять довольно хлопотно, а перспектива заполучить в Кремле более либерального президента — весьма пугает. Ведь Запад может потребовать крови «военных преступников», тем более, если к в 2008 году в США будет править президент-демократ.

И, кстати говоря, народ с радостью поддержит идею «третьего срока». Не так давно радио «Эхо Москвы» провело опрос, в ходе которого 86% респондентов выступили за то, чтобы президент мог баллотироваться в третий раз. А ведь это еще довольно-таки демократическая аудитория. Поэтому, как представляется, Путин вполне спокойно может выносить вопрос о третьем сроке на референдум — его охотно поддержат. (Собственно «Батька» Лукашенко так и сделал, причем вполне успешно.)

И вполне возможно, что в Конституцию соответствующие изменения можно внести без особых проблем.

Но дело тут, конечно, не в Путине и его третьем сроке. Дело в том, что в России крайне слабо отлажен механизм демократической смены власти. На Западе за этим стоит многовековая традиция, здесь все работает как часы. Мы же только начинаем отрабатывать тамошние технологии, а посему находимся в заведомо проигрышном положении. При этом я даже не затрагиваю идеологические и, тем более, метафизические аспекты вопроса о власти. Речь идет, в данном случае, только и исключительно о прагматизме.

Как представляется, ограничение власти Главы Государства сроками пребывания в Кремле будет у нас еще очень долгое время проблематичным. Наши властные элиты не настолько еще гибки и маневренны, чтобы легко сменять друг друга у власти. А пока мы вообще наблюдаем наличие наверху некоей коалиции, где «либеральные экономисты» делят власть с «питерскими чекистами» (собственно, самих элитных групп гораздо больше). Рано или поздно эта коалиция распадется и тогда перед победившей группой встанет задача сохранения своего влияния на неопределенно долгий срок. Если она эту задачу проигнорирует и попробует сыграть по западным правилам, то ее может ожидать сильный конфуз. Скажем, какие-то группы, претендующие на власть, сочтут готовность этой властью поступиться (пусть и не сразу) как признак слабости и трусости. Тогда они могут зачистить «демократов» раньше срока. И это еще только один из вариантов.

В случае если победит «силовая» группа, то она может отказаться от чуждых правил игры. И очевидно, что это потребует серьезных изменений в Конституции. А тут уже возможны только два варианта.

Первый вариант — диктатура. Понятно, что речь пойдет о мягкой и бархатной, правовой диктатуре, которая предполагает имитацию выборов. В этом случае власть Главы Государства становится пожизненной, хотя и сохраняется возможность легального устранения от власти. Этот вариант, кстати говоря, имел в виду И. Ильин, когда говорил о «национальной диктатуре».

Но диктатура требует довольно-таки жесткой линии. Это в уютных кабинетах можно рассуждать о демократическом диктаторе, а в жизни все может выглядеть по иному. К тому же диктатура требует соответствующих ресурсов обеспечения, каковыми могут быть либо идеократическая партия (типа НСДАП или ВКПб), либо достаточно замкнутая офицерская каста (Чили). В России сейчас нет ни того, ни другого. Ожидать нового Гитлера или Ленина нет никаких оснований (и слава Богу!), что же до армии, то перед ней стоит задача сохранения — до власти ли тут? (Военный переворот представляется крайне нежелательным, что бы ни говорили, но он способен подорвать доверие к власти. Кстати говоря, в России военные заговоры традиционно были направлены против монаршей власти, вспомним декабрь 1825 или февраль 1917 годов.)

Вариант с диктатурой чекистов вообще не проходной — нигде и никогда спецслужбы не создавали диктатуры. Это — секретные организации, не предназначенные для публичной власти.

Как видим, ресурсов для диктатуры нет. Если менять систему, то ее нужно менять методами не столько авторитарными, сколько авторитетными. Власть должна стать несменяемой благодаря своему духовному авторитету, очевидному для каждого русского. Это должна быть религиозно оправданная и церковно благословленная власть, уходящая своими корнями вглубь веков. Понятно, что таковой властью может быть только монархия.

Весьма возможно, что в обозримом будущем (позже 2008 года) вопрос о пролонгации срока пребывания у власти будет решен по-монархически. Конституцию изменят, причем сделают это в соответствии с самой Конституцией. Лазейку всегда можно найти… Это — второй вариант, который, в свою очередь, разбивается на два варианта.

Первый подвариант. «Бонапартизм». Президент становится Монархом на манер «гражданина Бонапарта» — при освещении Церковью. Это автоматически решает вопрос о сохранении власти, но зато сразу же ставит вопрос о ее духовном влиянии. У многих возникнет ощущение того, что власть узурпирована, а поддержка ее Церковью есть некое прикрытие.

Второй подвариант. Приглашение (от лица российского народа) на трон одного из представителей Дома Романовых. В этом случае восстановление монархии будет выглядеть как вполне легитимный процесс. При этом президент имеет возможность стать чем-то вроде регента и премьер-министра в одном лице. Его полномочия будут достаточно обширными, а срок их исполнения — пожизненным.

Подобное развитие событий крайне желательно с точки зрения монархизма. Очевидно, что возрождение монархии не может произойти вдруг — без воспитания народа и, кстати говоря, самого Монарха. Поэтому необходим некий подготовительный период. Таковым подготовительным периодом не может быть диктатура. Диктатор получит столько власти, что это обесценит монархическое начало. Есть угроза того, что он сам захочет править — единолично. К тому же, диктатура — довольно жесткая форма правления, которая вызывает в обществе усталость и потребность в демократии. Не случайно, все диктатуры сменялись именно демократиями (Чили, Португалия, Греция), пусть даже и формально монархическими (Испания). (Показательно, что Франко хоть и восстановил монархию в 1947 году, но полностью сохранил режим своей личной диктатуры.) Поэтому наиболее оптимальным представляется вариант регентства, при котором власть Монарха не только объявлена, но и является реальной.

Здесь огромную роль могут сыграть монархические силы, которые хоть и малочисленны, но зато весьма сильны интеллектуально. В последнее время издано огромное количество трудов классиков русского традиционализма. Да и современные традиционалисты весьма активны в плане теории. То есть у них есть возможность предложить обществу разработанную модель Русского Будущего, которая вполне укладывается в рамки Традиции. Другое дело, что они довольно слабы в области практической политики. А между тем довольно-таки значительная часть общества готова их поддержать. Так, по данным опроса Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) около 16% респондентов признают желательным восстановление монархии. Это довольно таки неплохой показатель, позволяющий надеяться на вполне успешное участие в реальной политике.

http://www.pravaya.ru/look/4716


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru