Русская линия
Трибуна Максим Кустов01.09.2005 

Последний снимок Второй мировой

Окончание Второй мировой войны многие ассоциируют с разгромом гитлеровской Германии. Между тем окончилась эта война шестьдесят лет назад, 2 сентября 1945 года, когда на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о капитуляции Японии.

В те дни Советская Армия провела одну из самых блестящих военных кампаний в истории. Около миллиона трехсот тысяч хорошо подготовленных, особенно упорных в оборонительном бою солдат Квантунской армии, имевших мощные, укрепленные районы, были разгромлены в считанные дни. Наступление наших войск в сложнейших условиях через пустыню Гоби и горы Хинганского хребта было стремительным и неотвратимым…

К борту линкора японская делегация была доставлена на американском эсминце «Лэнсдаун» в 8 часов 55 минут. В нее входили министр иностранных дел Мамору Сигэмицу, представлявший правительство, и генерал Умэдзу -" императорскую ставку.

В 9 часов 04 минуты американский генерал Макартур пригласил японскую делегацию к столу. Сняв черный цилиндр и начав подписывать акт, Сигэмицу обнаружил, что ручка неисправна. Секретарь быстро подсунул ему другую ручку, и тот, торопливо поставив подпись, отошел в сторону. То же сделал и начальник генерального штаба армии генерал Йосидзиро Умэдзу.

От имени союзных держав акт подписал вначале Макартур. Он достал из кармана десяток авторучек и подписал документ с английским текстом одной ручкой, а японский текст — другой.

Подписать акт от имени СССР было поручено генерал-лейтенанту Кузьме Николаевичу Деревянко. Генерал окончил в свое время восточный факультет Военной академии имени Фрунзе, изучил английский, китайский и японский языки. После окончания академии Деревянко командировали в Китай. За проявленное мужество он был награжден орденом Ленина.

На борт линкора «Миссури» поднялись около 500 корреспондентов. Каждому из них было указано место для съемки. Советских журналистов поставили примерно в 70 метрах от стола, где предстояло подписание акта. Фотожурналиста Виктора Темина, специального корреспондента «Правды», такое расстояние не устраивало, тем более что у него не было телеобъектива.

Съемка могла провалиться, вспоминал он позднее. Удалось уговорить американского солдата из охраны, и он пропустил меня. Лучшие места занимали кинооператоры и фотокорреспонденты американских агентств. Темин подошел к ним и начал было готовиться к съемке. Но тут появились два американских офицера и потребовали, чтобы он удалился: «Это место закуплено американским агентством за десять тысяч долларов. Просим, сэр, покинуть его или солдаты выбросят вас за борт».

-" Чувствую, дело принимает серьезный оборот, -" продолжал рассказ Виктор Антонович. -" Что же делать?

К счастью, в это время на борт линкора поднялась советская делегация. Темин подбежал к генералу Деревянко и негромко сказал: «Мне не дают места для съемки». «Пристраивайся к нам», -" не оборачиваясь, бросил Кузьма Николаевич. Навстречу им вышел генерал Дуглас Макартур. Представив членов советской делегации, Деревянко, показывая на Темина, сообщил:

-" Мой специальный фотокорреспондент. -" И, обратившись к Виктору Антоновичу, спросил: «Где вам удобнее расположиться?»

-" Вот здесь, -" ответил Темин и показал на то место, с которого его удалили американские офицеры.

-" Надеюсь, генерал, вы разрешите, -" попросил Макартура Кузьма Николаевич.

-" О’кей! -" кивнул тот.

Памятный снимок, сделанный тогда, Виктор Антонович подарил сыну генерала Деревянко Виталию Кузьмичу. После подписания документа Сигэмицу со свитой покинул «Миссури», унося с собой акт, чтобы передать его императору Хирохито. А победители собрались на банкет в салоне командира линкора. Когда генерал Деревянко провозгласил тост за советский народ, сделавший так много для победы во Второй мировой войне, все выпили стоя…¦

Вряд ли тогда, шестьдесят лет назад, кто-нибудь из участников этого исторического события мог подумать о том, что придет время, когда правомерность вступления СССР в войну на Дальнем Востоке будет поставлена под сомнение. А между тем именно так и происходит.

Все чаще в печати, и не только в западной, появляются материалы, в которых СССР обвиняют в «вероломном» нападении на Японию, в котором не было-де никакой необходимости.

При этом, правда, «забывают» сказать, что Сталин выполнял обещания, данные Рузвельту и Черчиллю в Тегеране и Ялте. Вот если бы Красная Армия не атаковала японцев в августе 1945 года, тогда можно было бы смело обвинять СССР в нарушении союзнических обязательств.

Заранее, в апреле 1945 года, СССР денонсировал договоренности с Японией о ненападении. О каком вероломстве идет речь? Тем более в отношении страны, имевшей привычку начинать войну внезапным ударом (Порт-Артур -" январь 1904 года, Перл-Харбор -«декабрь 1941 года)?

Столь же несостоятельны и утверждения о «ненужности» советского участия в войне на Дальнем Востоке. Летом 1945 года американцы весьма откровенно говорили о том, насколько оно необходимо для окончания войны.

Сенатор Коннэли, например, узнав о начале наступления Красной Армии, воскликнул: «Благодарение Богу! Война уже почти окончена». Генерал Ченнолт, командовавший тогда военно-воздушными силами США в Китае, заявил корреспонденту «Нью-Йорк таймс»: «Вступление Советского Союза в войну против Японии стало решающим фактором, ускорившим окончание войны на Тихом океане, что произошло бы даже в том случае, если бы не были применены атомные бомбы.

Быстрый удар, нанесенный Красной Армией по Японии, завершил окружение, приведшее к тому, что Япония оказалась поставленной на колени».

Этот день наступил

«Поражение русских войск в 1904 году в период Русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старшего поколения, этого дня. И вот этот день наступил».

Из обращения И.В. Сталина к советскому народу в связи с победой над Японией).

http://www.tribuna.ru/material/10 905/11−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru