Русская линия
Православие.RuМитрополит, Предстоятель РПЦЗ Иларион (Капрал)26.08.2005 

«В России мы чувствовали себя как дома»
Интервью с архиепископом Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом

Уже более года успешно продолжают свою работу Комиссии Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Свидетельством того, что разделение между Церковью в Отечестве и Церковью за границей постепенно движется к окончательному уврачеванию, служит и растущий интерес к жизни Московского Патриархата со стороны видных деятелей Зарубежной Церкви, а также рядовых ее членов. Пример тому — путешествия в Россию паломников из Русской Зарубежной Церкви. Осенью 2004 года святые места нашей страны посетила паломническая группа, которую возглавлял епископ Штуттгартский Агапит. В июне-июле 2005 года в России находились паломники из Джорданвилльской семинарии во главе с диаконом Владимиром Цуриковым. Наконец, с 22 июля по 16 августа совершила большое паломническое путешествие группа из США и Австралии во главе с архиепископом Сиднейским и Австралийско-Новозеландским Иларионом. Немаловажно, что архиепископ Иларион является не только правящим архиереем одной из крупнейших епархий Русской Зарубежной Церкви, но также возглавляет комиссию по подготовке к IV Всезарубежному Собору, который состоится в Сан-Франциско в мае будущего года.

Владыка Иларион согласился ответить на вопросы, связанные с деятельностью Русской Зарубежной Церкви, а также поделился впечатлениями о поездке.

— Ваше Высокопреосвященство, не могли бы Вы рассказать о том, каким был Ваш путь к монашеству и архипастырскому служению. Какие люди оказали влияние на Ваш выбор?

— Мои родители были эмигрантами с Украины. Они не были особенно религиозными, хотя и посещали церковь. Уже в детстве я почувствовал благодать богослужений и красоту церковных служб, и у меня появилось желание служить Церкви. Все годы молодости я носил это желание в своей душе, старался больше читать о Церкви, собирал журналы и книги. Постепенно созрело желание поступить в семинарию и стать монахом. В этом на меня особенно повлиял пример святителя Иоанна Максимовича. Сам я владыку Иоанна никогда не видел, но епископ Савва Эдмонтонский, который был его близким другом, много рассказывал мне о нем. Владыка Савва, серб по национальности, был человеком очень высокой духовной жизни. Он любил святоотеческие книги, носил их с собой, требовал, чтобы их читали за трапезой. Всегда цитировал святых отцов. Владыка Савва благословил мне поступать в семинарию. В 1967 году я поступил в Свято-Троицкую семинарию в Джорданвилле. Ректором тогда был архиепископ Аверкий. Вид у него был очень строгий, семинаристы его боялись, но, при этом, уважали за глубокую веру. К тому же, человеком он был очень добрым. Я познакомился с владыкой ближе, когда он заболел. Два года я, вместе с другими монахами ухаживал за ним, был его келейником. В эти годы у меня появилась возможность лучше его узнать. У него была феноменальная память. Он ничего не говорил от себя, а всегда повторял то, чему учили святые отцы. Владыка Аверкий был противником экуменического движения, переживал за Россию, за верующих, которые подвергались гонениям. Волновал его и упадок благочестия среди православных в эмиграции.

Атмосфера в Свято-Троицком монастыре была благодушная. Все монахи были простые и смиренные, показывали пример другим своей личной духовной жизнью.

В течение жизни я дважды встречался с иеромонахом Серафимом (Роузом). Первый раз это случилось, когда я приезжал в его монастырь в Калифорнии. Вторая наша встреча состоялась, когда он прибыл в Свято-Троицкую семинарию для участия в молодежном съезде. Потом мы переписывались. Отец Серафим отличался большим смирением, мудростью, мог разъяснить современной ему американской молодежи истины православия на понятном им языке.

По окончании семинарии я стал послушником в Свято-Троицком монастыре, иеромонахом. Всего я провел в Джорданвилле 17 лет. Моим главным послушанием была работа в типографии наборщиком. Участвовал в редактировании журналов. В 1984 году Архиерейский Собор решил хиротонисать меня во епископа Манхэттенского, викарного епископа Митрополита Нью-Йоркского. На этой должности я пробыл 12 лет, посещая приходы по всей Восточной Америке, а также и другие страны. Приходилось ездить и в Южную Америку. В 1991 году случайно оказался в Австралии. Никогда не думал, что придется там служить, но в 1996 году меня решили туда направить, потому что там несколько лет не было архиерея. Я очень благодарен Богу за возможность служить в этой стране.

— Насколько известно, Вы ведете в Австралии активную миссионерскую деятельность. Часто ли австралийцы переходят в Православие?

— Имея опыт православной жизни в Америке и православной жизни в Австралии, могу сказать, что австралийцы медленнее обращаются в православие. Конечно, среди австралийцев есть и православные священнослужители, и прихожане, причем глубоко верующие. Но число их не так велико, как в Америке. Вероятно это происходит от того, что образ жизни и обстановка в Австралии убаюкивают людей. У нас жизнь очень комфортная. Климат круглый год теплый, все легко дается, нет житейских подвигов, трудностей, которые важны в духовной жизни. Мешает многообразие религий и наличие соблазнов, связанных с неправославной средой. На наших приходах хорошо видно, как это мешает духовному росту. Поэтому австралийцы не так стремятся к чему-то возвышенному.

— Однако приходилось слышать, что среди австралийцев стали частыми случаи перехода в ислам…

— В Австралии существует большая община мусульман. В последние годы наблюдается большой наплыв эмигрантов из исламских стран. Мусульмане сплочены и активны, строят мечети в каждом городе. Если в Америке принимает ислам, по большей части, чернокожее население, то в Австралии есть случаи перехода в ислам европейцев. При этом, я знаю только один случай, когда русский человек в Австралии стал мусульманином.

Последнее время австралийское правительство обеспокоено активностью некоторых исламских группировок, тем более, что часть из них связана с террористическими организациями. Возможно, в Австралии вскоре будут проблемы с экстремистами из этих группировок.

— А как продвигается дело православной проповеди в других странах, например, в Индонезии и Китае?

— Последнее время мы старались помочь индонезийцам в миссионерской работе под руководством архимандрита Даниила. Здесь наблюдаются некоторые успехи. Архимандрит Даниил является первым, кто начал насаждать православие в этой стране. Индонезия — мусульманская страна, но там много и протестантов. По мнению отца Даниила, легче обратить в православие мусульманина, чем харизматика. Но вообще это место непредсказуемое и православные должны вести себя осторожно. Подход отца Даниила в том, чтобы мирно сосуществовать с мусульманами. Поэтому, он не строит великолепных храмов, а старается устраивать больше домовых церквей, чтобы не раздражать мусульманское население. Отец Даниил приобрел уже большой опыт и имеет возможность готовить духовенство и распространять православие с помощью новых священников-индонезийцев. За несколько лет, благодаря его деятельности, в Православие перешли сотни человек. Отцом Даниилом создано несколько приходов. Хотя часть из них находится сейчас в юрисдикции Константинопольского Патриархата, все эти приходы — результат трудов архимандрита Даниила. Но мы не желаем соперничества с Поместными Церквами, единственная наша цель, — чтобы распространялось Православие.

Мы стараемся вести работу и в Китае, но я не сказал бы, что у нас есть особенные успехи. Многие наши верующие в Австралии — выходцы из Китая. Они общаются со своими родственниками в этой стране. Поэтому, наша роль заключается в том, чтобы поддерживать связь с православными, оставшимися в Китае, посещая и утешая их. Мы посылаем им литературу, крестики, иконки.

В Сиднее создано русско-китайское православное миссионерское Общество, которое возглавляет Софья Михайловна Войкова. Это очень энергичная женщина, мать двоих священников. Она со своими помощницами много трудится, собирает средства и литературу для китайских православных общин. Посылать туда священников надо, но мы сами не можем этого сделать, потому что китайское правительство требует, чтобы священнослужители были гражданами Китая. Думаю, что со стороны Московского Патриархата в этом вопросе можно будет достичь большего результата. Наша цель — общими усилиями насадить православие в Китае, поставить пастырей-китайцев, которые могли бы совершать таинства и иметь попечение о духовных нуждах верующих.

— В связи с этим, нельзя обойти молчанием вопрос об опубликованных документах, которые приняли комиссии Московского Патриархата и Зарубежной Церкви. Как Вы оцениваете проделанную комиссиями работу?

— Я удовлетворен тем, что комиссии находят понимание, и что Синоды обеих сторон одобрили ряд документов. Лично я очень доволен, что многие вопросы разъясняются, и разногласия рассеиваются. Процесс не идет слишком поспешно. Это показывает, что члены комиссий очень серьезно занимаются вопросами и прилагают много усилий при подготовке своих решений.

— До недавнего времени считалось, что основные разногласия между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью связаны с вопросами об отношении к государственной власти и к инославию. Насколько остро, по Вашему мнению, в настоящее время стоят эти вопросы?

— Позиция Московского Патриархата по отношению к государственной власти была ясна уже в 2000 году. «Основы социальной концепции» отразили это. Определенно высказывался о «Декларации» митрополита Сергия и Патриарх Алексий II. Сейчас Церковь в России уже не живет по принципам этого документа. Конечно, может быть, и наблюдаются последствия «Декларации» в церковной жизни, но это результат гонения, которое Церковь здесь испытала, и к этому надо относиться с пониманием.

Что касается экуменического движения, то здесь нужно выяснить, изменятся ли в ближайшем будущем структуры Всемирного Совета Церквей. Многие из нас озабочены участием Русской Православной Церкви в этой организации. Желательно было бы, чтобы Русская Церковь и другие Православные Церкви вышли из этой организации и как-то по-другому вели диалог. Потому что все уже видят, что экуменическое движение ничего особо полезного не принесло.

— Расскажите пожалуйста о Вашем недавнем паломничестве в Россию.

— Мы прошли почти половину России. Посетили такие святые места, как Екатеринбург и Алапаевск, где пролили кровь новомученики и исповедники Российские во главе с Царем-мучеником Николаем и его августейшей семьей. Побывали в местах, где подвизался святой праведный Симеон Верхотурский. Незабываемое впечатление оставили святыни Тобольска, Рязани, Ельца, Задонска и Воронежа. Нам удалось заехать на Куликовское поле. Пять дней путешествовали по Волге на теплоходе, были в таких городах, как Ярославль, Мышкин, Углич, Кострома, Плес. После посещения святых мест Нижнего Новгорода мы отправились в Дивеево. Самое памятное — хождение вечером с монашествующими и паломниками по канавке, где все мы читали «Богородице, Дево радуйся», как указал преподобный Серафим Саровский. Побывали мы и в Санаксарском монастыре.

Вершиной нашего паломничества стало посещение Курской-Коренной пустыни. Запомнилось торжественное шествие к источнику, где охотник нашел святую икону, которая уже 85 лет находится в Русской Зарубежной Церкви и которую мы называем своей Одигитрией. Курская-Коренная икона — наша главная святыня и она связывает Церковь в России с Церковью за границей.

— Какие впечатления оставила у Вас эта поездка?

— Земля Русская, вероятно больше, чем какая-либо другая страна в истории Христианской Церкви освящена великими подвигами угодников Божиих и кровью мучеников. И поэтому эта поездка нас духовно обогатила. Я очень люблю Россию и всю ее святость. Сейчас мы очень быстро все объехали, а вернувшись в наши страны мы будем все это вспоминать и мысленно возвращаться в Россию. Будем читать книги, которые нам удалось приобрести, смотреть на фотографии и все увиденное будет вновь оживать в наших сердцах.

Мы не ожидали увидеть здесь такого величия. Видно, сколько усердия люди приложили для восстановления всего, что было разрушено. Все так масштабно, качественно и изящно. А иконопись даже превосходит ту, что существовала раньше в некоторых местах.

Везде нас встречали радушно. Мы очень благодарны всем тем архипастырям, священнослужителям, монашествующим и простым людям православным, которые нам оказали на нашем пути такое теплое христианское гостеприимство, открыли двери своих обителей и храмов. В России мы чувствовали себя как дома. Мы всюду могли служить молебны. Я лично не возражал, если кто-то из паломников хотел причаститься. Многие паломники оставляли пожертвования на бедных детей.

Опечалило, что в России велик процент невоцерковленных людей. Многие еще находятся в духовном неведении. И поэтому, у нас есть молитвенное пожелание, чтобы все русские люди поняли, что только в Церкви спасение и улучшение жизни. Пусть они придут к вере во Христа и примкнут к той благодати, которую Святая Церковь дает нам через таинства. Только тогда будет возрождение семьи и самой страны, когда русские люди вернутся к вере в Бога, к христианской жизни и благочестию.

Я надеюсь на это, потому что, даже если русский человек невоцерковлен, у него в душе теплится вера. Русские более глубоко чувствуют духовное, имеют желание осознанно прийти к Богу и общаться с Ним. У Церкви есть сейчас замечательная возможность улучшить ситуацию в стране. Восстановлено много храмов, монастырей, которые могут сыграть важную роль и привлечь людей к православию.
С архиепископом Иларионом беседовал Андрей Кострюков

http://www.pravoslavie.ru/guest/50 826 115 225


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru