Русская линия
Трибуна Максим Кустов26.08.2005 

Человек-стихия
30 августа исполнится 135 лет со дня рождения генерала Лавра Георгиевича Корнилова, первого руководителя Белого движения на юге России

Отец Лавра Георгиевича — Егор (Георгий) Корнилов — был казаком Сибирского казачьего войска, мать происходила из кочевого казахского рода (до революции казахов называли киргизами). Ее родственники признали мужа лишь после того, как он дослужился до офицерских погон. Мать часто возила детей в родной аул, где Лавр целыми днями не слезал с лошади, помогал пасти скот. С детства он хорошо знал казахский язык. Способность быстро усваивать языки не раз пригодилась ему впоследствии.

Корнилов успешно окончил Омский кадетский корпус, а затем Михайловское артиллерийское училище. В 1892 году, по окончании училища, в звании подпоручика он получил назначение в Туркестанскую артиллерийскую бригаду.

Отслужив три года в Туркестане, Корнилов был произведен в поручики и получил возможность сдавать вступительные экзамены в Академию Генерального штаба. С этой задачей молодой офицер справился успешно. Он был принят в академию, а во время обучения показал хорошие знания по всем наукам, а при выпуске в 1898 году был награжден малой серебряной медалью и получил досрочно чин капитана.

После окончания Академии Генерального штаба Лавр Корнилов вновь возвратился в Туркестанский военный округ. Здесь он служил на протяжении шести лет в разведке. Неоднократно Корнилову приходилось предпринимать путешествия на территорию соседних стран — в Персию, Афганистан, Китай и Индию. Прекрасное знание нескольких восточных языков, местных обычаев и традиций, восточные черты во внешности — все это очень пригодилось разведчику.

Нужно было составить карты приграничной местности, изучить укрепления и дать ответ на вопрос о возможности осуществления походов русских войск в эти районы. Это задание было поручено капитану Корнилову. Он длительное время в сопровождении немногочисленных спутников преодолевал горные перевалы на западе Китая, исследовал караванные пути, дороги и колодцы в пустынях Восточного Ирана, иногда выдавая себя за местного жителя.

Русский офицер притворялся китайцем

Свою восточную внешность Корнилов с успехом использовал и в годы Русско-японской войны. С небольшим отрядом, замаскировавшись под китайцев, он пробирался в глубокий тыл неприятеля, совершая невероятные по дерзости диверсионные рейды. За свои подвиги он был отмечен высокой наградой — орденом Святого Георгия 4-й степени.

В Первую мировую войну Корнилов командует дивизией. Известен случай, когда в ночь на 10 ноября 1914 года горстка добровольцев 148-го Измаильского полка, входившего в состав корниловской дивизии, под его командой опрокинула в Карпатских горах два австрийских полка, взяв 1200 пленных и одного генерала. Тот, увидев уже в плену малочисленность русского отряда, воскликнул в сердцах: «Корнилов — не человек, а стихия!»

Прикрывая с небольшим отрядом отход основных сил, Корнилов раненым попал в плен, из которого ему удалось бежать. Вновь пригодилась способность выдавать себя за человека иной национальности. Переодевшись в форму австрийского солдата, изображая плохо говорящего на немецком солдата-венгра, Корнилов сумел добраться до линии фронта и перейти ее.

Тогда впервые его имя стало известно всей России — не часто генералам удается бежать из плена.

Когда Отечество гибло

Февральскую революцию Лавр Георгиевич поначалу вполне искренне принял. Весной 1917 года на собрании офицеров он сказал: «…Старое рухнуло. Народ строит новое здание свободы, и задача народной армии — всемерно поддержать новое правительство в трудной созидательной работе». Но вскоре ему стало понятно, что к созидательной работе Временное правительство просто не способно. Армия, старательно разлагавшаяся революционными агитаторами, стремительно теряла боеспособность. Полковые солдатские комитеты, изобретение новой власти, вполне серьезно обсуждали вопрос: надо ли выполнять приказ и идти в атаку, или лучше остаться в окопах. Все чаще убивали офицеров, пытавшихся навести порядок в своих подразделениях…
11 июля 1917 года Корнилов, уже будучи командующим Юго-Западным фронтом, направляет Александру Керенскому телеграмму: «Армия обезумевших темных людей, не ограждающихся властью от систематического развращения и разложения, потерявших чувство человеческого достоинства, бежит… Это бедствие может быть прекращено, и этот стыд или будет снят революционным правительством, или, если оно не сумеет того сделать, неизбежным ходом истории будут выдвинуты другие люди. Я, генерал Корнилов, вся жизнь которого — от первого дня существования доныне — проходит в беззаветном служении Родине, заявляю, что Отечество гибнет, и потому, хотя и не спрошенный, требую немедленного прекращения наступления на всех фронтах в целях сохранения и спасения армии для реорганизации на началах строгой дисциплины и дабы не жертвовать жизнью немногих героев, имеющих право увидеть лучшие дни…»

Временное правительство ответило на телеграмму Корнилова назначением его Верховным главнокомандующим. Заняв эту должность, Лавр Георгиевич предпринял отчаянную попытку спасти страну от, как ему казалось, неминуемого краха. В августе 1917 года он обратился к народу и армии с воззванием:

«Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ — путем победы над врагом — до Учредительного собрания, на котором он сам решит свои судьбы и выберет уклад новой государственной жизни. Предать же Россию в руки ее исконного врага — германского племени и сделать русский народ рабами немцев — я не в силах. И предпочитаю умереть на поле чести и брани, чтобы не видеть позора и срама Русской земли. Русский народ, в твоих руках жизнь твоей Родины!» На Петроград двинулись 3-й конный корпус и знаменитая Дикая дивизия, укомплектованная горцами Северного Кавказа.

Но очень быстро стало ясно, что народ и армия в большинстве своем не поддерживают это выступление. Корнилов с группой преданных ему генералов и офицеров был арестован. В ноябре 1917 года ему удалось бежать на Дон. Вскоре туда начали пробираться те, кто хотел сражаться с большевиками. Началось формирование Добровольческой армии.

Ледяной поход за синей птицей

В ночь на 10 февраля 1918 года «кучка людей, затерянных в широкой донской степи, посреди бушующего моря, затопившего родную землю, уходила от темной ночи и духовного рабства в безвестные скитания… За синей птицей». Так вспоминал Антон Иванович Деникин начало знаменитого Ледяного похода Добровольческой армии на Екатеринодар.

Армия — это чрезвычайно громкое название. Их было всего четыре тысячи человек, поначалу коня не было даже у командующего Лавра Корнилова. В самом начале похода добровольцам пришлось переходить под вражеским огнем реку по тонкому льду. Когда он ломался под бойцами и они, мокрые, вылезали на берег, то тотчас же обрастали ледяной коркой. Из-за этого поход и назвали Ледяным.

Во время неудачного штурма Екатеринодара в штаб попал снаряд, и Корнилов был смертельно ранен. Командование армией принял Деникин. Похоронив Корнилова, добровольцы отступили, а большевики, решив, что, отступая, белые зарыли сокровища, сразу же кинулись откапывать зарытое. Найдя вместо драгоценностей тело бывшего Верховного главнокомандующего, они приволокли его на площадь в Екатеринодаре и, изрубив шашками, сожгли.

…И в наши дни

В ночь на 11 апреля 2002 года под Краснодаром (бывший Екатеринодар) неизвестные осквернили символическую могилу генерала Лавра Корнилова. Вандалы попытались повалить трехметровый каменный крест и разбили несколько мраморных плит с именами участников Белого движения, погибших в 1918 году во время штурма Екатеринодара (Краснодара). Памятник на месте гибели генерала Корнилова в 1993 году установили донские и кубанские казаки.

http://www.tribuna.ru/material/260 805/24−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru