Русская линия
Кремль.org Александр Чаусов25.08.2005 

Новый нигилизм

Как-то раз один мой знакомый, прочитав «Историю Русской Церкви» Карташова, сказал мне: «А стоящая книжка, теперь я понял, какой фигне нас учили в школе». Продолжая его мысль, могу сказать, что не только учили, но и сейчас учат. Сегодня идет много разговоров о введении такого школьного предмета, как «основы христианской культуры», в некоторых школах эту дисциплину уже преподают, и надо сказать в ряде случаев неплохо получается, но как всегда есть «но». А в данном вопросе этих «но» штук несколько.

Во-первых, сама нынешняя система образования. Чему нас учат? Нас учат истории. Не только, конечно истории, но раз с неё мы начали, то к ней и обратимся. Курс отечественной истории предлагает нам сегодня очень много интересного. В частности, из советской идеологической школы мы взяли то, что Русь узнала христианство только при князе Владимире, когда этот самый князь «огнем и мечом» массово крестил нашу страну. Сделал он это потому, что принятие христианства давало ему в союзники Византию, и позволяло безраздельно властвовать покорным народом. Народ, кстати, раньше был гордый и смелый, языческий. А тут, как загнали всех в речку, так сразу и покорился.

Еще мы знаем, что Церковь стала «стричь народ» путем отъема десятины, да плюс к тому стала судебной властью на Руси, обложив покорный (а ранее гордый и смелый) народ системой штрафов.

Да, еще мы из учебника по истории узнаем, что покорный народ с дружиной и князем стал гонять по лесам гордых и смелых язычников, которые креститься не захотели и ушли, видимо, в партизаны. Так вот, устроив религиозный геноцид, христиане вырезали и выжгли оставшихся язычников. В общих чертах, по-моему, так. И это только «первые шаги православия» на Руси. Такие мелочи как, то что языческой Руси навязали «чуждую» ей письменность два греческих фанатика Кирилл и Мефодий, видятся в данном контексте как «православные шалости».

А теперь немного пофантазируем и представим, чему нас могли бы учить? Например, тому, что христианство на территории современного Крыма было известно с V века. Еще мы могли бы узнать то, что 862 год, это не год «официального» начала Государства Российского, а год основания первой православной епархии на территории Северо-Запада современной России. Мы могли бы подробно изучить причины убийства Аскольда и Дира. Причины, кстати, были простыми — они были христианами, в отличие от Олега-язычника. Да, еще мы могли бы узнать, сколько христиан были принесены в жертву Перуну и Велесу. И еще мы могли бы задуматься над тем вопросом, почему летописи, прославляющие князя Олега, гордого и вольного язычника, написаны не на некоем «утерянном славянском языке», а на кириллице. Ну и о князе Владимире, его судьбе и канонизации мы бы тоже очень много узнали. Альтернативная история, скажете вы? Да нет, все тот же Карташов, очерки по истории Русской Церкви, написанные в начале XX века. И чем дальше мы пойдем по пути отечественной истории, тем больше найдем таких вот несоответствий между тем, что есть и тем, что могло бы быть.

Однако это еще не все слагаемые проблемы нашего образования вообще и христианского просвещения в частности.

Вопрос следующий, как нас учат? Учат нас по-разному. В основном преподавательский состав сегодня — это «бабушки». Именно так, это идейные преподавательницы, выросшие в условиях пионерии, комсомола и Партии. Обвинять их в этом глупо, они — дети своего времени. При этом бабушки эти могут и лояльно относится к Православию. Только в некоторых случаях преподавание основ христианской нравственности в школе является этакой «модой на православие». «А у нас это уже учат!» радостно могут сказать в какой-нибудь школе, но спроси любого: учителя, завуча, директора школы, «а что там преподают?», они вряд ли ответят. Особенно эта «мода» развита в провинции, когда все делается по принципу «по телевизору только обсуждают, а у нас это есть». При этом никто особо не задумывается, кто преподает и как.

Что же касается основной модели преподавания истории, в общем-то, это уже и не советская система потому, что про Советский Союз в сегодняшних учебниках написано ровно столько же негатива, сколько про церковь. Я бы обозначил эту систему как «новый нигилизм». И этот нигилизм успешно вколачивается в головы наших школьников. Кстати, по поводу нигилистов в учебниках истории тоже ничего хорошего не сказано.

Извечный вопрос русского народа, что делать? Переучивать учителей? В общем-то, уже поздно. Проблема в том, что молодых учителей нет. А если и появляются они в школе, то очень не надолго. Просто зарплата учителя со всеми надбавками, в Новгородской области, составляет 3000−3500 рублей, тогда как, зарплата, скажем, грузчика — 7000−8000 рублей. Почувствуйте, как говорится, разницу.

А теперь снова ударимся в мечты и представим, как нас могли бы учить? Нас могли бы учить хорошо. При этом не важно в какой системе сдачи экзаменов, в «традиционной» или ЕГЭ, да хоть путем танцев у костра. Если бы на место учителя был конкурс, если бы школьный преподаватель получал ту зарплату, которую имеет его коллега в странах Объединенной Европы, то есть 5000 евро. При такой политике в сфере образования любые образовательные реформы проходили бы «на ура». Сегодняшние реформы образования изменяют все, что угодно кроме самого главного, социального статуса учителя. Поэтому о качественном преподавании мы сможем говорить лишь тогда, когда профессия учителя станет престижной. Что для этого надо? Как уже было сказано выше — поднять зарплату учителя. Сделать так, чтобы на место школьного учителя был конкурс. Это, однако, не полностью решит проблему.

Учителей у нас готовят в вузах. А преподаватели в институтах получают немногим больше, чем школьные учителя. То есть вопрос встает о повышении престижа преподавания в вузе. Именно в этих условиях можно начинать проводить частые и жесткие государственные аттестации преподавательского состава. Просто на место не прошедших аттестацию учителей, всегда придут новые, лучшие. Сейчас же, как в той песне «аттестуй, не аттестуй, все равно получишь… все вместе и сразу». Проходит или нет учитель государственный контроль, он все равно остается в школе потому, что нет человека, который придет ему на смену.

При таком повышении статуса учителя можно говорить и об изменении образовательной программы. Сильные учителя, которые будут работать в «конкурентной среде» справятся с нагрузкой и помогут справиться ученикам. Такая реформа является, однако, проблемой Государства, но не церкви.

А что же может сделать и делает РПЦ? Как уже было сказано выше, внедряет в школы основы христианской культуры, или нравственности. И, по-моему, этого недостаточно. Почему? А представьте себе школьника, который в рамках системы «нового нигилизма» изучает историю Крещения Руси, а потом идет на урок этих самых «основ», где добрый батюшка будет рассказывать про нестяжательство и бессеребренничество. Как вы думаете, куда этот школьник пошлет этого батюшку вместе с его «основами»? Вот и я думаю, что дальше известных нам адресов.

Буквально вчера пообщался я с одним своим знакомым, который по поводу основ христианства в школе сказал следующее: «а что? Ну, учили нас, только чему? Молитвы наизусть зубрили, да ангелочков рисовали, ну и по Новому Завету „пробежались“, без особого разбора событий. То есть ЧТО тогда было, нам рассказали, а ПОЧЕМУ — нет».

Кстати, со священником, который учил моего приятеля я тоже знаком. Достойный, умный человек. Когда я спросил его о том, почему его преподавание свелось к такому примитиву, он ответил, что не мог давать детям чего-то сложного. Почему? Потому, что тогда пришлось бы превращать основы христианской культуры в основы истории церкви, в основы религиозной философии, в основы богословского анализа литературы, и еще во всякие разные «основы», а на «христианский предмет» дается только один час в неделю.

Кстати, такой, намеренно примитивный, вариант преподавания еще не самый худший, если священник — хороший преподаватель.

Преподавательских кадров в церкви сейчас не так много. А человек, который, пусть он трижды гениальный священник, но не умеет работать с детьми, может «отфутболить» детей от церкви так, что пойдут они куда-нибудь к сектантам ближе.

А решать проблему необходимо. При том решать самым кардинальным образом. Необходимо в очередной раз «переделывать историю», хотя нет, не переделывать, а восстанавливать, очищать от того нигилистически-советского бреда, который облепил эту школьную дисциплину со всех сторон. И церковь понимает в полной мере всю важность назревшей проблемы. Еще в мае прошлого года патриарх обратился к союзу писателей России с предложением создания нового учебника отечественной истории. Святейший высказал опасения по поводу того, что наши дети в процессе обучения в школе вырастают в «Иванов не помнящих родства».

Надо сказать, что учебники эти появились, но отношение к ним в образовательной среде недоверчивое, как к «истории России с религиозных позиций». Эти программы по «религиозной истории» сейчас используются в воскресных школах и богословских учебных заведениях. Отсюда можно сделать грустный вывод, церковь, несмотря на «полуподпольное» проникновение в школы, все так же отделена от образования.

Пора, наверное, начать говорить правду о православии и церкви в обычной, общеобразовательной школе. Интересен тот факт, что основы христианской культуры сегодня наиболее успешно преподаются в гимназиях, школах, которые уже не столь сильно зависят от государственного финансирования. Зарплата учителя гимназии выше, учить и учиться там престижнее, соответственно и качество преподавания там выше. При этом программы, которые успешно используют наши гимназии, в большинстве общеобразовательных школ считаются «экспериментальными». Однако процент поступивших в вузы гимназистов дает основания предположить, что эксперимент удался.

Что же касается миссии церкви в России, то я полагаю, человек, который будет знать о том, что церковь во время татаро-монгольского ига добровольно отказалась от десятины, да и сейчас её не берет, скорее пойдет в храм, нежели нынешние школьники.

Да и не о том речь, чтобы кто-то куда-то пошел. Речь идет об элементарной честности. Реализовать эту честность, можно только допустив церковь до образования. Не до школы, а именно до образования, как комплекса «человекообразующих» мер. Необходима совместная работа церкви и государства над образовательными программами, и не только по отечественной истории, а по всему спектру гуманитарных наук. Только при такой глобальной переработке информации, которую дают нашим ученикам, можно говорить о каком-то сотрудничестве церкви и государства в сфере образования. Как сказал о. Андрей (Кураев) «основы христианской культуры может преподавать и светский человек, не священник», но стоит ли говорить об отдельном преподавании некоего предмета, не вписывающегося в сегодняшнюю образовательную систему? Не лучше ли заострить вопрос на переработке системы в целом? При этом максимум, что может сделать церковь, это дать информацию, которой располагает, выступит консультантом в вопросах изменения образовательных программ. Конечно же, не нужно превращать светское образование в систему воскресных школ. Но если мы говорим о качестве материала, наших учебников, то оно явно не столь высоко. Последняя проверка Российской Академии Наук и Академии Образования показала, что из 270 новых школьных учебников положительную оценку получают только 43. И именно консультативная помощь РПЦ может способствовать повышению качества учебного материала. Государство же может изменить социальное положение и статус преподавателей в школах и вузах России.

И финальный вопрос, а зачем это надо? Ну учат сейчас детей и учат. Вроде, не дебилы из школ выходят и при такой системе образования, а православие… Ну, возмущаются церковники, так они в последнее время вообще имеют наглость по любому поводу возмущаться. Да и дали им в ряде школ преподавать «свое христианство». Однако, давайте снова вернемся к обращению патриарха, где святейший ужаснулся рядом «исторических версий», которые внедряются в школы. Одна из таких теорий состоит в том, что при захвате Гитлеровской Германией СССР русским сейчас жилось бы намного лучше. А здесь вопрос встает о том, какое поколение мы взращиваем?

Что же касается нынешнего положения с «интегрированием христианства в образовательную среду», то эффект от него недостаточный, а то и негативный.

Можно интегрировать глубже, на основе взаимодействия церкви и государства, где государство выступит инициатором качественной реформы образования, а церковь предложит информационную помощь. И снова мы приходим к принципу «государство обязывает, церковь предлагает». В общем-то, не такой уж плохой принцип, если разобраться.

Православие, как бы там ни было, и как бы к нему не относились, явилось, ни много, ни мало, «культурным стержнем» этой страны. И было этим «стержнем» на протяжении веков. В последние семьдесят лет была совсем другая идеология, советская, плохой она была или нет, так же не берусь судить, но в эти семьдесят лет роль этого «стержня» выполняла именно она.

А сейчас «стержня» нет. В принципе. Есть только аморфная масс-культура с грубым материализмом и идеалом потребителя. Так во что превратятся наши дети в рамках такой «бесстержневой» культуры? Культуры, абсолютно чуждой для этой страны. Так уж получается, что школа, это не просто место, где учатся дети, там воспитывается новое поколение, и от того, что мы воспитаем, будет зависеть то, как мы будем жить дальше, и будем ли жить вообще.

http://www.kreml.org/opinions/95 375 696


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru