Русская линия
Радонеж Валерий Кауров30.08.2005 

На страже «Единого Отечества»
Интервью с Валерием КАУРОВЫМ

Евгений Никифоров: Добрый вечер, дорогие братия и сестры, сегодня я имею честь приветствовать вас из богоспасаемого города Одессы. Мы сидим на берегу моря в кабинете замечательного политического деятеля Валерия Владимировича Каурова.

Валерий Владимирович, если позволите, я задам вам несколько вопросов об общественной и религиозной жизни вашего города. Ведь Одесса (по крайней мере, в московском сознании) — это город юморин, город смеха и, вообще, еврейский город. Вы возглавляете общественно-политическую организацию «Единое Отечество», которая позиционирует себя как организация русской общины города. Это что, действительно очень маленькая община, или же она представляет значительное количество населения?

В. Кауров: У московских политиков часто бытует мнение, что вся Одесса является русским культурным центром. И на самом деле, это так. Но, с другой стороны, к сожалению, в Одессе до сих вор нет национального русского культурного центра как учреждения, в то время как есть болгарские, еврейские, гагаузские даже — любые центры — а русского нет. И реально — сегодня в Одессе сокращается количество русских школ, реально начинают теснить русские СМИ, реально запрещают телеканалы и вещание на русском языке. Например, недавно в Одессу прибыла группа «Грин Грэй», отстаивающая свое право исполнять песни на русском языке на Украине. Вот до чего дошло. Одесса — русскоговорящий город, прежде всего. Одесса тесно связана с Россией, и мы считаем, что это неотрывная часть России, потому что Одесса была создана при Российской Империи указом Императрицы Екатерины. На берега Одессы пришел выдающийся русский полководец Суворов, который и является основателем нашего города, так же, как и князь Потемкин, в честь которого лестница Потемкинская воздвигнута, и многое-многое в Одессе неразрывно связано с историей русского народа. И мы себя считаем именно частью русского народа, потому что российский соотечественник — это тот человек, который считает своей исторической родиной Россию, который говорит на русском языке, который детей своих воспитывает в традициях русских, традициях православных и, естественно, пропагандирует русскую культуру, признает ее своей. Вот таковыми мы и являемся. К сожалению, приходится применять слово такое, больное для нас — «соотечественник» — хотя мы люди русские, до мозга костей.

И наша организация именно сумела сплотить ряд российских организаций, русских общин одесского региона. В прошлом году 30 августа нам удалось в Русском драматическом театре имени Иванова впервые за многие годы «незалежности» так называемой провести Конгресс русских организаций одесского региона. Там меня выбрали председателем этого Конгресса. Были поставлены очень большие задачи, часть из них выполнена, часть до сих пор еще не удалось выполнить (так, например, мы не добились ни у прежних властей, ни у нынешних создания Русского культурного центра, который крайне необходим для нас, русских людей), но, тем не менее, сегодня наша организация является самой авторитетной, самой массовой русской общиной региона, который мы исторически называем Новороссия, и мы отстаиваем право, чтобы наш регион имел право называться Новороссией (как называет себя, например, Галиция -_Голицией, Волынь — Волынью, а мы — Новороссия). Кому-то не нравится — это их дело, а мы так и говорим, что мы — новороссийский край. И вот здесь, в основном, разворачивается наша деятельность в Херсонской, Николаевской, Одесской областях, в Крыму, в Запорожье, в Кировограде, в Приднестровье — по сохранению нашей самобытности и по защите канонического Православия, которое ныне новые «оранжевые» власти теснят и притесняют всячески, создают всевозможные препятствия и проблемы для православных, всевозможные расколы поощряют — и это тоже входит в задачу нашей организации. И, наверное, не случайно так благословил Господь Бог, что после так называемого «оранжевого путча» именно наша организация возглавила борьбу всех оппозиционных сил Новороссийского края. Именно нам удалось на Донской площади вначале многие недели удерживать тысячи людей на митинге, разбить палаточный городок, а затем, когда были уже объявлены результаты так называемого «третьего тура» Верховным судом, мы — несогласные с решением Верховного суда — разбили палаточный городок на Куликовом поле, самые первые на Украине. И после этого городок простоял до 5 апреля. Когда он был перенесен с 4 на 5 апреля на Донскую площадь, где он еще простоял 3−4 дня, и после этого был снесен, скажем так, деструктивными элементами под руководством нашего нового мэра — Гурвица, присужденного нам Приморским судом.

Е. Н. Вы достаточно подробно описали сферу вашей деятельность, но в православной среде все же существует предубеждение против того, что называется «православной политикой». Как вы, как человек, активно занимающийся политической деятельностью, считаете: законно ли вообще такое наименование — православный политический деятель, возможна ли вообще такая деятельность как православная политика?

В. Кауров: Не только возможна, но и крайне необходима. Ведь, посмотрите, что получается. Мы, православные люди, протестуя против такого пагубного явления, которое непопулярно на Украине (да и в России тоже) как ИНН, коды и т. д., — выезжаем пикетировать Верховную Раду. Это политическое заведение, где собираются одни политики (в основном, политики — депутаты Верховной Рады, принимающие различные законы). Мы обращаемся к различным депутатам, чтобы они защитили наши интересы. В том числе, и интересы, связанные с наступлением униатов, автокефалии и т. д. И нам приходится обращаться не к своим депутатам, которых бы выбрали мы (плоть от плоти они наших — православных), а по вопросу кодов нам приходилось обращаться даже к коммунистам.

Екатерина Самойленко, глава фракции КПУ, вносила эти вопросы на рассмотрение Верховной Рады. Мы множество раз протестовали против тех действий, которые предпринимало правительство Кучмы, когда оно приглашало папу Римского. Это была политическая акция, направленная на удушение Православия, на понижение его значимости на Украине. А насаждение раскола политиками филаретовскими — «незалежной Украине — незалежная Церковь» — разве это не политика?

Поэтому когда грянул гром, оказалось, что, в общем-то, на Украине грамотных политиков православных, которые могли бы квалифицированно оказать сопротивление и перейти в миссионерское контрнаступление и повести за собой массы, не оказалось. И поэтому мы были вынуждены создать в свое время нашу общественную организацию и дать ей название «Единое Отечество» для того, чтобы и в общественных, и в политических сферах защищать интересы православных людей.

Е. Н.: Но у большинства православных все же существует мнение, что наше дело — молиться. Никто нас из храмов не выгонит, будем сидеть себе тихонько в келиях, молиться Господу Богу, совершенствоваться, спасаться, а Господь как бы Сам управит. Столкнувшись с самыми реальными вызовами, как вы считаете — насколько справедлива такая позиция?

В. Кауров: Абсолютно несправедлива. Отцы учили, что и то надо делать, и этого нельзя оставлять. И если плох будет гражданин отечества земного, он никогда не войдет в Отечество Небесное. И если он не защищает Православия здесь, если ему все равно, что его землю топчут оккупанты, что идет экспансия католицизма, экспансия различных сект и расколов. Если он не противостоит этому активно, не переходит в миссионерское контрнаступление, сам не является апостолом. Ведь мы — чада Святой Соборной Апостольской Церкви. Каждый из нас обязан быть на своем месте апостолом. Он не только должен веровать, он еще должен исповедовать веру, уметь донести ее до мирян, до тех людей, которые не являются воцерковленными, и отстаивать наши канонические права, быть политически грамотным. Если он уходит в сторону, говорит — нет, политика — дело грязное… Политика — дело грязное, когда ее делают грязными руками. А грязными руками делают тогда, когда имеют грязные цели, личные какие-то цели. А когда человек идет защитить Церковь Святую, защитить православное сообщество, защитить восточно-славянскую цивилизацию от разных врагов (например, сейчас Украину хотят затащить в НАТО, оторвать от России) — да что же, мы должны соглашаться?! Да, мы молимся. Мы, миряне, ходим по субботам воскресеньям и по праздникам в храмы, исповедуемся и причащаемся, выходим на крестные ходы в защиту Православия, собираем многотысячные митинги, рассказывая людям о целях и задачах — почему мы защищаем Православие.

А сколько людей за эти месяцы борьбы с «оранжевой чумой» пришло к Церкви через наши митинги — масса людей! Они поняли: так вот, оказывается, какие вы — православные, а мы думали, что вы какие-то зашоренные, что вы будете только поклоны бить и нахально тащить в церковь, — нет!.. И сегодня у многих ужас: как это «Единое Отечество» сотрудничает с партией Натальи Витренко (Прогрессивная социалистическая партия Украины — ред.), у которых звезда пятиконечная на красном знамени…

Е. Н.: Насколько я помню, Витренко сама недавно (возможно, под Вашим влиянием) шла впереди крестного хода с иконой?

В. К. Да, действительно, 28 июля с.г. завершился грандиозный пеший крестный ход из Москвы через Минск в Киев, целью которого было напомнить всем гражданам, которые встречались по пути, о той Великой Победе, 60-летие которой мы отпраздновали в этом году и, кстати, которую нынешнее «оранжевое» правительство пожелало принизить на Украине.

Наталья Михайловна взяла на себя тяготы организации крестного хода именно по Украине (почему-то именно партия Витренко !). Она не побоялась выйти с иконой, вопреки мнению ее левого электората, скажем так, прокоммунистического электората, — она вышла с иконой Ангела-хранителя, прошла часть достаточно тяжелого крестного хода (в Киеве тогда была неимоверная жара, не только в сезоне, а впервые такая за несколько десятилетий). Она прошла с нами, провела митинг, была на богослужении соборном архиерейском в Киево-Печерской Лавре, и я увидел, что она, действительно, человек верующий. После ее пламенной речи народ к ней потянулся: «Наша Наташа…», «Наташа — матерь наша», потому что поняли после ее речи, что она будет защищать каноническое Православие до конца. А помнится мне встреча с Натальей Михайловной года три-четыре назад возле Госдумы в Москве, и тогда очень негативное мнение было у нее о нас, православных, и мы даже тогда несколько жестко поговорили. А вот за эти годы, наблюдая за деятельностью и «Единого Отечества» в том числе, за активностью православных, Наталья Михайловна поняла, что это — костяк людей, которые никогда не отрекутся от веры, у которых есть идеалы, которые не из меркантильных интересов идут в политику, а защитить эти идеалы, и эти идеалы во многом схожи с ее идеалами, потому что она тоже считает, что основной культурой восточно-славянской цивилизации является именно каноническое Православие. И мы таких политиков поддерживаем, невзирая на то, что у нее там звезды на знаменах… Это все отойдет, эта чепуха и мишура, это пересмотрят, но это — серьезный наш союзник.

Е. Н.: Конечно, Витренко — очень яркий политик, но кроме нее, на кого вы еще опираетесь, с кем вы еще сотрудничаете?

В. К.: У нас есть политическая партия «Держава», которую возглавляет бывший генпрокурор Украины Геннадий Андреевич Васильев, человек глубочайшей веры, исполняющий, насколько мне известно (конечно, он это не афиширует, но мне приходилось с ним близко сталкиваться, бывать вместе на молитвах) церковные обряды. Это воцерковленный человек, живущий по церковному уставу, соблюдающий посты, исповедующийся, причащающийся, имеющий своего духовника. И, конечно же, он стоит на защите канонического Православия. И он нам помогает. Мы часто проводим совместные акции. Ближайшую акцию, наверное, мы будем проводить по защите канонического Православия 21 августа, когда из Львова в Киев попытаются перенести так называемый «униатский патриархат». Это небывалое анти-православное действо, которое, само собой, мы будем пикетировать и всячески этому противостоять, потому что экспансию католицизма необходимо остановить всем миром. И вот мы тогда проверим — все эти политические силы, которые позиционируют себя как защитники канонического Православия, — а выйдут ли они с нами в Киеве на защиту Православия как такового конкретно, когда уже будет переноситься так называемый «униатский» Патриархат во главе с американцем кардиналом Гузером (американского происхождения и имеющего американское гражданство и являющегося сегодня главой Греко-католической униатской церкви на Украине). Вот мы и проверим, но я уверен, что и Наталья Михайловна, и Геннадий Андреевич, безусловно, будут с нами. Безусловно!

Е. Н.: Но все же — почему Одесса? Я возвращаюсь к московским предубеждениям, может быть, к московским мифам. Все-таки Одесса — это город-курорт, город оперы, город смеха, город Жванецкого, Карцева и Ильченко, может быть, Олеши, — опять-таки, такой еврейской смеховой культуры, — все же, насколько Одессу можно считать православным центром? Насколько сильно здесь Православие?

В. К.: Безусловно, одной из главных причин, почему Одесса является опорой Православия на Украине, есть то, что наш митрополит Агафангел, подвижник благочестия сегодняшних дней Митрополит Агафангел намертво стоит на позициях единства Русской Православной Церкви. Он не приемлет никакой автокефалии, не идет ни на какие компромиссы с раскольниками и его созидательная деятельность, миссионерская деятельность содействовали расцвету нашей митрополии. Поэтому у нас более пятисот приходов только в Одесской митрополии. Более сорока — только в городе Одессе.

Восстанавливаются храмы… При правлении владыки Агафангела бывший мэр Одессы Руслан Борисович Боделан сумел возродить, не без помощи, конечно, одесситов, но под мудрым и чутким руководством владыки, Спасо-Преображенский кафедральный собор. Это святыня была третьей по величине в царской России, взорвана в большевистские годы. Восстановлен в былом великолепии, кроме того, нижнего храма на пять тысяч человек раньше не существовало, а сегодня есть! А верхний — на пятнадцать тысяч! Итого, храм способен смещать двадцать тысяч верующих одновременно. Это серьезная веха, потому что с возрождением поруганной святыни новороссийского края возродится и сам новороссийский край.

Е. Н.: Но вот храм-то большой, а люди-то в нем есть?

В. К.: Наполняется храм людьми… Знаете, мы иногда говорим этим раскольникам, которые у нас обитают в городе, создают всякие советы, зовут туда владыку, а он отвечает, конечно же, «блажен муж, идее не идее на совет нечестивых…» — не участвует ни в каких раскольничьих шабашах. Мы им говорим: вы придите на Пасху, на Крещение, на Преображение… Вы знаете, есть прихожане, которые живут церковной жизнью, а есть так называемые «захожане». Но даже эти «захожане» почему-то идут в каноническую церковь, они не идут в филаретовские приходы, которых в Одессе всего два. Они идут к нам, и приходится, например, на Крещение три-четыре дня раздавать воду — таков поток людей! Поэтому восстанавливаются огромные соборы и, более того, на территории Свято-Успенского монастыря возводится огромный пятикупольный собор в честь Живоносного Источника, огромной тоже вместимости, шестипрестольный. И он тоже будет полон.

Е. Н.: Вы себя позиционируете как русское православной движение. Но Украина есть Украина, здесь живут и русские, и украинцы. И те и другие — православные. Не послужит ли ваше движение, такое жесткое позиционирование себя как национально русской православной организации разъединению православных по национальному признаку?

В. К.: Один из моих помощников, человек очень грамотный, кандидат наук, как-то сказал: те люди, которые против того, чтобы русский язык был государственным, фактически работают против национальных интересов Украины, потому что не давая русскому языку быть вторым государственным (а он, как минимум, для 60 процентов населения Украины является языком разговорным), тем самым разъединяют народ. Если нас заставляют говорить по-украински в русскоязычном регионе, если нас заставляют отречься от своей истории, мы должны ее отстаивать, — тогда мы, конечно, становимся радикальными. Мы — за украинский язык, мы — за Украину как за неотделимую территорию Святой Руси, как за колыбель вообще всей Святой Руси. Была и есть Киевская Русь — это территория святая! Отсюда пошло крещение Руси. Мы за то, чтобы каждый народ имел право говорить на своем родном языке, но мы за то, чтобы русский язык был вторым государственным языком, за то, чтобы русские школы не закрывались. Мы не хотим, чтобы нас насильно украинизировали. Мы против насильственной украинизации — так же, как и против насильственной русификации. По-моему, есть международная и европейская хартия языков, а на Украине она не выполняется. Заставляют телеканалы переходить исключительно на украинское вещание, заставляют, чтобы газеты больше выходили на украинском языке, закрывают наши русские школы, не разрешают нам открывать национальные школы. Еврейские школы есть, болгарские школы есть, болгарские центры культурные есть, все что угодно можно делать любой национальной общине, кроме русской. Почему? Видимо, какие-то политиканы в Киеве видят в этом какую-то угрозу. Но мы, русские люди, сдаваться не будем. Поэтому мы объединяемся в общины, в Конгрессы, поэтому мы становимся на борьбу за свои законные права, надеемся и на помощь России-матушки, которая услышит наш голос и не оставит нас.

Е. Н.: В связи с этим — имеете ли вы какую-то реальную поддержку со стороны России?

В. К.: Скажем так — наверное, более моральную. Вы приехали — интервью взяли, перепечатываете наши статьи, поддерживаете нас, делаете всевозможные заявления, когда нас притесняют. «Союз православных граждан» России очень сильно помогает, Общество «Радонеж» помогает, «Православие.Ру» Сретенского монастыря очень часто перепечатывает материалы нашего сайта «Единое Отечество». Такая поддержка есть, в той мере, что могут люди такого ранга, как вы.

Е. Н.: Но это же общественные организации. А вот серьезная политическая поддержка на государственном уровне есть?

В. К.: Пока таковой нет. К сожалению, пока работа российских учреждений на Украине — посольств, консульств — сводится исключительно к работе с гражданами России, которые нуждаются в консульских услугах. Никакой работы с соотечественниками, чтобы лоббировать наши интересы (как это делают другие государства здесь на Украине, например, государство Израиль, Болгария, Сирия) нет. А как греки здесь работают — любо-дорого посмотреть. Российское консульство в Одессе так не работает, Российское посольство на Украине тоже так не работает. Хотя в Одессе существует пятьсот предприятий с российским капиталом. А мы нуждаемся во многом, но такой поддержки мы не имеем. Наверное, потому, что нет политической воли в Москве помогать нам, своим соотечественникам. Хотя нас обвиняют постоянно «пятой колонной России», «пророссийской организацией «Единое Отечество», нас называют постоянно «рукой Москвы». Мы рады, что нас так называют, мы и хотим быть «рукой Москвы», но на самом деле ею не являемся!

Е. Н.: Ну, и, возможно, последний вопрос. Мы опять возвращаемся к политике. Нашим многим православным хотелось бы знать, насколько опасны те политические тенденции, которые сейчас происходят в украинском государстве? С одной стороны, был выбор между Ющенко и Януковичем, мы поддерживали Януковича как человека сознательного, позиционирующего себя православным и поддерживающим Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата, но вот мы узнали, что пришла новая власть, и в этой власти тоже много православных, та же Тищенко себя объявляет православной Московского Патриархата, Зинченко — многие в кругу президента себя позиционируют как православные канонической Церкви. Насколько искренни их намерения, как вы считаете? Насколько эта новая власть действительно государственная, насколько она заботится о суверенитете и национальных интересах Украины?

В. К.: Во-первых, это власть совершенно не православная, это анти-православная власть. И то, что Зинченко и иже с ним показывают, что они посещают наши храмы, это показуха. Помните, было в начале девяностых годов, политиков высокого ранга обзывали «свещеносцами»: придут, свечку подержат перед телекамерами и думают, что они уже всем показали, что они верующие. На самом деле, это не так. Зинченко — госсекретарь — это человек, который лично ездил к Патриарху Варфоломею и хлопотал о том, чтобы он вмешался в дела Украинской Православной Церкви здесь по регулированию раскола. Лично он приглашал его посетить каноническую территорию Русской Православной Церкви, потому что Украинская Православная Церковь — неотделимая часть Русской Православной Церкви, и никто не имеет права приглашать сюда какое-то лицо высшего духовного сана (каким является Константинопольский Патриарх Варфоломей) без воли на то Святейшего и согласия Блаженнейшего митрополита Владимира. Это прямое нарушение, это антицерковная деятельность. Более того, они вынашивают идею создания так называемой «Единой поместной церкви» для того, чтобы оторвать нас от России, перерезать единственную пуповину, связывающую сегодня Россию с Украиной — Русскую Православную Церковь расчленить, Украинскую от нее отделить. Ведь единственный институт, который сохранился на постсоветском пространстве с единым центром в Москве, это Русская Православная Церковь, имевшая свои экзархаты и представительства на территории бывшего СССР (СНГ теперешнего) и других странах. И это пытаются расчленить — оторвать огромную часть — Украинскую Православную Церковь, насчитывающую десять тысяч приходов. Это чуть менее того, что имеет сама Россия. Это гибельная для нас цель, которую желают осуществить «оранжевые» политиканы. Конечно, они опираются на помощь США, конечно же, они осуществляют план Збигнева Бжезинского и, конечно же, мы будем этому противостоять. А как они осуществляют эти политические репрессии! Закрытие телеканала «Киевская Русь»! Их лишили сегодня лицензии на вещание в 36 регионах (частоты отняли). Причем безапелляционно! Канал «Киевская Русь», который не имеет рекламы кощунственной, социальный канал, православный канал, единственный канал! Я слышал, что в России только сейчас начали создавать православный канал, а этот уже работает два года, имеет миллионную аудиторию! Тысячи писем приходило туда. Власти их закрывают, потому что он оппозиционный, потому что он сотрудничает с оппозицией, в которую входит партия «Держава», партия Витренко и наша партия «Единое Отечество». Потому что у него есть программы «Народная оппозиция», «Право на слово», где говорится правда о том, что происходит на Украине. Конечно же, эти власти антироссийские. И все эти реверансы, которые они делают в случае угрозы, что Россия повысит цены на нефтепродукты, на газ, какие-то еще санкции примет — это все ложь! Нет там православных людей. Никогда православный человек не может сотрудничать с «оранжевой» властью, которая гонит Православие. Буквально на днях разгромили и забрали Свято-Троицкий храм в Тернополе (Тернопольская область), ворвались туда и забрали. 21-го хотят перенести к нам униантский экзархат. А сколько Томенко издевался над украинским Священноначалием, сколько раз он требовал извинения за то, что они поддерживали Януковича. Да, поддерживали Януковича! Филарет поддерживал Ющенко, Гузер поддерживал Ющенко, все сектанты поддерживали Ющенко, а Православная Церковь поддерживала свое чадо — Януковича, который причащается в нашей Церкви и не ходит (никогда он не ходил, в отличие от Кучмы) лизать папину туфлю или идти на поклон к Филарету вручать ему орден. Виктор Федорович этого не делал, поэтому мы усмотрели в нем человека православного. Он был у нас в Одессе, посещал монастыри. Когда он приезжал к нам в обитель Свято-Успенскую, я был рядом с ним тогда и лично видел, как он слушал тропарь, который в тот момент пели и как он молился и крестился. Он зашел в придел, где он был незаметен для публики. Я видел: человек молился и плакал. И он ни одного слова не проронил. Когда владыка Агафангел сказал ему приветственную речь, когда в его честь звучали здравицы церковные, он не посмел в церкви что-то сказать. Только когда вышел за пределы храма, на территории поблагодарил. Я видел, что это человек действительно верующий — почему мы не должны были его поддерживать?

Е. Н.: Сейчас вы имеете возможность обратиться к слушателям «Радонежа», а это многомиллионная аудитория, что бы вы могли бы сказать, о чем предупредить возможно, имея этот печальный опыт раскола и просто «поедания» инославием Украины?

В. К.: Дорогие братия и сестры! Прежде всего, мне хотелось бы пожелать вам крепости духа, попросить у вас молитв за нас, грешных рабов Божиих здесь, на Украине и в Новороссии, в Одессе, и предупредить вас о том, что если вы сами не начнете заниматься политикой, если вы сами не начнете защищать Православие, если вы допустите, что «оранжевая» революция переметнется к вам под любым другим названием («сиреневая» или какая-то другая), если вы это не остановите, то тогда мы с вами вместе потеряем Русь Святую: ее расчленят, и план Збигнева Бжезинского осуществится! Поэтому мы здесь у нас в Одессе исполняли такую песню: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с фашистской силой темною, с оранжевой чумой!» Это и вас касается: защищайте Православие, защищайте свою веру, защищайте свою культуру! Не будьте равнодушны к тем акциям, которые проходят на Украине, поддерживайте нас духовно, возвышайте свой голос. И уж если у вас — в России, в Москве и в других регионах «Союз православных граждан России» и другие общественные организации проводят какие-то акции в защиту Православия, например, в защиту введение «Основ православной культуры» и других важнейших моментов, которыми сегодня занимается православная общественность России, — не будьте в стороне, не будьте теплохладными, будьте сынами своего Отечества земного, и тогда вы унаследуете Отечество Небесное.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1285


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru