Русская линия
Время новостей Кирилл Василенко31.08.2005 

Меж двух крестов
Католики и православные борются в Новосибирске даже за сиротский приют

Исторически сложилось так, что Западно-Сибирский регион довольно насыщен католическими организациями. Сюда еще во времена царской России, а затем и со всего СССР ссылались неблагонадежные немцы, поляки, литовцы и западные украинцы. На улицах современного Новосибирска нередко можно встретить монашек в серо-голубых одеяниях и священников в черных рубашках с белыми квадратными воротничками. В столице Западной Сибири живут и работают представители основных римско-католических монашеских орденов. Францисканцы отвечают за католическую школу, сестры матери Терезы работают в больницах и приютах, иезуиты занимаются с подготовленными верующими духовными упражнениями Игнатия Лойолы.

Территория западносибирской епархии епископа Йозефа Верта — самая крупная по площади в мире — составляет 4 млн кв. километров. И можно с уверенностью сказать, что римско-католическая структура сегодня успешно развивается на этих просторах, что очень радует местных католиков, но в то же время служит предметом конкуренции и огорчения для православной епархии Новосибирска. Впрочем, в Новосибирском епархиальном управлении РПЦ не пожелали публично обсуждать с представителями светской прессы свои взаимоотношения с католиками. «Вот если бы вы были представителем православной прессы или у вас было бы рекомендательное письмо от Московского патриархата, — сказал один из сотрудников секретариата епархии корреспонденту „Времени новостей“. — А так правящий архиерей болеет и встретиться не сможет». Узнав же о намерениях встретиться с католиками, в секретариате участливо попросили оставить номер мобильного телефона и пообещали перезвонить. Вопреки ожиданиям позвонили даже несколько раз: интересовались, удалось ли встретиться с католическим епископом и какие оценки он дал православным священникам региона. Попутно делились сожалениями, что при епархии нет в штате сотрудника-консультанта из отдела внешних церковных связей, который мог бы обрисовывать правильную идеологическую линию РПЦ во взаимоотношениях с посланцами Ватикана.

Священная война

Крепкий идеологический центр, однако, в Новосибирске нашелся. В подвалах братства во имя Святого Александра Невского близ одноименного храма расположился епархиальный информационно-консультативный центр по вопросам сектантства. Здесь хранится полный архив бесовских вероучений, заботливо разделенный закладочками: здесь все про «Церковь объединения» Сан Мен Муна, про мормонов («Церковь Иисуса Христа святых последних дней»). Именно отсюда осуществляется руководство всеми общественными акциями православных города, будь то отправка в плавание миссионерского корабля-церкви или пикет против тех или иных сектантов или католиков.

«Являясь, по сути, центром сибирского региона, город Новосибирск притягивает особое внимание иностранных миссионеров — как город, в котором сконцентрированы экономические ресурсы, как политически активный и стратегически важный центр, подлинное духовное возрождение которого способно повлиять на положение во всей России», — поясняет предназначение центра его руководитель протоиерей Александр Новопашин.

— Сама идея братства зародилась в начале 90-х годов, когда настоятелем нашего собора стал протоиерей Александр Новопашин, — рассказывает замруководителя центра Олег Заев. — Постепенно он стал собирать вокруг себя людей, которые неравнодушны к вере, к отчизне. Так и сформировалось братство, которое включает в себя прежде всего дружину.

— А почему была выбрана именно форма дружины при храме? Ведь в старорусском понимании это военная сила?

— Потому что против наших сограждан развязана война, и мы вышли для того, чтобы их защитить.

— Какая война?

— Ведется война духовная. Первичная наша задача — помочь людям разобраться в тех формах современного насилия, которые против них развязаны. А именно — задурманивание голов, контролирование сознания. Мы проводим пикеты, чтобы предупредить ничего не подозревающих граждан.

Примечательно, что наравне с последователями неформальных языческих верований дружина не менее ревностно начала вскоре бороться и с иностранными католическими миссионерами. К примеру, когда в 2002 году Папа Римский Иоанн Павел II повысил статус католических структур в России до полноценных епархий, дружина Александра Невского устроила во внутреннем дворе местного костела в самый разгар мессы громогласный пикет с иконами и транспарантами. «Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему Папе», «Веры латинской не приобщайтесь и всякого учения их избегайте» — назидали надписи на плакатах, обращенные, по-видимому, как раз к ничего не подозревающим гражданам.

Как пояснил замруководителя антисектантского центра, православные не только выражали таким образом протест против учреждения католических епархий, но и старались не допустить усиления российских католиков в будущем.

«Действия католиков на Украине сопровождаются многими противоправными действиями, — говорит Олег Заев. — Мы знаем, что происходит притеснение православных людей, вытеснение их из православных приходов. Этого можно ожидать и у нас. Потому что там, где появляются активные проповедники этого направления, всегда возникают конфликты. Если католики здесь укрепятся, можно прогнозировать, что та же проблема будет и у нас».

По словам г-на Заева, дружина занимается не только пикетами, но также и «распространением достоверной информации» о врагах России на всех уровнях. «Прежде всего мы уведомляем правоохранительные органы, управление юстиции, прокуратуру, администрацию, госнаркоконтроль, ФСБ, УВД о том, что есть некоторые противоправные действия со стороны таких-то людей», — рассказал он. Можно предположить, что деятельность александроневского братства также сыграла свою роль в аннулировании российской визы сибирского епископа Ежи Мазура в 2002 году.

Дружина Александра Невского заботится о подготовке своей смены. В летних военно-патриотических лагерях проходит воспитание подрастающего поколения. «Через увлечение единоборствами и русской борьбой, которая называется „стиль кадочника“, юноши в конце концов приходят к пониманию веры, потому что любой поединок — это прежде всего брань духовная», — поведал о смысле летних лагерей Олег Заев. Между тем в летнем православном лагере «Полевой стан» есть и вполне реалистичные военные курсы — такие как стрелковая, строевая, воздушная и водная подготовка, основы подготовки разведчика.

Оплот «прозелитизма»

Сказочный мини-парк с гипсовыми лебедями, гномами и ручейками разбит перед современной виллой из красного кирпича, напоминающей новорусские дачи по подмосковному Рублевскому шоссе. Внутри огромная гостиная и ряд скромно меблированных маленьких комнат, выходящих окнами на Обь. Каждая «келья» рассчитана на двоих, каждая пара комнат объединяется в отсек, у которого есть общая кухня. Здесь находится приют «Дом Святого Николая», рассчитанный примерно на 50 детей. Он был открыт в 1996 году тогда еще апостольской администратурой Римско-католической церкви по просьбе и при участии городских властей.

— Этот приют во многом отличается от детских домов, — рассказывает 20-летний воспитанник Сергей Алексеев. — Здесь чувствуешь себя как дома, в нормальной семье. Я могу отпроситься погулять, предупредив, куда я пошел и где меня искать. У меня комната, там стоит письменный стол, на нем я делаю уроки и письма пишу, койка, шкаф и тумбочки — все как в нормальной семье. Учиться я ходил сначала в школу здесь поблизости, затем в училище, в приют возвращался после занятий. Воспитатель у нас есть — тетя Оля. Я могу с ней посидеть поговорить о том, в чем не могу другому довериться. И еще есть сестра Каролина, с которой можно обо всем поговорить, она всегда ответ найдет, как мама считай. А наш водитель обучает меня вождению, можно сказать, что у нас уже дружеские отношения.

— А телевизор есть?

— Телевизор у нас внизу, в общих комнатах.

— Смотреть можно все?

— Все. Ну, конечно, эротику я не буду смотреть, когда монахини сидят рядом. А так ужасы можно. Что хочешь, то и смотри. Ничего специально не запрещают. Только если смотришь, так скажем, неприличные вещи, надо следить, чтобы рядом малышей не было.

— А как ты сюда попал?

— Мне было 11 лет, сначала жил с родителями. Отец с матерью поссорились. Мама решила, что я буду с ней жить. Но так получилось, что у мамы финансов не было и там еще с тюрьмой проблемы были. Я поехал к отцу. Отец тоже загулял, силу почувствовал и начал бить меня. Я сбежал от него, около двух лет жил у друзей, потом попал в приемник-распределитель, где провел два месяца. Вел себя хорошо, ни с кем не ссорился. Меня должны были направить либо в этот приют, либо в кадетский корпус — мне так заранее сказали. Отсюда быстрее документы пришли. Я уехал, а на следующий день на меня пришла заявка из кадетского корпуса…

Именно приюту Святого Николая суждено было стать одной из главных точек преткновения между Римско-католической и Русской православной церковью в Новосибирске. Как рассказали «Времени новостей» в отделе внешних церковных связей Московского патриарахата, скандал разгорелся из-за того, что сестры-монахини отказались пускать к своим воспитанникам православных священников и склоняли детей к принятию католической веры.

«Большинство детей, приходящих в наш католический приют, корнями уходят в православие, — рассказывает епископ Преображенской епархии с центром в Новосибирске Йозеф Верт. — Сестры стараются, чтобы они ходили на православную литургию по воскресеньям. Вначале даже приглашали православную сторону. Приходил дьякон, миряне православные. Но потом, когда директор приюта сестра Барбара нашла у детей антикатолическую литературу, например „Православный антикатолический катехизис“ и книгу „Папство и его борьба с православием“, визиты мы вынуждены были прекратить. Нельзя настраивать детей против воспитателей, так будет невозможно работать».

Епископ рассказал, что за годы работы приюта несколько воспитанников действительно приняли крещение в католической церкви. Но отметил, что это были не маленькие дети, а подростки в возрасте 14−15 лет, с которыми велась подготовительная работа в течение года и родственники которых (если они были) давали письменное разрешение о принятии ребенком латинской веры.

Воспитанники рассказывают, что не замечают никакого давления со стороны католических опекунов. Желающие ходят в расположенный поблизости православный храм, другие ездят по воскресеньям на мессу в костел.

— На религиозные праздники к нам приходит католический священник, — говорит Сергей Алексеев. — Но он не читает проповедь, а просто общается с нами о жизни. Он не уговаривает ни стать священником, ни принять католичество. Если ты сам лично хочешь стать католиком, это твой выбор. Никто тебя не заставит.

— А ты сделал свой выбор?

— Да, я принял католичество, потому что я так решил.

— Как ты относишься к конфликту с православными священниками в вашем приюте?

— Они ставят себя выше всех. Пускай они сюда приходят, только приходят с нормальными намерениями, а не с желанием кого-то опозорить, поставить ниже себя людей, которые нам тут помогают. Тогда, я думаю, для них всегда дверь будет открыта.

http://www.vremya.ru/2005/159/13/133 261.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru